WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 181 | 182 || 184 | 185 |   ...   | 193 |

Человеком сделано множество вещей, но не все вещи неприродного происхождения могут огулом зачисляться в круг художественного. (Впрочем, эстетика постмодернизма считает возможным определять тот или иной объект или явление – «артефакт» – как художественный не в зависимости от качеств или свойств указанного объекта, а исходя из отношения людей, которые могут «считать» этот объект художественным. Так, бормашина, унитаз, чучела птиц, дизайнерские обработки тех или иных реальных вещей с точки зрения эстетики постмодернизма вполне могут выступать в качестве художественных объектов).

Первым, первородным и самым органичным признаком художественного является образность. Что такое художественный образ Этот непростой вопрос мы будем рассматривать специально, и в отношении к искусству (где, как мы бы сказали по-новому, виртуальное бытие художественных образов определяет само бытие искусства).

Художественная образность, в первом приближении, выступает первичным обоснованием существования художественного начала в обществе, вообще в человеческой жизни. Ведь художественное отношение, т.е. специфическое отношение человека, выделяющее художественную ценность в процессе жизнедеятельности и способствующее ее реализации, строится на исходной основе образности.

Важно изначально отличать художественный образ как от образа, связанного с реальностью, так и от образа, связанного с мистическим представлением о состоянии мира. В первом случае напрашивается параллель с употребляемым в психологии понятии «образ», который, как правило, фиксирует адекватность человеческого поведения и так или иначе связан с реальностью и исходит из реальности.

Во втором случае тоже ясно, что религиозные представления, хотя и содержат в себе мощный эмоциональный концентрат, не могут считаться художественными образами. Ибо образы Иисуса, Богоматери являются сакрально-хрестоматийными, и искажение их во все времена считалось святотатством.

Художественная образность возникает в результате выражения творческого ощущения художника (или просто человека), ощущения, где реальные истоки вещей и явлений сопрягаются с фантазийным, воображательным началом.

Человек, художественно ориентированный на восприятие мира, видит в самых простых вещах художественно обобщенный образ. Так облака при взгляде на небо могут интерпретироваться как стайка голубей, разлетающихся в разные стороны при порывах ветра, или череда верблюдов, бредущих по пустыне. Причем вот это художественно-образное обобщение (стайка птиц, череда верблюдов) возникает, сопровождаясь ассоциацией (эмоционально-абстрактным сопоставлением с другим, похожим состоянием человеческого бытия), сопоставлением – сравнением в создании и душе других сходных явлений.

Воздух неба предрассветного прошит обрывающейся ниткой журавлей.

(Н. Матвеева) Да и когда начинается внесение художественного начала в самых простейших ситуациях. Как утверждает один из крупнейших знатоков детского творчества Корней Чуковский, дети с раннего возраста ощущают ритм (одно из могучих средств выявления художественности), и исходя из движения, игры, которая всегда диктует те или иные ритмические формы, сохраняет ритмическую основу стихосложения, нередко деформируя структуру и окончания слов:

Джойка Джойка, ты малыш Ты гоняешь кот и мышь… (К. Чуковский) Реклама, которая, как правило, «гонится» за выразительностью формы, склонна переводить ее в «художественный» регистр. Отсюда и появление арий-песен с использованием известной музыки, что, несомненно, усиливает воздействие на потребителя.

Таким образом, мы видим, что художественность выступает прежде всего как определенная мера органичного выражения образности. Образность является как бы предварительным условием, на котором строится грандиозное здание художественной культуры общества. Художественная культура является частью культуры общества вообще и очень своеобразной его частью. Она где-то пересекается с эстетической культурой общества, а где-то какими-то своими частями «вываливается» далеко за ее сферу. Структура художественной культуры достаточно объемна и многоступенчата, если определять ее основные звенья.

Но вернемся к интересующей нас проблеме художественности. Образность – это альфа и омега художественности, но уровень художественности зависит (и это особенно наглядно проявляется в искусстве, в частности, в отдельно взятых произведениях искусства) от духовной наполненности образа, от зависимости их духовно-социального содержания, органики их существования в данном произведении искусства, от качественного совершенства эстетической ценности, которая пронизывает образную структуру произведения и особенно проявляется в выразительности его формы. Это основные, магистральные пути понимания художественности, связанные с образностью. Хотя художественное всегда проявляется панорамно. Образность, как выясняется, может сопрягаться с ассоциативностью, вырастать из ассоциативности.

Болгарский академик М. Арнаудов утверждает, что чем больше ассоциаций вызывает художественное выражение, тем более оно художественно (М. Арнаудов, 1970). Это положение легко проверить. Вот, скажем, перед нами «Троица» великого русского художника А. Рублева.

Ее можно интерпретировать и в качестве наличия трех наивысших святынь христианства: Боготец, Бог-сын, Бог-дух святой. А можно и в строгом соответствии с Библией: перед нами три ангела, посланные инспектировать небезызвестные города Содом и Гоморру. А еще можно и совершенно в светском ключе: вот перед нами три путника, уставшие во время путешествия и решившие остановиться на время подкрепиться, передохнуть. Один из них, пожилой уже человек, говорит о чем-то важном, двое других – мужчине во цвете лет и совсем еще юноша – наклонив к нему голову, согласно кивают. И общая атмосфера согласия, дружества, любви, кажется, пронизывает все пространство.

Ассоциативное мышление может привести и к потрясающему художественному результату, даже если опирается на простые, обыденные вещи.

Когда б вы знали / Из какого сора, Растут стихи, / Не ведая стыда… (А. Ахматова) В приобретении художественного качества произведением искусства определенную роль может сыграть мера художественной условности, которой оно (это художественное произведение) обладает. Пути создания произведения искусства (как мы ужу знаем из строк А. Ахматовой) могут быть различными. С древнейших (вернее – древнегреческих времен) существует философско-эстетическая доктрина мимезиса (подражания). Согласно ей, художник творит произведение искусства, подражая природе. У древних греков (особенно в пифагорейской школе, которая требовала выражения любой деятельности в числовых измерениях), в разных видах искусства были разработаны возможные модели подражания, которые считались главными правилами по созданию искусства и в оценке его в дальнейшем.

В эпоху Возрождения, которая в целом ориентировалась на древнегреческую античность, эти идеи были наполнены новым содержанием. Недаром великий Леонардо да Винчи определял художественное творчество как «виртуозное подражание природе». Однако современная теория эстетики вовсе не утверждает, что доктрина мимезиса (кстати, ее вариацией выступила в ХХ веке ленинская теория отражения) – единственный способ создания произведений искусства. Искусство слишком разнообразно и многолико как про своему содержанию, так и по способам своего сотворения. Вместе с тем, доктрина мимезиса ставит для современной теории эстетики важный вопрос: насколько подражание (отражение) совмещается с проблемой художественности. Концентрированно краткий ответ на проблемный вопрос теперь, по истечении ХХ века, вероятно, прозвучит так: совмещается, но главным образом в ареале изобразительного искусства. В изобразительности, как принципе, концентрируется достаточное количество эстетических ценностей. Их появление в искусстве во многом обусловлено наличием эстетических качеств в аналогах реальных предметов и явлений, на которые ориентируется художник; эти ценности претворяются в художественные согласно видовым и жанровым закономерностям искусства.

Существуют и определенные закономерности, проявляющие в процессе художественного восприятия произведений изобразительного искусства.

Изобразительность, как принцип, проявляется в акцентированном внимании к художественной форме в произведениях искусства. Форма, как правило, в произведениях изоискусства эстетически насыщена, активна. При этом влияние античности и Возрождения до сих пор сказывается на системе построения художественных образов в изобразительных искусствах; они строятся, главным образом, по классическим канонам. Оттого и мера художественной условности в типичном произведении изоискусства наглядна, измерима и минимальна. Выдающиеся художники ХХ века – П. Пикассо, С. Дали – стремились увеличить поле художественной условности за счет внесения элементов выразительности.

Художественная условность ныне осмысливается современной эстетикой как один из стержневых «столпов» художественности. В некоторых видах и жанрах искусства художественная условность изначально выходит на первый план: скажем, в музыкальном театре, или в романах, которые у нас по традиции именуются научной фантастикой (или на Западе – «fantasy»). Скажем, когда мы следим за борьбой добра и зла, проступающей сквозь борения Одетты и Одиллии в великом балете П.И. Чайковского «Лебединое озеро» или на приключениями Гарри Поттера и его друзей в сверхпопулярном ныне в мире цикле романов, а теперь уже и кинофильмов, собирающих по всему миру миллионные аудитории, – там художественная условность изначально предполагается; отталкиваясь от нее и строится вся образная система.

Но нужно заметить, что и когда произведение строится на сугубо реалистических «рельсах», то и тогда в нем обязательно присутствует определенная мера художественной условности, потому что именно художественная условность как бы очерчивает круг действия, в котором происходят все события в данном художественном произведении (и они, эти события, суверенны, имеют свою логику и обладают определенным характером развития; как и каждый образ имеет определенную логику развития в этом искусственно сформированном художником мире).

В.И. Немирович-Данченко, один из создателей МХАТа, реформатор русского и мирового театра, утверждал, что для создания искусства двум актерам достаточно иметь занавес и коврик, на котором они могут разыгрывать театральное действо. Таким образом, художественная условность выступает как пограничная полоса, отделяющая реальный мир от мира «второй реальности» (виртуальной реальности сказали бы ныне любители Интернета), созданного художником. И ее характер, органика ее строения во многом «задает» всю систему образного взаимодействия в произведении искусства, понижая или повышая степень его художественности.

Степень художественности, в конечном итоге, зависит от степени концентрации художественной ценности в том или ином произведении искусства. Художественная ценность как бы аккумулирует в себе все сотворенное художником в его создании – органичность и достоверность образов, ассоциативность, метафоричность, духовную (и социальную) наполненность содержания, уровень эстетического идеала (и эстетического вкуса), и эстетико-художественную выразительность формы.

Проблема выразительности (или выражения) в конце ХХ века стала все больше привлекать внимание теоретиков эстетики. Разумеется, выразительное начало в искусстве более всего касается формы. Именно через форму оно становится объектом художественного восприятия, именно через форму первоначально проявляется содержательная и структурная сторона художественного произведения. Сложнее понять то, что выразительность, как одно из основополагающих качеств, определяющих художественность, коренится не только в формальной структуре произведения, относится не только к форме.

Великий итальянский эстетик Бенедетто Кроче осознал этот факт еще в начале ХХ века.

В своей книге «Эстетика как наука о выражении и как общая лингвистика» он исходил из того, что сущностью эстетического является «экспрессия», которая обязательно выявляется в «выражении» (разумеется, по мысли итальянского эстетика, экспрессивное выражение наполняет собой искусство, по разному проявляясь в конкретных художественных произведениях). Показательно, что понятие «выражение» трактуется Б. Круче не только в отношении формы (что бросается в глаза и мало подготовленному в эстетико-художественном плане реципиенту искусства). В последствии, в зрелый период своего творчества, Б. Кроче вырабатывает понятие «выразительности» (которое «схватывает» и соединяет воедино и содержательные компоненты и компоненты, принадлежащие форме художественного произведения), и которое практически выступает синонимом понятию «эстетическое» (поскольку в концепции Б. Кроче «эстетическое», как и в концептуальных построениях И. Канта и Г.В.Ф. Гегеля, рассматривалось только в рамках искусства, то практически оно равнозначно понятию «художественное»).

Выражение или выразительность во многом определяют уровень художественности, особенно если трактовать его не как внешнюю структуру, которая может иметь отношения к форме художественного произведения, а как внутреннее качество, эстетическое в своей основе.

Древние греки под словом «эйдос» понимали образ, понятие, идею, как бы сливающиеся в одно целое и идущие изнутри, раскрывающие сущность явления.

Возвращаясь к проблеме выражения в ареале художественного, можно сослаться на мнение известного русского писателя А.И. Куприна, который отмечал, что более художественное выражение «забирает» в себя больше человеческого настроения. Это глубокое и верное положение раскрывает самую природу искусства: поскольку в его содержание в целостном виде, в синтетическом переплетении рационального и эмоционального проявляются «сверхсмыслы» человеческого бытия, поскольку оно предполагает и адекватную реакцию реципиента (читателя, зрителя, слушателя) искусства.

Здесь в высказывании известного русского писателя «схвачены» два полюса художественного, во многом определяющие его качественную наполненность: художественное творчество (производство, сотворение художественных ценностей в конкретном произведении искусства) и художественное восприятие (в идеале: адекватно соответствующее сотворенному), в процессе которого проявляются (выявляются) ценностные свойства художественного произведения.

В самом деле, возьмем одно из знаменитых стихотворений Александра Блока, написанного поэтом в августе 1905 года.

Девушка пела в церковном хоре О всех усталых в чужом краю, О всех кораблях, ушедших в море, О всех, забывших радость свою.

Pages:     | 1 |   ...   | 181 | 182 || 184 | 185 |   ...   | 193 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.