WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 148 | 149 || 151 | 152 |   ...   | 193 |

Относительно понятий добра и зла Лосский утверждает, что «понять, что такое зло, можно не иначе, как в соотношении с добром», так как эти понятия являются противоположными друг другу. Кроме того, эти понятия являются основными, то есть «определение этих понятий через указание на ближайший род и видовой признак невозможно» [1, с. 344]. Поэтому здесь философ прибегает к интуитивному определению. Именно на основе прямого усмотрения, согласно Лосскому, мы определяем, что такое добро, почему одно заслуживает одобрения, а другое – порицания. Абсолютным Добром Лосский признает Бога как абсолютную полноту бытия, как саму истину, жизнь и нравственное добро.

Человек в философии Лосского – субстанциональный деятель, самоценный по своему происхождению и призванный к трансформации своей абсолютной самоценности из потенциального в актуализированное состояние путем свободного выбора добра. Или, говоря теологическим языком, призванный к обожению.

Злом признается все то, «что служит препятствием к достижению абсолютной полноты бытия» [1, с. 346]. Зло «существует только в тварном мире и то не в первозданной сущности его, а первоначально, как свободный акт воли субстанциональных деятелей, и производно, как следствие этого акта». Более того, никакое зло не может существовать, если в нем не обнаруживается какая-либо частичка добра – как именно это понимать, будет указано ниже. Таким образом, метафизического зла, согласно Лосскому, не существует.

Зло бывает различных видов. Первейший и коренной вид зла – зло нравственное. Но также существуют: зло физическое, «зло душевной жизни», социальное, «сатанинское», и в каждой ступени бытия, «творимого мировыми деятелями, возможны своеобразные виды зла» [1, с. 347].

Ограниченность тварных существ также не является злом. Никакое из существ единолично не может осуществить абсолютную полноту бытия. Из этого, однако, не следует, что достижение абсолютного бытия вовсе невозможно. Таким образом, человек призывается к своей главной задаче –выйти из одиночной тюрьмы и преодолеть свою ограниченность путем дополнения своего бытия бытием других существ. Сделать это необходимо как теоретически – путем непосредственного созерцания чужого бытия, так и практически – «путем любви, симпатии, непосредственного соучастия в чужой жизни» [1, с. 347].

Но что происходит, когда силы любви замыкаются исключительно на своей личности Это Лосский и имел в виду, когда говорил, что никакое зло не мыслимо без частицы добра.

«Зло никогда не бывает абсолютным: в нем всегда есть какой-либо аспект добра, и в следствиях его также всегда рано или поздно появляется какое-либо добро» [1, с. 351]. Благое по своему виду устремление к любви оборачивается злом, когда употребляется на благо лишь себе. Такое пагубное устремление является основным источником всего несовершенства в мире, «все остальные виды зла, все несовершенства в мире суть следствие этого основного нравственного зла себялюбия, эгоизма». Такой выбор вполне свободен для человека, поэтому и винить в последствиях выбора никого, кроме самого человека, не доводится. Следствием такого выбора, согласно Лосскому, является недостаток «единодушия между нами и окружающей природою», ввиду чего «тело наше уязвимо самыми разнообразными способами – ушибы, раны, солнечный удар, простуда, паразиты...» [1, с. 355]. Финалом такого разногласия является смерть, которая также является следствием противоречия природы и субстанциональных объектов.

Человек же призван к образованию единого синергетического тела или, другими словами, сожительства, в котором каждая личность дополняет другую путем взаимопомощи и любви.

Следствием искажения такого порядка является социальное зло, когда одни субъекты стремятся к угнетению, эксплуатации и порабощению других. Появляются сословия, классы, и эксплуатация становится практически неизбежной. Если рассматривать эту проблему в более крупном масштабе, то тут мы заметим те же проблемы на уровне государств, одни из которых будут стремиться к порабощению более слабых путем экономических, политических и иных форм воздействия – вплоть до физического уничтожения. Согласно Лосскому, во всех подобных притеснениях нужно винить только эгоистические побуждения, ведь за всеми войнами чаще всего стоят именно они. Где-то такие побуждения наблюдаются на уровне всего народа, но чаще всего войны становятся выражением эгоистических побуждений отдельных правящих личностей.

В то же время Лосский говорит, что зло «не может быть устранено никакими изменениями общественного строя» [1, с. 358]. Отсюда, однако, не следует, что не стоит бороться с социальными неустройствами, так как такие неустройства, скорее всего, породят новые проявления зла. При этом всегда нужно помнить, что корень всех неустройств лежит в нравственной сфере, в сфере личностной.

Лосский идет еще дальше в своих метафизических построениях и объявляет, что «все стихийные катастрофы, все взаимные стеснения в природе, вся жестокая борьба за существование есть прямое выражение себялюбия деятелей, из которых состоит природа» [1, с. 359]. Происходит это как прямое выражение себялюбия деятелей, из которых состоит природа. Такое положение можно понять исходя из предпосылок всей философии Лосского, но довольно сложно принять, следуя человеческой логике.

Можно подумать, что все зло происходит из-за свободы человеческого выбора. Однако это не так. Если отнять свободу, то становится невозможным и абсолютное добро, так как добро состоит в индивидуальном творчестве и бескорыстной любви, которые становятся бессмысленными без свободного выбора. Человек в таком случае превращается в «автомат добра».

«Только там, где есть подвиг и свободное индивидуальное самостоятельное творчество, можно говорить об осуществлении... абсолютного добра» [1, с. 360].

Из всего сказанного выше можно сделать следующие выводы:

– зло не является метафизической величиной;

– зло является следствием свободного выбора субъективного деятеля, то есть, в первую очередь, человека;

– основной причиной любого зла является зло нравственное;

– корень нравственного зла лежит в эгоизме.

Литература 1. Лосский, Н.О. Бог и мировое зло / сост. А.П. Потапов, П.В. Алексеев, А.А. Яковлев. – М., 1994.

2. Лосский, Н.О. Ценность и бытие // PSYLIB – Библиотека Фонда содействия развитию психической культуры [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.psylib.ukrweb.net/ books/ lossn01/ txt02.htm. – Дата доступа: 26.12.2010.

ЭТИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ В ТРУДАХ А. БУКЕЙХАНОВА И М. ШОКАЯ М.С. Жетписбаева Сегодня мы заново переживаем, духовно осваиваем свою собственную историю, постигая нравственную правду истории, нельзя отказываться от исторической правды нравственности. Это значит, что в прошлом надо видеть и хорошее и плохое, а самое главное – надо видеть их органическую и нерасторжимую связь. Поэтому, прежде, чем мы начнем исследование феномена «этического» в научных трудах А. Букейханова и М. Шокая, процитируем замечательные слова Н. Мартыненко из книги «Алаш-Орда» об искреннем восхищении ученым перед философской глубиной рассуждений видных общественных деятелей казахского народа.

Н. Мартыненко совершенно справедливо отмечает, что «…нам еще предстоит вернуть многие незаслуженно забытые имена, сделать достоянием нынешнего и будущих поколений их бесценное творческое и научное наследие. В любой, самой абсурдной идее можно найти рациональное зерно. Неумение же прислушаться к разумному мнению людей мыслящих, умудренных знанием и опытом, способных предвидеть будущее – бич прогресса, симптом страшной болезни эпохи, залог беспросветного будущего» [1].

Осмысление же историко-культурных корней, осознание связи с прошлым рождает потребность в изучении жизни и судьбы, творческого наследия выдающихся представителей духовной мысли Казахстана, являющихся выразителями основных противоречий определенных эпох, олицетворение того или иного времени мировоззренческих ценностей. Духовное наследие выдающихся деятелей культуры – это квинтэссенция ценностных ориентиров, которые позволят нам войти в мировое сообщество народов, в общечеловеческое цивилизационное пространство. Одними из первых в ряду выдающихся представителей духовной мысли Казахстана являлись А. Букейханов и М. Шокай, которые были искренне озабочены судьбой своего народа.

Казахской интеллигенции была предуготовлена борьба за смысл прогрессивного обновления существующего строя или за его замену, в условиях консерватизма, неравенства и жестокой эксплуатации человека человеком. Коллизия заключалась в том, что иждивенческая позиция богатых и их неопровержимое слово втягивало большую часть населения в невежество, забитость, где процветали междоусобицы, взяточничество и воровство. Такое состояние приводило к падению экономики и привело к безнравственности, где материальные ценности стояли выше человеческой жизни. Мир преходящ, но неизменными остаются духовные ценности.

Поэтому в начале XX века данная проблема остро стояла и перед казахскими мыслителями А. Букейхановым и М. Шокаем, для которых новая социально-философская интерпретация общества выражалась в том, что в их концепциях самая общая историческая перспектива формулировалась в ценностных понятиях и терминах этики. Ведь, как отмечает А. Гусейнов:

«Этический характер рассуждений, соотнесенность в них общественных перспектив и критериев с непреходящими общечеловеческими моральными ценностями замечательны тем, что нацеливают на постоянное – общественное и индивидуальное – самосовершенствование, не позволяют абсолютизировать какое бы то ни было относительное состояние, а также дают возможность каждому индивиду самому, без каких бы то ни было посредников выносить ценностные суждения» [2].

Нам известен тот факт, что наиболее выдающиеся деятели партии «Алаш», автономного правительства «Алашорда» А. Букейханов и организатор Туркестанской автономии М. Шокай относятся к тем, которые разрабатывали концептуальные вопросы движения за национальную независимость своего народа. Их творчество и отличает то, что каждые их печатные или обращенные к публике слова были выверенными, были основанными на неопровержимых фактах, на анализе сложившихся обстоятельств.

Одной из важнейших задач, поставленных перед А. Букейхановым и его сподвижников – это сохранение самобытной культуры казахов, развитие национального языка и литературы.

А. Букейханов стремился к сохранению независимости своего народа, как единой нации, и, наконец, восстановлению его национальной государственности, утраченной в результате проводимой Российской империей колониальной политики в течение ХVIII-ХIХ в.в.

В частности, в газете «Казах» за 1913 г. А. Букейханов отмечает: «Веками казахский народ занимал свою территорию и жил своей жизнью, но сейчас степь задыхается от наплыва переселенцев. Каким будет наше будущее История учит нас, что когда пришлые в культурном отношении превосходят коренное население, происходит поглощение последних. Чтобы сохранить нашу автономию, мы должны изо всех сил бороться за развитие образования и культуры.

Мы должны, таким образом, развивать национальную литературу и язык. Мы никогда не должны забывать, что только народ, который сумел создать свою литературу на родном языке, имеет право на независимое существование...» [3].

Вышесказнное подтверждает З. Сарсенбаева: «Национально-этнические ценности выступают интегрирующим началом, выражением национальной идентичности и самобытности, выражением воли и свободного выбора этноса. Национальные ценности ценны не только потому, что они значимы для нации, способствуя ее объединению, а потому, что в них встречается общечеловеческое с национальным и снимается их противостояние» [4, с. 94].

Как и А. Букейханов, М. Шокай считал объективность не только принципом научного исследования только познавательной деятельности, но и всей общественно-политической деятельности, в особенности поступков тех, кто возглавляет социально-политические движения.

Объективность есть не только верность в воспроизведении объекта познания, каков он есть в себе и для себя, но и есть этическое условие всякой деятельности человека, в особенности публичной деятельности В последней она выступает как нравственный долг человека перед людьми, долг верности истине при всех условиях.

В литературе советского времени мы часто встречаемся с несправедливостью и в настоящее время наш главный моральный долг – это восстановить справедливость для будущих поколений казахстанцев. В этом смыле мораль предстает перед нами как некая основа духовности всей нашей культуры. «В регионе Центральной Азии трудно назвать имя человека, который совмещал бы в себе высокий профессионализм юриста, журналиста, политического деятеля и политолога, сопоставимое с Мустафой Чокаем, сумевшим не только развить теорию и практику национально-освободительного движения, у истоков которой стояли Алихан Букейхан, Ахмет Байтурсын, Миржакып Дулат, Мухамеджан Тынышпай, но и внести своими трудами весомый вклад в мировое демократическое движение». «Российские авторы также заявляют, что "в советской России Мустафа Чокаев был объявлен врагом народа‘, а после распада СССР Чокаев по инициативе правящих этноэлит был выдвинут на роль национального символа в Казахстане, где о нем стали писать с учетом новых политических реалий"» [5, с. 41].

Учитывая вышесказанное, можно сделать вывод о том, что ценность свободы – одна из главных жизненных ценностей. Жизненная потому, что свобода ни из чего не выводится и ни к чему не сводится. Она – изначальная черта, стержень жизни и может быть определена как естественное, врожденное свойство человека и одновременно его универсальная возможность. Это возможность быть, действовать, творить, совершенствоваться. Возможности свободы универсальны. Главное, что она в состоянии быть основой человеческих ценностей, способом и стимулом их обретения и созидания. Это делает ее особенно важной, корневой ценностью гуманизма. Свобода спонтанна, потенциально неограниченна и бесконечна. Она всегда динамична и векторна, т.е. это всегда свобода в чем-то, свобода от чего-то, свобода для чего-то.

Свободу как ценность обрести далеко не просто. Тут нужны борьба и восхождение, что четко прослеживатся в научных трудах и идеологии А. Букейханова и М. Шокая, так как по их мнению жить в обществе, огороженном колючей проволокой и тотальной слежки, физического и морального террора власти по отношению к личности, и сознавать это – значит либо жертвовать своим достоинством, либо бороться за него.

Переживание, понимание и оценка свободы индивидом, выросшим в условиях демократии, принципиально отличается от отношения к свободе человека-конформиста, привыкшего к условиям выживания в авторитарном или тоталитарном обществе. Там, где свобода заневолена столетиями унижений, она проявляется в массе глухим ропотом.

Pages:     | 1 |   ...   | 148 | 149 || 151 | 152 |   ...   | 193 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.