WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 145 | 146 || 148 | 149 |   ...   | 193 |

Сущностной характеристикой международной морали как сферы проявления исторически развивающегося нравственного сознания человечества является постоянная ориентация на мирные формы общения между народами на основе гуманистических представлений о добре и зле, справедливости и несправедливости, достоинстве и счастье людей, об их совести, ответственности за будущее. В этом заключены авторитет, реальная сила нравственности, формирующей мировое общественное мнение и опирающейся на него.

К международной морали относятся позитивные нормы и принципы, воплощающие достижения нравственной культуры человечества в процессе межнационального общения. Вполне очевидно, что в XXI веке на волю государств оказывает все большее воздействие воля народов, их моральное сознание, стремление к миру и справедливости, исключение войны из практики международных отношений.

По мере распространения контактов между народами и государствами общечеловеческие нормы нравственности все в большей мере становились регулятивным фактором развития политических связей. Установлению дипломатических отношений между государствами, подписанию различного рода договоров и соглашений предшествует своеобразная «моральная стыковка позиций», выявление степени доверия между правительствами и политическими курсами заинтересованных стран. Отсюда следует, что нравственная ситуация создает вполне определенные условия для вступления в действие политических и других факторов на международной арене. Чем больше в международных отношениях государство следует нормам и принципам международной морали, тем успешнее и плодотворнее его внешнеполитическая деятельность с общенациональной точки зрения.

Международная мораль свою сущность обнаруживает в ряде принципов. К ним относятся: 1) принцип мира, укрепления всеобщей безопасности народов, осуждение войны как тягчайшего преступления против человечества; 2) уважение суверенитета и территориальной целостности других государств; 3) равенство в отношениях между суверенными государствами;

4) укрепление добрососедства, дружбы и сотрудничества; 5) уважение национальной культуры народов, достоинства личности, неотъемлемых жизненных прав и свобод. Их признание выступает необходимым условием взаимопонимания и плодотворного сотрудничества правительств и народов на основе совпадающих представлений о добре и зле, справедливости и несправедливости, чести и бесчестии. В этой связи особую актуальность имеет не формальное признание принципов международной морали как постулатов, а то содержание, которое в них вкладывают участники конкретной международной ситуации. В этом заключена сущность подхода к трактовке содержания международной морали.

Вместе с тем действенность моральных требований зависит от того, в какой степени они признаются и опираются на систему общенародных ценностей, жизненных целей и интересов.

Такая система получила наиболее концентрированное выражение в документах ООН, других важнейших международных соглашениях. Моральную ценность имеют высшие общечеловеческие ценности, сформулированные в Уставе ООН. К высшему благу народов, исходя из Устава ООН, относятся мирное сотрудничество, справедливость, международный порядок, избавление народов от войны.

Содержание международной морали проявляется в ее регулятивной функции. Регулируя отношения между правительствами, государствами, партиями, народами она проявляет себя как фактор организации международного общения. Между тем моральное регулирование в отличие от правового, например, не подкрепляется государственными, административными санкциями, а опирается на внеинституционные требования, зафиксированные в нравственном сознании и опирающиеся на силу общественного мнения.

Главным объектом нравственного регулирования является установление определенного сочетания общих и национальных интересов государств. С точки зрения этики между этими группами интересов нет острых противоречий, если национальные интересы не подменяются эгоистическими интересами тех или иных социальных групп, а отражают назревшие потребности общественного развития. Вместе с тем поддержка общих интересов международного сотрудничества в деле сохранения мира, а также развития связей в сферах экономики, науки и культуры становится все более значительным фактором и национального развития.

В наше время развитие человеческой цивилизации характеризуется усилением взаимосвязи народов и государств в историческом процессе. А это ведет к тому, что роль моральных принципов и норм в политике существенно увеличивается. Такое положение обусловлено рядом обстоятельств. Во-первых, тем, что соблюдение требований морали во взаимоотношениях между государствами в их политической деятельности позволяет создавать наиболее благоприятные международные ситуации для снижения остроты противоборства в мире. Во-вторых, моральные ценности являются одним из решающих факторов сохранения и безопасности жизни на Земле, самого человека в условиях обладания рядом государств ядерным оружием.

Внешнеполитический характер взаимосвязи морали и политики в наше время находит свое проявление в противоречивых современных международных отношениях. Важным аспектом их, затрагивающим судьбы человеческой цивилизации, является проблема соотношения политики и войны. Достаточно сказать, что в современном мире около 30 государств обладают или близки к тайне ядерного оружия. Однако в ряде из них (например, в Ираке, Иране, Пакистане и др.) существуют далеко не демократические политические режимы. Вот почему таящаяся угроза человечества в возможности к самоуничтожению из-за глобальной ядерной катастрофы выдвигает морально-этический компонент общественной жизни в эпицентр всей системы международной политики. При этом следует отметить, что если войны доядерной эпохи способны были «укладываться» в такие моральные категории, как «добро», «справедливость», «честь» и другие, то возможная ядерная война по своим последствиям отвергает подобный подход. Трудно представить мораль и ее нормы, которые бы оправдывали трагедию всего человечества нашей планеты. С точки зрения человеческих интересов и нравственности недопущение такой войны, ее предотвращение является подлинно гуманистическим императивом.

Роль морали в развитии политических отношений между государствами в XXI веке не ослабевает, а имеет тенденцию к возрастанию. Дело в том, что истинный прогресс становится невозможным за счет ущемления прав и свобод народов. Сохранение человечества предполагает сотрудничество между государствами. Создать же посредством военно-политической силы устойчивый мировой порядок, в котором бы господствовали подобные отношения, не представляется реальным. Они могут повсеместно утверждаться лишь при равноправных и свободных народах, взаимоотношения между которыми основываются благодаря нормам и принципам гуманистической морали. В ее сущности выражена общность судеб народов планеты и прежде всего сохранение жизни на ней.

В этой связи становится очевидным, что перспективы концепции планетарного сотрудничества между государствами предполагают сближение морального и политического сознания. Нормы международной морали выступают в наше время активным фактором духовной жизни мирового сообщества. Они синтезировали накопленный столетиями позитивный нравственный опыт.

СУДЬБА ТРАДИЦИОННОЙ НРАВСТВЕННОСТИ В ГЛОБАЛЬНОМ МИРЕ Е.В. Беляева Традиционная нравственность – исторически первая система нравственности, в которой традиция выступает способом трансляции ценностей и вменения норм, определяющим характерные черты моральной регуляции. Традиция же задает и содержание нормативно-ценностных представлений, которые сформировались как некие самоочевидности морального опыта, исторически сложившиеся благодаря длительно существующим нравственным практикам. Первоначальное определение данного типа нравственности тавтологично: традиционная нравственность – это нравственность, присущая традиционным обществам в отличие от обществ модерна: индустриальных и постиндустриальных. Она характеризуется способом регуляции, основанным на доминировании коллективного общинного субъекта, а также нормативноценностной структурой, включающей идеи патриархальности, коллективизма, патриотизма, трудолюбия, а также воинский этос. При всех этнических и цивилизационных различиях система нравственности традиционных обществ обладает удивительной устойчивостью и единообразием.

Устойчивость традиционной нравственности как системы обеспечивается, во-первых, неизменностью ее нравообразующих факторов, к которым относится общинная организация сообществ различного уровня внутри государства. Во-вторых, фундаментальность традиционной нравственности обеспечивается мощью ее ценностного ядра: эти ценности имеют не только исторически конкретное, но и общечеловеческое содержание, совпадающее с антропологическими характеристиками рода «человек». В-третьих, предпосылкой устойчивости традиционной нравственности является ее внутреннее разнообразие как системы. Наряду с устойчивым ядром в нормативно-ценностной структуре традиционной нравственности присутствует большое количество дифференцирующих ценностей. Диверсификация традиционной нравственности привела к образованию не только воинского и «аграрного» этосов, но и к формированию на платформе общего способа регуляции и единой нормативно-ценностной структуры этнических и других локальных версий, а также религиозно-традиционной нравственности, возникшей в результате ассимиляции моральной идеологии мировых религий. Кроме того, внутри этих версий сформировались различные нравственные образцы, принадлежащие к единой традиционной системе нравственности.

Многообразная в своих исторических проявлениях, но единая по нормативноценностной структуре, традиционная нравственность являет собой пример самовоспроизводящихся структур порядка за счет внутреннего многообразия системы. Она может рассматриваться как фундаментальная система нравственности, лежащая в основании, как основных ценностных предпочтений человечества, так и базового способа регуляции поведения. Поскольку исторические изменения долгое время не касались характера взаимосвязи индивидуального и коллективного субъекта, традиционный способ регуляции оставался источником стабильности всей системы нравственности.

На возникающие ситуации неустойчивости традиционная нравственность реагировала путем изменения конфигурации нормативно-ценностной структуры с сохранением ее содержания. На всякое историческое воздействие нравообразующих факторов она отзывалась самообновлением основных установок. В результате, при всей консервативности, традиционная нравственность смогла адаптироваться ко все новым историческим обстоятельствам, оставаясь фундаментом для осмысления моральных инноваций.

При первичном историческом столкновении нормативно-ценностных структур модерна с многовековым содержанием традиционной нравственности эти системы выступали как антагонистические, однако с течением времени их взаимодействие дало эффект синергии: противостояние модернизации привело к укреплению традиционных ценностей, а нравственность модерна сама образовала определенную традицию. Нравственный проект модерна был доработан усилиями разных народов, создавших современную нравственность на базе собственных культурных традиций. В результате стало возможным образование синтетических модернотрадиционных систем нравственности, которые в контексте процессов постмодернизации выглядят как целиком традиционные.

В эпоху постмодерна нравственные пафосы традиционной нравственности получают существование в рамках нового способа регуляции, субъектом которой выступает индивид, обладающий гиперавтономией, основанной на модульной мультигрупповой рефлексивной идентичности. Доминирующим типом коллективного субъекта морали становится сообщество. В этой системе нравственности взамен патриархальности утверждается равенство моральных статусов людей любого пола и возраста, почитание старших, опирающееся на традицию, сменяется сознательной заботой об укреплении связи поколений. Место традиционного трудолюбия, дополненного в культуре модерна профессионализмом, все больше занимает креатив как современная версия творческого отношения к своей деятельности. Коллективизм эволюционирует в коммунитаризм – тип отношений, при котором индивид не принадлежит, а причисляет себя к множеству локальных сообществ. Глобальный космополитизм дополняется формами локального патриотизма; гражданский патриотизм сменяется культурным, национальный – локальным, «изолирующий» – «открытым». Так система нравственности постмодерна не столько формирует новые ценности, сколько новый способ их существования, обоснования и функционирования.

Исторически наблюдаемая кумуляция нравственных феноменов позволяет ввести представление о наличии «глубокой традиции» как специфической особенности динамики нравственности, о функционировании всех систем нравственности, кроме последней по времени возникновения, как традиционных.

БИОЭТИКА КАК СЛЕДСТВИЕ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Т.В. Мещерякова Круг проблем, который сегодня широко обсуждается в биоэтике, подтверждает актуальность той проблематики, которая сегодня все чаще привлекает внимание философов, ученых и широкой общественности. В центре ее – проблема человека, его природы и сущности. C появлением новых биотехнологий сама сущность человека была поставлена под угрозу, поэтому биоэтика, сформировавшаяся как самостоятельное научное направление в конце 60-х – начале 70-х гг. XX в., призвана была осуществить защиту человека. В изменившихся социокультурных условиях проблемой становится осуществление защиты не просто его прав и свобод, а защиты человека как целостности.

Сегодня общепризнано, что новые биомедицинские технологии явились причиной появления биоэтики [1, с. 77], но мы полагаем, что влияние биомедицинских технологий было только одним (необходимым, но не достаточным) условием из целого ряда предпосылок возникновения биоэтики. Почву для появления биоэтики подготовили те процессы, которые происходили в культуре XX в., и она возникает как ответ на сложную совокупность факторов, которые привели к тому, что человек был вынужден изменить отношение к самому себе [2]. К социокультурным предпосылкам появления биоэтики мы относим: де-центрацию ценностного мира в связи с подрывом авторитета науки в решении мировоззренческих проблем; нарастающие процессы интеграции и глобализации, приведшие к конфликту ценностей; формирование усредненной массовой культуры, в которой происходило разрушение традиционных норм и ценностей, обеспечивавших стабильность существования человека, и навязывание ему стандартизированных ценностей, что делало проблематичным свободу самовыражения человека; кризис, сложившийся в этике в связи с наличием множества несовместимых теоретических этических концепций и их оторванностью от нужд практики, что привело к появлению прикладной этики;

Pages:     | 1 |   ...   | 145 | 146 || 148 | 149 |   ...   | 193 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.