WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 47 | 48 || 50 | 51 |   ...   | 193 |

Второй аспект рассмотрения национальной философии состоит в определении ее как участника межкультурных коммуникаций. Необходимость вступать в контакты с другими философскими культурами не нуждается в дополнительном обосновании. Однако здесь следует преодолеть комплекс собственной вторичности, что в качестве предпосылки имеет актуализацию духовного наследия нации в философском и, в целом, культурном опыте. Необходимо также исследовать зарубежную философию не только с точки зрения ее мыслительного содержания, но и с позиций опыта организации философской деятельности. Тем более, что в западноевропейских странах наметилась тенденция более органичного сопряжения философского знания с проблемами социального, естественнонаучного, технического развития. Анализируя процессы слияния старейшего в Германии технического университета в г. Карлсруэ (основан в 1825 г.) с Исследовательским центром Карлсруэ и их преобразование в Институт технологии г. Карлсруэ, к сфере деятельности которого относятия «системотехника и технология производства; информация, коммуникация и организация; прикладные науки о жизни; земля и окружающая среда; материя и материалы…и влияние на общество (включая взаимодействие науки с обществом)», В.С. Стпин делает вывод: «Таким образом, с одной стороны, университеты, сливаясь с чисто исследовательскими организациями, все больше приобретают вид исследовательских университетов, а с другой – усиливается их ориентация на потребности рыночной экономики в плане подготовки специалистов, а не на внутренние идеалы научного исследования» [5, с. 166].

Для нас представляет в этой связи практический интерес опыт функционирования философии как резервуара идей, методов, методик, социокультурных практик, ориентированных на позитивное развитие конкретных секторов научного исследования. Важно посмотреть на механизмы генезиса философских систем и концепций как программ социокультурного развития.

Наконец, принципиально значимым является анализ механизмов актуализации, трансляции и коммуникаций различных философских систем, их перевод на уровень индивидуального сознания – вначале интеллектуально-элитарного, а затем практического, – и, следовательно, деятельности. Подчеркнем здесь необходимость опережающего и предвосхищающего отношения философского сегмента национальной культуры как к содержанию других философий, так и к опыту приложения философии к реальной практике национального социокультурного развития.

Литература 1. Петров, М.К. Язык, знак, культура. – М., 1991.

2. O vont les valeurs Entretiens du XXI sicle. – dition UNESCO / Albin Michel. – 2004.

3. Tompson, M. Sinitier la philоsophie. – Paris, 2009.

4. Моль, А. Социодинамика культуры. – М., 1973.

5. Стпин, В.С. Рецензия на книгу: Г. Бехманн. Современное общество, общество риска, информационное общество, общество знаний // Вопросы философии. – 2010. – № 7. – С. 165–167.

МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИЙ ДИАЛОГ В ГЛОБАЛЬНОМ ОБЩЕСТВЕ С.А. Данилевич В глобализирующемся мире бытие индивида проблематизируется огромным числом разнородных влияний, претендующих на абсолютный максимализм своих значений, что зачастую ведет к кризису мировоззрения. По мнению В. Хесле, основными причинами такого мировоззренческого кризиса в современную эпоху можно считать «отрицание символов, распад коллективной памяти, представленной традициями, а также утрату веры в общее будущее, дисгармонию между описательным и нормативным образами себя, прерывность в истории, несоответствие между представлением культуры о самой себе и ее образами в других культурах, наконец, чувство неполноценности относительно более совершенной культуры» [1, с. 121]. Все перечисленное усугубляется тем негативным влиянием, которое современная технология способна оказывать на индивида. Результатом часто становится отказ от традиционных моральных ценностей, признание значимости которых определяет становление человека в качестве зрелой личности. Дополнительной проблемой для формирующейся личности стал возросший уровень организации общественного производства, когда люди уже не видят для себя главной жизненной цели в улучшении условий труда и его оплаты, препоручая организацию этой части их жизни мощным, но анонимным силам. Так, по мнению Г. Маркузе, «причина страданий, крушений надежд и бессилия индивида – высокопроизводительная и эффективно функционирующая система, которая предлагает ему лучшие условия жизни, чем когда бы то ни было» [2, с. 90]. Расплачиваться же индивиду приходится отказом от активного действия по устроению своей судьбы, так как, по меткому выражению Маркузе, «ответственность за организацию его жизни теряется в целом, в "системе", в общей сумме институтов, определяющих, удовлетворяющих и контролирующих его потребности» [2, с. 90].

В этих новых условиях стандартизации, унификации явлений и смыслов, личность, или, вернее, индивид, претендующий на это звание, сталкивается как с труднейшей задачей самоидентификации среди однообразно существующих себе подобных, так и с проблемами личностного творческого роста, утверждения себя в свободном порыве реализации своих креативных и когнитивных потенций. Сейчас появляется широкая возможность моделирования собственного бытия, его видов и концептов, что вытекает из самой организации социальной действительности в информационном обществе и обеспечивается интерактивностью и виртуальностью социального бытия. От индивида, живущего в стремительно виртуализирующемся мире, требуется осуществлять не только личный мировоззренческий выбор, но и создавать свой собственный вариант картины мира, непрестанно ее совершенствуя и преобразуя. В свете синергетической парадигмы развития науки оформляется новое видение мира в информационную эпоху. По выражению И. Пригожина, «вырисовываются контуры новой рациональности, к которой ведет идея нестабильности» [3, с. 51]. Организация порядка в беспорядочном мире оказывается во многом зависимой от человека, способного находить новые принципы организации деятельности. Развитое воображение, свобода мышления, мировоззренческая смелость и стремление к непрерывному саморазвитию становятся необходимыми качествами современного человека.

При этом немаловажное значение имеет отношение индивида к моральным ценностям – как традиционным, так и вновь созидаемым личностью в общении с другими людьми. Таким образом, в современном глобальном обществе оказывается востребованной личность, которая способна творить новую реальность и формировать систему мировоззренческих отношений к этому новому миру и другим людям – креативная личность.

Характерная для сознания человека современной эпохи «мозаичность» в понимании смысла культуры во многом обусловлена спецификой развития информационного общества.

Так, А.В. Ханкевич считает, что эта «фрагментированность обусловлена не только общепризнанной ситуацией постмодерна и попытками науки рационализировать мир, но и использованием цифровых технологий, которые работают в "разрядном" режиме и все окружающее "разбивают на единицы и нули"» [4, с. 94]. Новые технологии, развитие средств массовой коммуникации расширяют потенции современного человека, позволяя ему получать огромное количество необходимой ему информации вкупе со средствами ее обработки и практического использования. Однако это становится порой непереносимым испытанием для воли многих людей:

техника околдовывает их, лишает не только способности к критическому осмыслению получаемой информации, но и подавляет их волю, подменяя реальный мир некоей иллюзией, которая принимается с радостью. Интернет и виртуальная реальность давно уже занимают значительное место в жизни общества, определяя во многом представления о смысле бытия и предлагая определенные способы общения с другими людьми. Так в современном мире убираются границы между различными культурами, странами, способами мышления и действия. Глобальная сеть создает у человека видимость единства мира и предполагает наличие у него особого отношения к миру, которое по своей сути является отношением космополита, приветствующего плюрализм ценностей, слитых в едином информационном потоке. Это позволяет примирить экзистенциальные и аксиологические противоречия субъектов диалога и способствует развитию в человеке его собственно человеческих качеств – таких, например, как стремление к творческому осмыслению, преобразованию наличного бытия; желание взаимности в отношениях с другими людьми и реализации самой возможности живого человеческого общения с целью морального совершенствования себя и других. С другой стороны, легкость в получении информации и преобразовании виртуального мира способна затруднить как самореализацию индивида в творчестве. Помимо этого, возникает проблема определения того круга ценностей, которые наряду со значимыми потребностями индивида играют решающую роль в процессе выстраивания конструктивных ориентиров деятельности современной личности. Эти основополагающие ценности личности задаются культурной традицией, имеющей глубоко диалогическую природу. И здесь представляется актуальным подход Ю. Хабермаса, который с позиций «этики дискурса» видит перспективы поиска средства решения указанной задачи на пути диалогического взаимодействия: «Потребности интерпретируются в свете культурных ценностей; и так как последние всегда являются составной частью интерсубъективно признанной традиции, пересмотр ценностей, дающих основание для интерпретации потребностей, не может быть делом, которым монологически распоряжались бы отдельные индивиды» [5, с. 107]. Иначе говоря, для определения ценностных оснований личностного бытия насущной является необходимость вступать в мировоззренческий диалог, который представляет собой двустороннюю смысловую связь между субъектами – сторонниками различных мировоззренческих ориентаций и аксиологических предпочтений. Итогом такого диалогического взаимодействия станет синтез ценностей культурной традиции и личных склонностей субъектов диалога и появление в результате индивидуализированной интегральной системы мировоззренческих оснований деятельности современной творческой личности.

Литература 1. Хесле, В. Кризис индивидуальной и коллективной идентичности // Вопросы философии. – 1994. – № 10. – С. 112–123.

2. Маркузе, Г. Эрос и цивилизация. Одномерный человек: Исследование идеологии развитого индустриального общества. – М., 2003.

3. Пригожин, И. Философия нестабильности // Вопросы философии. – 1991. – № 6. – С. 46–52.

4. Ханкевич, А.В. Информатизация – основа социальных трансформаций // Грядущее информационное общество / А.А. Лазаревич [и др.]. – Минск, 2006. – С. 76–96.

5. Хабермас, Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие / Пер. с нем.; под ред.

Д.В. Скляднева. – СПб., 2000.

ПРОБЛЕМЫ И ПРОТИВОРЕЧИЯ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ В КОНТЕКСТЕ КУЛЬТУРНОГО РАЗНООБРАЗИЯ ГЛОБАЛИЗИРУЮЩЕГОСЯ ПРОСТРАНСТВА В.А. Самкова Современность заново определяет логику анализа исторического развития европейского общества. Характер и облик современного общества в целом формируют три важнейших процесса: инновации, модернизация и глобализация. Сегодня глобализация интерпретируется нами не только как расширение границ. Основными признаками глобализации, на наш взгляд, являются: всесторонность как «многоаспектность»; массовость или «демократичность»; планетарность – «глобальность» в собственном смысле; спонтанность или «самопроизвольность, самоорганизация»; хаотичность или «неупорядоченность интеграционных процессов, наличие в них случайных флуктуаций». Глобализация определяет факторы, критерии дисбаланса в отношениях человека с окружающей средой. В проблемном поле глобализации явно определились угрожающие тенденции неконтролируемого роста численности населения в странах периферии, что усиливает в европейском пространстве процессы миграции и эмиграции. Пределы исчерпаемости природных ресурсов и смертельная опасность гонки вооружения выявляет серьезную опасность для поступательного общественного развития и дальнейшего существования жизни вида homo-sapiens на планете, в целом. Сегодня очевидными становятся экологические проблемы, они тесно связаны с другими противоречиями планетарного масштаба. Дисбаланс в отношениях общества и природы, человека и общества, достигший предельно допустимых значений, а также фрагментарность морально этических норм и ценностей, раздробленность человечества перед лицом глобальных проблем стали очевидны для целого ряда специалистов, что позволяет нам рассматривать глобализацию в гносеологическом, аксиологическом и праксиологическом аспекте.

Глобализация характеризуется в целом не структурами, а процессами, «потоками», которые, могут изменить направление вектора развития многоликой цивилизации. Трансформационные процессы глобализации протекают в трехмерном социетальном пространстве, осями которого служат: 1) уровень человеческого потенциала обществ как макросубъектов и макроакторов саморазвития и трансформации; 2) легитимность и динамизм социально-групповой структуры, позволяющие обществам успешно реализовать свой потенциал; 3) эффективность институциональных систем, проявляющаяся в способности политических, правовых, экономических, социальных и иных институтов направлять энергию индивидов, организаций и групп в творческое социально-конструктивное русло [2, с. 84]. Соотношение положения разных обществ в трехмерном социетальном пространстве позволяет более обоснованно оценивать их динамизм, жизнеспособность и конкурентоспособность.

Pages:     | 1 |   ...   | 47 | 48 || 50 | 51 |   ...   | 193 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.