WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 146 | 147 || 149 | 150 |   ...   | 193 |

формирование социальных движений, направленных на защиту прав и свобод различных категорий граждан; появление биомедицинских технологий, поставивших вопрос о границах человеческого существования. Выделенные предпосылки в совокупности проблематизировали неопределенность сущности человека и неустойчивость его природы, что проявилось в появлении биоэтики, предназначение которой с самого начала усматривалось в защите прав и достоинства человека.

Принципиальным является то, что все эти предпосылки именно в совокупности вызвали появление биоэтики как прикладной этики. Невозможно однозначно утверждать, что в большей, а что в меньшей степени спровоцировало появление биоэтики, так как действие всех этих факторов очень тесно переплетено. Задача биоэтики изначально заключалась в защите индивидуальности как целостности, а сама биоэтика возникла как форма защиты индивидуальности [2;

3], хотя в самом биоэтическом дискурсе это в те годы и не осознавалось.

Среди причин появления биоэтики не последнюю роль сыграли процессы глобализации, которые в XX в. стремительно нарастали, охватили весь мир и все стороны жизни общества (политическую, экономическую, социальную). Как объективный процесс глобализация представляет собой интеграцию этносов, обществ, государств, культур и цивилизаций [4, с. 3]. В идеале процессы интеграции, глобализации предполагают равноправный диалог между культурами, в действительности, наблюдается перекос к монологу: навязывание западных ценностей традиционным культурам (вестернизация культуры), либо вообще навязывание ценностей одной культуры всему миру (американизация культуры) [5, с. 16], что ведет к конфликту ценностей и проблематизирует формирование культурной идентичности.

Разрушению традиционных норм и ценностей, которые гарантировали человеку стабильность существования, способствовало также формирование и распространение массовой культуры (которая в свою очередь возникла вследствие широкого распространения информационных технологий).

В первой половине XX в. уже вполне «осязаемыми контурами глобального мира, его лицом стали организации, структуры и события» [6, с. 215], важнейшими среди которых, А.Н. Чумаков считает такие, как становление мировой экономики, появление первых международных организаций, развязывание Первой мировой войны, образование Лиги Наций, беспрецедентная битва народов во Второй мировой войне, появление ядерного оружия, создание Организации Объединенных Наций и др. При этом он отмечает, что первым опытом глобального сотрудничества в сфере правового регулирования международных отношений стал Нюрнбергский процесс [6, с. 243]. Подчеркнем, что это имело большое значение для формирования принципов и правил биоэтики. В результате рассмотрения на процессе «дела врачей» впервые в истории проведения медико-биологических экспериментов были сформулированы правила их проведения и принят международный документ «Нюрнбергский кодекс», который по праву можно назвать первым биоэтическим документом, хотя биоэтика как таковая еще не существовала.

Процессы глобализации отчасти повлияли на кризис этики в середине XX в. С одной стороны, он был связан с тем, что философская этика (как метаэтика) перестала восприниматься как учение, обращенное к человеческой практике, вследствие того, что разрабатываемые ею теоретические понятия морали были настолько абстрактными, что трудно было применить их к реальным ситуациям. С другой стороны, оказалось, что нет и целостности в этой этике, «что "этик" в современном мире слишком много» [7, c. 103]. Притом речь идет не о множественности мнений, а о множественности философских оснований. Данный процесс Т.Х. Энгельгардом был назван революцией в этике 1960-х, которая в свою очередь, и «породила биоэтику 1970-х» [8, р. 13].

В развивающихся странах биоэтика стоит перед многими дилеммами, вызванными в частности тем, что международные правила медицинской этики противоречат обычаям и менталитету местного населения. Например, конфиденциальность в ее традиционном понимании в западной культуре, и так как она закреплена в международных документах, не действует в Африке в тех племенах, где люди под страхом обвинения в колдовстве не держат ничего в тайне.

Поэтому сегодня в биоэтике наблюдаются противоположные тенденции: развиваются национальные биоэтики и одновременно стоит задача создания единой глобальной биоэтики. Насущная потребность создания глобальной биоэтики выросла из необходимости преодоления негативных последствий «глобализации», в частности преодоления биоэтического империализма [8, р. 12], или говоря другими словами, преодоления культурного экспорта западной биоэтики.

Следует отметить, что согласие, единство в решении проблем биоэтики иллюзорно не только для всего мира, но и для Европы. Так, есть существенное различие, продиктованное культурным контекстом, в сообщении правды в северной и южной Европе. Даже принятие международных соглашений не преодолевает разрыв в понимании многих проблем биоэтики.

Например, Конвенция Совета Европы (принятая в 1996 г. Комитетом министров Совета Европы) – очень важный документ, отражающий борьбу за общую европейскую биоэтику, которая предназначена, чтобы формировать защиту против угрозы правам и достоинству человека. Но в этом документе есть важный недостаток – провозглашая ценность и защиту достоинства и индивидуальной целостности человека, он не дает определения понятиям «человек» и «индивидуальность». Как следствие этого, в европейской биоэтике нет единства по многим вопросам, особенно по тем, которые зависят от определения морального статуса эмбриона.

Перед глобальной биоэтикой стоит задача достижения согласия и единства в решении проблем биоэтики, но в условиях плюрализма этик (и часто даже диаметральности их оснований) эта задача, к сожалению, оказалась пока еще невыполнимой.

Литература 1. Тищенко, П.Д. Био-власть в эпоху биотехнологий. – М., 2001.

2. Мещерякова, Т.В. Биоэтика как форма защиты индивидуальности в современной культуре // Высшее образование в России. – 2009. – № 10.

3. Мещерякова, Т.В. Проблема индивидуальности в биоэтике // Системы и модели: границы интерпретаций: сборник трудов Всероссийской научной конференции с международным участием (Москва – Томск, 5–7 ноября 2008 г.). – Томск, 2008.

4. Культура на рубеже XX–XXI веков: глобализационные процессы. – М., 2005.

5. Хренов, Н.А. Глобализация в истории становления идеологии модерна // Культура на рубеже XX–XXI веков: глобализационные процессы. – М., 2005.

6. Чумаков, А.Н. Глобализация: контуры целостного мира. – М., 2005.

7. Тищенко, П.Д. Угроза множественности и идея гуманитарной экспертизы // Биоэтика и гуманитарная экспертиза. – М., 2008. – Вып. 2.

8. Engelhardt, T.H., Jr. Global Bioethics: An Introduction to The Collapse of Consensus // Global Bioethics:

The Collapse of Consensus. – Houston, 2006.

ЗНАЧЕНИЕ ЭТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ КАК РУКОВОДСТВА В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВРАЧА Л.И. Лукьянова Проблема значения этической философии как руководства в профессиональной деятельности врача хорошо исследована и, в сущности, не нова. Начиная со времен Гиппократа, сформулировавшего этический кодекс поведения врача в обществе, уже можно говорить о рождении профессиональной врачебной этики и формировании философского подхода к лечению болезней человека.

Заостряя внимание на вопросах хрестоматийных, хочется подчеркнуть, в общем-то, очевидную мысль о необходимости повышения роли нравственного элемента в осознании процессов, происходящих в обществе в целом и медицине, в частности.

В этой связи отметим, по крайней мере, два обстоятельства, свидетельствующие об особой актуальности роли этической философии в профессиональной деятельности любого специалиста, и врача, в особенности. Прежде всего, обратимся к примеру из медицины современной России. В апреле 2010 года министр здравоохранения России Т. Голикова сообщила СМИ о создании Фонда здоровья для неработающих пенсионеров. Согласно положению, каждый год государство будет перечислять в этот фонд одну тысячу рублей (100 тысяч белорусских рублей) на каждого пенсионера в том случае, если пожилой человек посещает данную поликлинику, и тогда это медицинское учреждение получит за него эти деньги. В случае отказа от посещения поликлиники, деньги будут прибавлять к пенсии пенсионера. При этом, Т. Голикова особо подчеркнула, что эти деньги не являются платой за медицинские услуги, которые представляет поликлиника. Эти деньги – своеобразная «премия за доброжелательность». Человек, выбравший данное медучреждение, таким образом, показывает, что доверяет медикам, качеству их работы с пациентами, но главное – чему он доверяет – хорошему обращению с пациентами [1, с. 2]. Как видим, сегодня такт, вежливость, уважение личности пациента и тому подобные ненужные с позиций доктора «сентименты» уходят на периферию медицинской профессии. А ведь эти качества – элементарные составляющие этической философии.

Другой мотив обращения к этой проблеме – результаты неформализованного письменного интервьюирования 300 студентов I, II курсов Гродненского медицинского университета.

Студентам младших курсов было предложено высказаться на следующую тему: «Каков, в Вашем представлении, хороший врач» В соответствии с выявленными качествами будущей профессии оказалось возможным типологизировать представления студентов. Положив в основу типологии ту или иную доминирующую установку, ответы распределились следующим образом. На первое место студентами были поставлены этико-деонтологические качества, на второе – гуманистические, на третье – профессиональные, на четвертое – культурно-эстетические. Что касается других характеристик медицинской профессии, то они скорее подчинены этим основным ее сторонам.

Итак, наше исследование свидетельствует, что для большинства студентов, поступивших в медицинский вуз и имеющих определенное суждение о качествах хорошего врача пока что с позиций пациента, превалируют этико-деонтологические качества будущей профессии. К их числу отнесены: внимательность, терпеливость, умение выслушать, спокойствие и уравновешенность, понимание. А если к этому добавить гуманистические качества – а это добро, человечность, милосердие, доброжелательность, сопереживание (эмпатия), бескорыстие – то становится понятным, что именно эти перечисленные качества в медицинской профессии стали дефицитом.

Общеизвестно, что в отношениях с пациентами многое зависит от умения врача выбрать правильный стиль поведения. Можно считать, что умение выслушать больного – необходимое условие его успешного лечения. Зачастую, именно, неумение выслушать, наладить контакт с пациентом создает значительные трудности в лечении. Как правило, каждый человек, в том числе и врач, хоть единожды пребывал в роли пациента и может сформулировать погрешности в обращении с ним врача.

Для объяснения данного феномена существует ряд причин. Так, подготовка медицинских работников основана на изучении анатомии, патологии, химии, физики, биологии, в то время как на изучение психологии, этики, эстетики, логики обращается недостаточное внимание, а в последнее время последние три дисциплины и вовсе изъяты из учебного плана подготовки врача. Казалось бы, специфика врачебной профессии должна предполагать у поступающих в медицинские вузы кроме способности сдать обычные экзамены и наличие определенных черт характера и душевных качеств. В наше время имеет место и традиционная недооценка психологической стороны соматического заболевания, и переоценка технических возможностей медицины.

Вместе с тем студенты хорошо понимают значение качеств профессионализма и отдают им должное в работе врача. На сегодняшний день студенты 1, 2-го курсов, естественно, еще далеки от формирования представлений о профессиональной компетентности, однако, хорошо понимают, что «умение принять быстрое и профессионально верное решение – важнейшая составляющая медицинской профессии». К профессиональным качествам врача опрошенные относят: «умение доктора вдохновить больного на выздоровление даже в самых тяжелых случаях»; «профессионал тот, кто не бросает бездушно слов типа: медицина бессильна в данном случае». И в случае профессионализма студенты осуждают недопустимые в медицинской профессии такие стороны деятельности, как «халатность».

Выдвижение морально-нравственных, гуманистических ориентиров на первый план в медицинской профессии, опережающих качества профессионализма, свидетельствуют об утрате людьми моральных ориентиров, падении нравов, размывании границ между добром и злом в современном обществе. Философское осмысление подобной ситуации уже достигло некоей критической точки и является грозным синдромом, предупреждающим о возможном духовном перерождении общества.

К сожалению, жизненная практика, строящаяся на модели экономикоцентрического общества, демонстрирует экономические преимущества поведения, предполагающего игнорирование традиционных моральных предписаний в любой профессии, и медицинской, в особенности. Поведение, основанное на моральном релятивизме, приобретает характер общественно одобряемого. С другой стороны, высшие моральные стандарты, не конвертируясь в материальные блага, компенсируются для их обладателей успешностью, как в профессиональной самореализации, так и в частной жизни.

Вместе с тем, выделение студентами в качестве преобладающих характеристик медицинской деятельности этико-деонтологических и гуманистических сторон перед профессиональными качествами врача, свидетельствует о дефиците этико-философской подготовки врача и о существующих изъянах действующей в вузе системы воспитания студентов.

В заключение, еще один аспект необходимости этической философии в профессиональной деятельности врача. Он напрямую связан с тем, какие этико-философские вопросы встают перед медициной XXI века.

Человечество практически вступило в золотой век биотехнологии, биомедицины, генной инженерии. В этих условиях, как отмечал провидчески врач и писатель В.В. Вересаев, – уже совершенно недостаточно специально – корпоративной врачебной этики, которая занимается лишь нормированием непосредственных отношений врачей к публике и врачей между собой.

Необходима этика в широком философском смысле [2, с. 359].

В ряде западных стран сегодня все шире применяется инструмент этической оценки человеческой жизни и здоровья. Так, все более популярными становятся программы этичного потребления (отказ потребителей от покупки товаров, при производстве которых использовался детский труд, имело место жестокое обращение с животными, нарушение экологии и др.) и этичных инвестиций (отказ от инвестиций в разработку и производство вооружений, табачных изделий и пр.) [3, с. 105].

Pages:     | 1 |   ...   | 146 | 147 || 149 | 150 |   ...   | 193 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.