WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 193 |

В современной культуре содержательные аспекты транслируемых форм – мифологические, художественные, религиозные, философские, моральные и другие – могут не носить характер практической, тем более исторической необходимости, а быть привнесенными другой культурой, выражая устремления последней. Это получает выражение в разнообразных модусах межкультурного взаимодействия: экспансия и вытеснение в территориальном и содержательном планах одной культуры другой, ассимиляционные процессы, различные формы аккультурации. Возникают культуры кентаврического типа, т.е. почти утратившие исходные этнокультурные основания. Их место занимают цивилизационные элементы исходных культур. Они определяют как новые внутренние контексты функционирования и развития кентавр-культуры, в различной степени отвечающие ее внутренним потребностям, так и адаптивное отношение такой культуры к внешним контекстам культурно-цивилизационного развития. Выходцы из таких культур в своем большинстве практически никогда не адаптируются к принимающей культуре на уровне глубокой идентификации, даже будучи гражданами соответствующего государства. На этой почве нередко возникают бунты, в которых архетипические и сакральные формы этноса на какое-то время духовно подпитывают солидарность, в т.ч. и трайбалистского типа.

Процессы диверсификации, ведущие к устойчивым фиксированным различиям, происходят и в семиотической сфере культуры. В чем это выражается Прежде всего, в полиглотичности современной культуры, т.е. в растущем многообразии вторичных знаковых систем. Эдуардо Портелла, философ, писатель и литературный критик, профессор Федерального университета Рио-де-Жанейро пишет по этому поводу: «Уже невозможно размышлять о культуре, не принимая во внимание сложность образов и языков, с которыми сталкиваются индивиды и общество, нередко в состоянии раздражения» [2, с. 324–325].

Этот процесс происходит на фоне исчезновения естественных языков, численность которых, по оценкам ЮНЕСКО, убывает высокими темпами. Можно предположить, что уменьшение количества естественных языков в какой-то мере компенсируется за счет растущего разнообразия вторичных семиотических структур. Процессы интенсивного новообразования вторичных семиотических систем активно происходят в искусстве, в науке и других духовных формах культуры: в современном мифотворчестве, в жизнедеятельности крупных религиозных конфессий, определяющих целые культурные миры, а также в региональных, относительно замкнутых традиционных и новорелигиозных образованиях, в политике, экономике. Не являются исключением здесь и философские системы.

Богатство средств выражения неизбежно сказывается на текстообразовании. Здесь мы отмечаем две тенденции. Первая фиксирует упрощение текстовых структур. Это непременная предпосылка стандартизации и массификации культурного процесса как на уровне производства предметных форм культуры, так и в сфере их потребления. Данная тенденция отвечает основным характеристикам «демагогической доктрины» с ее критерием – «наибольшее удовлетворение наибольшего числа» потребителей, – а также «догматической доктрине» как «частному случаю предыдущей системы» [4, с. 304, 307]. Вторая тенденция фиксирует усложнение текстопостроения, что получает свое выражение в культурном синтезе, своеобразной и приблизительной аналогии междисциплинарного синтеза в области науки, включая и философию. Внутри реального многообразия текстовых структур отмечаются также диверсифицирующие процессы, в частности преобладание культуры факта и событийности над концептуальностью;

ломка строгих структур текстообразования и формирование неопределенных по структуре текстов; однонаправленная диффузии как проникновение элементов иных культур в пространство данной культуры. Таким образом, постоянно образуется новый семиотический материал для текстовой реконструкции адресатом, конкурирующим с автором.

Определяя разнообразие культур в семиотическом аспекте, обратим внимание на тенденцию умножения культурно-коммуникативных потоков. Специфической реакцией это становится осознаваемая опасность, о которой предупреждал Ю.М. Лотман, а именно: значительная часть населения, питающаяся духовной пищей со стола фабрики-кухни массовой культуры, утрачивает способность к пониманию аутентичных культур. Массовая культура стала универсальным языком общения не только деиндивидуализированных субъектов (о них писали К. Ясперс, Ю. Хабермас, Э. Фромм), но и «белых воротничков», части художественной и научной интеллигенции. В культуре такого типа они находят «отдохновение от трудов праведных».

Вместе с тем, складываются относительно замкнутые субкультурные образования, язык которых усиливает эзотеричность «посвященных».

В условиях диверсификации культурных потоков возрастает роль философскокультурологического теоретического знания как метаязыка самоописания динамики современной культуры, не позволяющего ей в сознании мыслящего индивида окончательно распасться на изолированные культурные локусы. В таком контексте объективно возрастет роль академических институтов не только как первопроходчиков в области фундаментального знания, но и как хранителей кодов, позволяющих вскрывать культурно-коммуникативные процессы, анализировать и предлагать сценарии культурно-цивилизационного развития стран и народов.

Однако разнообразие культур и полиглотические тенденции делают актуальным не только философско-культурологическое знание как теоретическую узду, удерживающую мировую культуру от фрагментационных процессов. В культуре остается пока недоступное для усилий ее разрушителей убежище: архетипические основания. Наличие общекультурных архетипов предупреждает и предохраняет общечеловеческую культуру, равно как и отдельные культуры, от разрушения и превращения, как писал О. Шпенглер, в чисто этнографический материал. Это не исключает спекулятивные трактовки и использование архетипов. В таком контексте возрастает потребность в культурных трансляциях, соответствующих «культуралистской доктрине»: представлять в трансляционном секторе «системы знаний, гуманитарную культуру в широком смысле слова», давать «хорошую выборку… более общей человеческой гуманитарной и гуманистической культуры», «социокультурную таблицу как слепок с совокупной культуры мира», «универсальную энциклопедию» как «память мира» [4, c. 312, 313, 314].

Специфическим признаком современной социокультурной динамики являются межкультурные коммуникации. По определению они в идеале должны представлять относительно равноправные отношения культур. Однако в реальном воплощении межкультурные коммуникации предстают в форме двух взаимодополняющих тенденций: 1) межкультурные коммуникации как объективный процесс; 2) межкультурные коммуникации как специально направленный процесс. Обе, как правило, подрывают этнические корни культурной идентификации и нередко приобретают формы культурной экспансии. Как отмечает Эле Бежи, тунисский писатель и ученый в области «антропологии деколонизации»: «Чем больше культуры смешиваются, тем больше они предают потребность в чистоте» [2, с. 317]. Отдельно укажем на диалог культур как продуктивную модель межкультурной коммуникации.

Национальная культура в контекстах коммуникации. В принципиальном плане диалог культур ведет к их взаимообогащению при условии, что в коммуникативный процесс вовлечены достижения культур. Однако в действительности межкультурная коммуникация как процесс взаимодействия культур представлена не только образцами. Она отражает реальные процессы, происходящие в культуре, безотносительно к их качественным параметрам. С этих позиций мы исходим, характеризуя национальную культуру, в которой отчетливо обозначают себя несколько контекстов: 1) внутренние коммуникации в пространстве национальной культуры;

2) внешние коммуникативные контексты национальной культуры; 3) взаимосвязь внутренних и внешних коммуникаций.

Внутренние коммуникации представлены как относительно самостоятельные культурные поля, пока мало между собой соприкасающиеся. В содержательном и функциональном плане важно обратить внимание на то, чт именно транслируется – с учетом того, что культурные трансляции должны воспроизводить, как писал А. Моль, «социокультурную таблицу» национальной культуры. Вместе с тем, культурная картина мира также должна найти адекватное выражение на экране национальной культуры.

Речь, разумеется, не идет лишь о развлекательной функции культуры. Напротив, в условиях инновационного развития нашей страны национальная культура, признавая самоценность любой культуры, должна ориентироваться на ретрансляцию достижений мировой культуры, ее лучших образцов во всех сферах жизнедеятельности человека. При такой организации культурных связей национальная культура, рассматриваемая во внутреннем контексте, должна актуализировать в трансляции, прежде всего, свои собственные образцы, распределенные по всем секторам культурной трансляции, в особенности СМИ. Достижения национальной культуры должны быть явлены взыскующему взору ее носителей.

Заметим, что в своих рассуждениях мы далеки от национально-радикалистских трактовок культуры: «культурный идеализм» может скрывать разрушительные идеологические намерения. «Не следует думать, что монокультурная принадлежность является достаточным залогом хорошего политического управления, – пишет Эле Бежи. Приверженность к одной традиции не защищает нас от бесхозяйственности, исключительности или несправедливости наших соотечественников. Культурного братства недостаточно для того, чтобы управлять гуманными способами согражданами. Наши культурные симпатии ни в коей мере нельзя смешивать с нашими политическими добродетелями» [2, с. 312].

Поскольку национальная культура должна сама отбирать из прошлого и настоящего мировой культуры образцы, то это предполагает принципиально иную модель организации деятельности трансляционного сектора. Он должен, по нашему мнению, придерживаться преимущественно «культуралистской» и «социодинамической» доктрин, в своей взаимодополнительной связи «превращая культуру в мощнейший фактор развития личности, общества, страны, государства, воздействуя на эволюцию культуры в соответствии с той или иной ("прогрессивной" или "консервативной") установкой» [4, с. 320]. В действительности, ситуация выглядит несколько иначе. Средства массовой информации, телевидение в частности, функционируют, в целом, по модели массовой культуры, будучи не слишком разборчивыми в транслируемой продукции. Преобладание развлекательного сектора не компенсируется доктриной реального разнообразия культурного опыта, который должен быть явлен в своих образцах, учитывая возможности трансляционной сферы.

Рассматривая взаимосвязь контекстов национально-культурных коммуникаций, мы должны признать потенциально весьма продуктивные возможности национального развития, основанного на достижениях отечественной и мировой культуры. Однако здесь легко впасть в опасное противоречие, которое резюмируем в вопросе: если мы будем ориентироваться на достижения мирового культурно-цивилизационного опыта, то не угрожает ли нам отставание по принципу апорий Зенона Может получиться так, что инновационный процесс, основанный на заимствованиях, законсервирует собственную творческую инициативу. Пока мы будем перенимать и внедрять достижения, их разработчик уйдет далеко вперед. Получится, что заимствование будет накапливать отставание.

Посмотрим на проблему с другой стороны. Дабы «Ахилл догнал черепаху», необходимо таким образом организовать коммуникативный и культуротворческий процесс, чтобы он работал на опережение относительно достигнутого. Сделать это на основе лишь внедрения в практику мировых достижений недостаточно. Необходимо формировать в пространстве своей культуры такие культуротворческие механизмы, применение которых позволило бы раскрыть продуктивные возможности достигнутого уровня как материала для разработки инновационного продукта. Отсюда объективно возрастает роль философского знания в единстве всех его элементов и функциональных сторон. В таком контексте вопрос английского философа М. Томпсона не кажется риторическим: возможно культура, как и идентичность отдельного человека, «не определяется физическими границами места обитания, но составляет часть более широкой сети» [3, с. 114]. Полагаем, что самобытная идентичность белорусской национальной культуры сохранится и укрепится, если она творчески использует возможности сети межкультурных взаимодействий.

Национальная философия как фактор развития. Национальную философию мы здесь не рассматриваем только с позиций воплощения духа нации в философской мысли. Если выступать со строго культурологических позиций, то национальная философия предстает не только как форма общественного сознания, но как сложная семиотико-семантическая, субъектная и организационно-институциональная структура. Следовательно, при таком понимании она есть специфический сегмент национальной культуры, с необходимостью репрезентирующий не только область чистой мысли, но и целостное культурное явление, коррелирующее с любой другой философской системой в ее культурологическом прочтении. Отсюда вытекают, как минимум, два следствия: 1) национальная философия должна содержать в себе сущностную функцию, структуру и содержание национальной культуры; 2) национальная философия должна демонстрировать и поддерживать сущностную функцию национальной культуры средствами самой философии. Следовательно, участвуя во внутреннем культурно-коммуникативном процессе в аспекте указанной сущностной функции, философия раскрывает свои мировоззренческие, дескриптивные, аналитико-синтезирующие, проективные и прогностические возможности.

Отдельно выделим методологические ресурсы философского знания. Ими определяется актуальное призвание философии в национальном культурно-цивилизационном контексте: выступать метапредметным и методологическим фактором инновационного развития. Такой статус философия обретет только при условии, если она сама заявит о своих возможностях, сама станет феноменом, точнее, явлением общественного сознания, сама сделает себя культурным достоянием нации. Придерживаясь такой ориентации, национальная философия будет функционировать как активный фактор цивилизационного развития с явно выраженным инновационным вектором.

Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 193 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.