WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 142 | 143 || 145 | 146 |   ...   | 193 |

Система образования «международного образца» призвана формировать представление о том, что современные технологии должны способствовать сохранению биосферы и невосстановимых природных ресурсов, без чего немыслимо продолжение жизни на Земле. Такое образование должно устранить противоречие между экономическим развитием и законами природы, дать знание о взаимосвязи между глобальным характером экологических проблем, глобализацией общества, универсализацией науки и основанных на ней технологиях.

В Республике Беларусь ведется поиск оснований и ценностных ориентиров, на которых может базироваться процесс устойчивого коэволюционного развития. Чтобы осуществить эту стратегию, нужны точные знания о социальной структуре общества, роли и возможностях государственных и политических институтов и организаций. Сегодня необходимо направлять усилия не столько на поиски альтернативы современному положению вещей, изучать глобальные экологические процессы, пытаясь включить туда экологию и демографию, сколько «на изучение спектра интересов и тех возможностей, которые еще не используются человеком для управления процессами, протекающими в биосфере и человеческом обществе» [3, с. 248].

До недавнего времени не было достаточно развито понимание того, что человечество есть единое сообщество, населяющее Землю. С одной стороны, всегда существовали определенные универсальные нравственные нормы, представляющие общечеловеческую мораль. С другой стороны, люди всегда были поделены на множество сообществ, которые, если открыто не конфликтовали, то относились с настороженностью друг к другу. И только с развитием глобализационных процессов мировое сообщество объединилось: налажены крепкие связи между отдельными его частями, сформировалось осознание всеобщего единства на планете. Начался процесс взаимопроникновения отдельных культур, развитие отношений взаимозависимости, уменьшения национальной или государственной изоляции и автономного выживания. Пришло понимание того, что наличие самобытности и специфических черт не может исключить общность человечества.

В этом контексте к традиционным общечеловеческим ценностям добавилась потребность сохранения природной среды как необходимого условия сохранения жизни для всех.

Осознание угрозы глобального кризиса потребовало формулировки универсальных нравственных норм, выражающих новое отношение человечества к его общему дому. Это новое отношение способствует становлению экологического сознания, которое должно содержать новые этические нормы, являющиеся компонентами экологической культуры.

На путях целостного разрешения экологических вопросов современности необходимо осуществить качественный скачек в восприятии человеком себя и окружающей среды, т.е. внести кардинальные изменения в культуру, и особенно в культуру «западной цивилизации». Ибо культура как раз и является сферой «определяющей возможность или невозможность злоупотреблений в использовании природы, создает человеческий подход во взаимодействии общества и природы, дает потенциальную возможность его перестройки в соответствии с законами самоорганизации в биосфере» [4, с. 46].

Поэтому формирование экологического императива в мышлении каждого человека есть необходимое условие для выживания человечества. Мы стоим на пороге нового витка цивилизационного развития, которое будет выражаться не в отказе от достижений современной науки и техники, а в реализации некой всепланетарной стратегии, поднимающей на качественно новый уровень взаимоотношения природы и общества, обеспечивающей их стабильность и взаимное развитие. Эти проблемы, затрагивающие интересы всего человечества, оказываются приоритетными и отвечает общечеловеческим ценностям.

Образование для общества, вступившего в период глобализации, – не роскошь, а условие выживания в современном мире. Настало время для критического переосмысления концепции образования, ее содержания и целей, традиционно не учитывающих наличие глобальных проблем, включения в нее материала, способствующего преодолению узколокальных представлений, т.к., перед человечеством стоит задача осуществления всеобщего безопасного развития.

Такое развитие предполагает необходимость нового понимания окружающей среды, современных технологий и выработки новых норм поведения. Следование этим нормам стало индикатором наличия экологической культуры.

Важнейшим направлением решения стоящих перед цивилизацией экологических проблем стоит назвать повышение экологической культуры человека, серьезное экологическое образование и воспитание, все то, что искореняет главный экологический конфликт.

Работа выполнена при поддержке Белорусского республиканского фонда фундаментальных исследований, договор № Г09–073 от 15.04.2009 г.

Литература 1. Моисеев, Н.Н. Человек и ноосфера / Н.Н. Моисеев. – М., 1990.

2. Концепция образования и воспитания в Беларуси. – Минск, 1994.

3. Моисеев, Н.Н. Человек и биосфера. Опыт системного анализа и эксперименты с моделями / Н.Н. Моисеев, В.В. Александров, А.М. Тарко. – М., 1985.

4. Дорошко, О.М. Экологическая культура: педагогический аспект. – Гродно, 2001.

«ФИЛОСОФСКАЯ ПОЭЗИЯ» КАК СРЕДСТВО ЭКОЛОГИЗАЦИИ СОЗНАНИЯ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ И.М. Слемнва Философское знание как результат рефлексии над мировоззренческими универсалиями культуры может существовать в различных формах. Главные среди них – абстрактнопонятийная и художественно-образная. Проникновение в основы мироздания и поиск места человека в нем с помощью строгих категориально-философских схем дает логически-стройное, системно-организованное, структурно-упорядоченное знание. Выражение сущностных характеристик бытия на языке художественных смыслообразов таковым не является. Оно концептуально размыто, лишено четких семантических берегов, полно намеков и недомолвок. Но если абстрактно-понятийный философский дискурс является «холодным», беспристрастным, отчужденным от чувственности человека, то художественно-образный всегда эмоционально окрашен, индивидуально переживаем, выступает в форме личностного знания.

В наибольшей степени сказанное касается т.н. «философской поэзии», лучшие образцы которой представляют собой своеобразное «созвучие ума и сердца» (И.В. Киреевский), сплав Логоса и Красоты. Великие мастера художественного слова «дочувствуются» до истины, видят и слышат вечное и бесконечное, а, нередко, и осязают онтологический ход исторического времени. Более того, многие из них настойчиво приглашают читателя переводить вместе с ними смысл в зримость или слышимость, делятся своим опытом синестезического видения мира («Сонет о гласных» А. Рэмбо, «Глоссалолия» А. Белого, «Азбучная радуга» В. Набокова и др.).

Важно также отметить, что присутствие в соответствующей системе философского знания национальной компоненты (философия как «живая душа народа») наиболее четко просматривается именно тогда, когда ее идейное содержание переложено на язык ярких поэтических образов. Это вполне объяснимо. Ведь поэзия, наполненная философско-мировоззренческим и гражданско-патриотическим звучанием, по словам И.А. Ильина, является «органом национального самосознания» [1, с. 174].

Превращение сухих абстрактно-понятийных схем философии в живое, эмоциональноокрашенное, переживаемое знание важно при освещении любых философских тем. Ведь истина прочно усваивается только тогда, когда при ее восприятии задействован не только разум, но и чувства. Потребность в синтезе эмоционального и рационального особенно остро ощущается в процессе осмысления глобальных экологических проблем современности. Студенты должны не просто понять, но и прочувствовать весь трагизм ситуации, в которой оказалась человеческая цивилизация на пороге XX–XXI вв. Обходиться здесь лишь сухим абстрактно-понятийным или графико-схематическим языком недостаточно. Экологическую, как впрочем, энергетическую, демографическую и иную проблематику (а это в соответствии с общеобразовательными стандартами высшей школы рекомендовано делать прежде всего при изучении философии) нужно пропустить, как говорится, через сердце. И здесь неоценимую помощь оказывает «философская поэзия».

Фрагменты каких поэтических произведений уместнее всего использовать при освещении экологической глобалистики – это в значительной степени вопрос эстетического вкуса преподавателя. Важно только, чтобы поэтические образы, литературные афоризмы, раздумья мастеров художественного слова оживляли сухие, категориально-понятийные схемы философии, наполняли их эмоциональной «плотью» и «кровью», делали их более яркими и запоминающимися и, что чрезвычайно важно, стимулировали процесс нравственного переживания истины и тем самым способствовали формированию нового экологического мышления и соответствующего ему способа взаимодействия с окружающей средой.

Ограниченные рамки настоящего сообщения не позволяют дать развернутую панораму технологии использования художественной литературы как эффективного средства экологического образования и воспитания. Остановимся лишь на некоторых учебно-познавательных эпизодах, которые, на наш взгляд, способны подчеркнуть эффективность интеграции философского и поэтического дискурса с целью экологизации сознания студенческой молодежи.

Так, при рассмотрении одной из самых трудных для своего разрешения и крайне опасной с точки зрения выживаемости Земной цивилизации проблемы предотвращения угрозы термоядерной войны важно показать, что такая война, в том числе «локальная», «ограниченная» привела бы к гибели миллиардов людей и огромным разрушениям в результате мощной ударной волны. Но подлинная трагедия заключается в другом. Ядерная война сопряжена с необратимыми экологическими последствиями глобального масштаба. В случае ее развязывания наступит то, что сегодня называют «ядерной ночью» или «ядерной зимой». «Сценарий» ее наступления и последующего развития подробно описан академиком РАН Н.Н. Моисеевым. Он показал, что в течение месяца после катастрофы гигантское черное облако окутает всю планету сплошным, почти непроницаемым покрывалом. Количество солнечной энергии, достигающей поверхности планеты, резко сократится. Земля начнет быстро остывать и все живое на планете вымерзнет.

Усилить эмоциональное воздействие и так впечатляющей информации можно с помощью Байрона, который более полутора веков назад мастерски изобразил предсмертную агонию живой материи на замерзающей планете. В 1814 году в Индонезии неожиданно заговорил вулкан Тамбор. Выбросы вулканического пепла и пыли были так велики, что небо даже на большом удалении от Тамбора было покрыто мглой. Температура во многих местах земного шара начала резко понижаться. Летом 1815 года в Великобритании выпал снег. Пылкое воображение Байрона позволило ему увидеть в этом природном явлении реальность наступления глобальной климатической катастрофы на нашей планете. Написанное им на столь грустную тему стихотворение «Тьма» в свое время было переведено И.С. Тургеневым. А совсем недавно, когда в связи с появлением идеи о допустимости так называемой ограниченной атомной войны заговорили о возможности «ядерной зимы», новый перевод «Тьмы» сделал Андрей Вознесенский, который, кстати, категорически требовал при цитировании поэтических произведений не спрямлять строки, ведь они «живые, им больно». Поэтому приведем целостный фрагмент этого стихотворения в его первозданной форме.

Все опустело. Стало пустотой, Что было лесом, временем, травой, Тобой, моя любимая, тобой, Кто мог любить, шутить и плакать мог – стал комом глины, амока комок! И встретились два бывшие врага, осыпав пепел родины в руках, недоуменно глянули в глаза – слез не было при минус сорока – и, усмехнувшись, обратились в прах.

Гневные оценки буйства иррациональных сил на нашей планете можно найти и у белорусских поэтов: Максима Танка, Нила Гилевича, Рыгора Барадулина, Анатоля Вертинского, Евгении Янищиц и др. В частности, Е. Янишиц написала пронзительное стихотворение о трагических последствиях непродуманной мелиорации на белорусской земле:

Сыновья полесских мужиков, Бабок здешних выросшие внуки, Сколько рек родных и ручейков Вы убили именем науки! И разумный и дурной совет – Все на веру принимали веси… Только черных аистов уж нет, Клюквы нет под снегом на Полесье… Где они, лозовые кусты, Из которых мы лукошки вили На озерах синих и густых – Помню! – рыбу ведрами ловили… Не забуду, как сказали две Тетки Об ученом человеке:

– У него пустыня в голове, А глаза, как высохшие реки! Можно использовать и другие стихотворения, которые повышают «эмоциональный градус» восприятия экологической проблематики.

Литература 1. Ильин, И.А. Одинокий художник. Статьи. Речи. Лекции. – М., 1993.

4. КУЛЬТУРА, ОБРАЗОВАНИЕ И НРАВСТВЕННОСТЬ В ГЛОБАЛИЗИРУЮЩЕМСЯ СОЦИУМЕ 4.1. ЭТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ И СОЦИАЛЬНАЯ ПРАКТИКА: ПРОБЛЕМЫ СООТНОШЕНИЯ ПРИКЛАДНАЯ ЭТИКА КАК «ПРАКТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ» Т.В. Мишаткина Еще в конце XX в. в развитии этики наметились две тенденции. Во-первых, в ситуации постмодернизма отчетливо стала проявляться несостоятельность (или, по крайней мере, непродуктивность) претензий этики как на безоговорочное морализаторство, так и на дальнейшие теоретико-аналитические усилия, приводящие часто к схоластике или релятивизму. Вторая тенденция – спасительная для этики и, безусловно, продуктивная для общества – это ее обращение к проблемам прикладного характера, реальное превращение ее в «практическую философию». Обусловлено это, в частности, тем, что актуализируется необходимость и потребность формирования нравственной культуры в разных сферах жизнедеятельности людей. Как ответ на этот социальный вызов появляется прикладная этика, ориентированная на рассмотрение проблем, решение которых оказалось затруднительным или которыми пренебрегала этика традиционная. Прикладная этика (ПЭ) взяла на себя функцию конкретизации общечеловеческих моральных норм и принципов применительно к определенным ситуациям, для отдельных групп людей, с учетом специфики их жизнедеятельности.

Появление ПЭ не отменяет значения и роли этики традиционной в целенаправленном процессе формирования нравственной культуры личности; в сложившейся ситуации необходимо не их противопоставление по типу «или–или», а нахождение разумного оптимального варианта их сочетанного функционирования. Основы общей этики, включающей рассмотрение места этики в системе гуманитарного знания, выступают как компонент духовной культуры личности и общества, как стратегия и тактика «правильной жизни». Это предполагает дальнейшее развитие теории морали, знаний о высших моральных ценностях и принципах морали, нормах ситуативной этики. Причем современная парадигма формирования мировоззрения требует апелляции к свободному выбору личности, в частности, между этикой гуманистической и авторитарной.

Pages:     | 1 |   ...   | 142 | 143 || 145 | 146 |   ...   | 193 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.