WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 131 | 132 || 134 | 135 |   ...   | 193 |

Первый феномен, который связан с весьма опасными перспективами для человечества, это антропологический кризис. Он имеет ряд проявлений и тенденций. Как считает В.С. Стпин, одной из главных среди них выступает опасность изменения генофонда человечества. Вторым значительным индикатором является возрастающее давление на человека стрессовых нагрузок. Третьей группой факторов, обостряющих антропологический кризис, выступают современные тенденции к переконструированию биологической основы человека [2, c. 22]. Антропологический кризис напрямую связан с судьбами и перспективами техногенной цивилизации, которая находится на переломном этапе своего развития. Многие мыслители убеждены, что необходимо менять саму стратегию развития человечества, а это невозможно осуществить без замены базисных ценностей всей социальной жизни. И здесь роль философии особенно значима, так как она способна выработать ядро новых мировоззренческих ориентаций и предложить их культуре. Как считает В.С. Стпин, «развитие цивилизации не обходилось без этой философской деятельности. Философия призвана ответить на вопрос: в чем заключается система базисных ценностей современной цивилизации и что должно и можно изменить в этой системе» [2, c. 16]. Радикальное переосмысление и изменение ценностей будет означать переход от техногенной цивилизации к новому типу цивилизационного развития.

Если еще до недавнего времени трансформативные технологии связывали с достижениями генетики и разработкой новых биотехнологий, то после 2001года – с конвергирующими технологиями. Именно в 2001 году в США под эгидой Национального научного фонда была выдвинута так называемая NBIC-инициатива. Она ставит в центр внимания синергетическое взаимодействие между самыми разными областями исследований и разработок, такими как нанонаука и нанотехнология, биотехнология и науки о жизни, информационные и коммуникационные технологии, когнитивные науки. В этой инициативе четко выделяются две цели. Первая акцентирует внимание на конвергенции этих областей исследований и разработок в нанометрическом масштабе, что обещает уже в обозримом будущем (через 10–15 лет) цепную реакцию самых разных технологических инноваций, в своей совокупности обещающих глобальную трансформацию самого способа развития человеческой цивилизации. Вторая цель акцентирует внимание на проблеме «улучшения человека», «человеческой функциональности» или «расширения человека». По сути, речь идет о технологическом усилении человеческих способностей, модификации человеческой телесности и интеллекта.

NBIC – модель конвергирующих технологий всколыхнула новую волну энтузиазма среди адептов трансгуманистического движении, увидевших в ней реальный практический инструмент создания следующего поколения постчеловеческих существ [3, c. 16–17].

Конвергирующие технологии, в свою очередь, также способны задать новую стратегию общества, цивилизации и человека. В этой связи они нуждаются во всестороннем гуманитарном осмыслении. Вопросы, которые поднимает концепция конвергирующих технологий в широком смысле слова, при всей их актуальной практической ориентации, имеют одновременно и фундаментальный философско-антропологический характер.

Однако не только современная человеческая ситуация в целом, но и многие антропологические процессы и тренды в настоящее время еще не получили основательной философской концептуализации. Между тем, современные трансформативные практики, затрагивающие основоустройство человеческого существа, ставят ряд серьезных вопросов. Среди них самый существенный связан с острой и вполне практической необходимостью иметь обоснованные критерии для оценки различных этических, эпистемологических и иных аспектов применения высоких технологий по отношению к человеку. Необходимо актуализировать заново едва ли не все базовые вопросы антропологии: о природе и сущности человеке, о проекциях человеческой реальности, родовых особенностях человека, об идентичности индивидуальной и видовой, о ценностных и этических основаниях человеческого существования, о пределах и границах вмешательства человека в биологические основания своего существования. Отсутствие осмысления масштабов и последствий технологической экспансии само по себе является угрожающим фактором.

В этой связи вполне обоснованной представляется точка зрения В.А. Лекторского относительно роли философии в ХХI веке. Он считает, что «перспективы человека во многом связаны с тем, какую роль сможет играть философия в осмыслении созданного наукой и техникой нового мира и в ценностной ориентации в нем. Наука и порожденный с ее помощью мир – это сегодня главное проблемное поле философских исследований» [4, c. 34].

Таким образом, в настоящее время технократическое мышление настолько усилилось, что включило в свои проекты рационального усовершенствования всего сущего и самого человека. По-видимому, человека ждут радикальные изменения. Если он сумеет осмыслить заново свою «человечность», точно определив, чему в ней надлежит быть строго хранимым, а чему меняться и обновляться, эти изменения еще смогут стать не крахом Человека, а его обновлением, а парк современных высоких технологий – стать частью ресурсов его обновления.

Литература 1. Хоружий, С.С. Проблема постчеловека или трансформативная антропология глазами синергийной антропологии // Философские науки. – 2008. – № 2.

2. Стпин, В.С. Философия и эпоха цивилизационных перемен // Вопросы философии. – 2006. – № 2.

3. Круглый стол «Социально-философские аспекты наномедицины: перспективы, проблемы, риски // Философские науки. – 2009. – № 11.

4. Лекторский, В.А. Философия, общество знания и перспективы человека // Вопросы философии. – 2010. – № 8.

ОТ ИДЕОЛОГИИ МОДЕРНИЗАЦИИ К ВЫСОКИМ ТЕХНОЛОГИЯМ В.В. Цепкало, В.П. Старжинский Идеология модернизации. Идеология как конструктивная теория развития общества, на наш взгляд, не получила должной разработки, поскольку до сих пор не удалось соединить приоритеты общественного развития с реальной общественной практикой. Идеология в этом методологическом смысле представляет собой учение о высших целях развития общества, а также совокупности средств достижения этих целей. В реальной экономической и политической деятельности цели общества и государства конкретизируются в виде приоритетов экономического и социального развития, и нуждаются в мощном идеологическом обосновании и поддержке.

Особенно это становится актуально в условиях глобального финансово-экономического кризиса, который излечивает мировую экономику от перекосов и дает шанс нашему государству построить «экономику знаний», основанную на приоритетах реального сектора.

Анализ опыта экономической модернизации показывает, что разработанные экономические программы становились основой национальных идеологий, ибо предусматривали меры в решении задач, связанных с человеком, инициированием веры в творческие способности и инициативу исполнителя, его моральные, культурные и духовные ценности. Задача идеологии на любом периоде развития общества – достигнуть единения и духовного подъема народа в деле выполнения общенародных задач. Следует заметить, что Беларусь движется в форватере экономической модернизации и сделала ряд шагов в этом направлении. В частности, создание парка высоких технологий и его развитие подтверждают правильность выбранных приоритетов.

Как известно, для традиционной, индустриальной экономики роль образования не так уж велика. Никаких особых знаний для работы на конвейере не требуется. Нужны лишь послушание, усидчивость и дисциплинированность. Не случайно система наук превращается в систему дисциплин. Иное дело «экономика знаний», в которой умения и интеллект являются главной производительной силой. Они позволяют создавать высокую добавленную стоимость, что является основной целью новой экономики. Именно поэтому перед наукой и образованием стоят инновационные приоритеты Соотношение науки, образования и практики. Наука как социальный институт в виде академической, вузовской и зачастую прикладной науки, к сожалению, не оправдывает надежды ни государства, ни общества. Она по-прежнему не вмонтирована в механизмы рыночного и инновационного развития. Многие ученые не могут или не хотят заниматься реальными проблемами, решение которых может дать результат в виде коммерческого продукта. Разумеется, это не касается развития фундаментальных наук, которые по определению имеют право на свободный теоретический полет и свое существование обеспечивают за счет бюджетного финансирования.

Вместо осмысления процессов реальной жизни, философы в большинстве своем занимаются абстрактными, весьма удаленными от жизни проблемами: логико-историческими, гносеологическими и др., которые все сводят к анализу понятий. Не отстают от них по части схоластического теоретизирования и конкретные науки. При этом наукообразие, частокол зубодробительных абстракций, зачастую используется лишь для того, чтобы создать видимость высокой науки, а по существу скрыть научную импотентность в смысле практической несостоятельности. Эти псевдоученые под прикрытием абстрактной специфики языка науки, рассматривают такие же абстрактные, зачастую никому не нужные, надуманные проблемы, которые используются в качестве тем для кандидатских, докторских диссертаций, т.н. госбюджетных и других тем. Результатами таких исследований являются научные отчеты, а также условный экономический эффект. Между тем, государство платит им не условные, а вполне реальные деньги. Уступая велению времени, и выполняя инструкции ВАКа, ученые «внедряют» свои открытия и разработки в образовательную практику. Другой практики, по-видимому, они в большинстве своем не знают. Конечно, это общая картина или правило, из которого, к счастью, есть исключения.

Почему для исследования избираются не актуальные проблемы, а такие, решение которых практически никогда не приводит к коммерческому продукту. Прежде всего, потому, что проблемы ищут не там. Эти проблемы находятся не в голове исследователя, а в цеху, в министерстве, школе, то есть там, где осуществляется реальная практическая деятельность, задыхающаяся в плену нерешенных проблем, которые надо увидеть, очистить от наслоений ординарной деятельности и сформулировать как собственно научную проблему, предполагающую возможные варианты ее решения.

Причины абстрактного теоретизирования. Причины не однозначные, и носят комплексный характер. Прежде всего, дает о себе знать менталитет того самого уравнительного социализма, отсутствие рынка товаров и идей. Вторая причина – приоритет теории над практикой, не владение конструктивным подходом и конструктивной методологией.

Примат теории над практикой в нашем обществе является тотальным, и эта установка определяет решения многих проблем. Возьмем, к примеру, инженерно-техническую деятельность. Представьте себе следующую ситуацию. В одном академическом институте машиностроительного профиля сломался станок с ЧПУ (с числовым программным управлением).

Между тем, в этом самом институте есть несколько докторов технических наук – специалистов высшей квалификации, по определению. Однако ни один из этих специалистов этот станок, как, впрочем, и любой другой, не починит, поскольку они специалисты в области карандашнобумажных операций. И ремонтировать приходится завлабу, который хотя и закончил аспирантуру, но диссертацию не защитил, поскольку не смог променять отвертку на карандаш и бумагу. Налицо противоречие между головой и руками, теорией и практикой И одно из таких «социалистических решений» – безрукий инженер. Слава богу, что этот подход миновал врачебную практику и образование. Медицина еще сохранила трезвость ума и в состоянии различить теорию в виде карандашно-бумажных операций и врачебную деятельность или врачевание.

Подобный теоретико-схоластический уклон наблюдается во всех сферах науки как социального института, в том числе образования как сопряженного с наукой феномена. Парадоксально, но факт. Основное содержание образования инженера составляют расчеты, которые занимают до 80% учебного времени студента. Сравните этот абстрактно-теоретический подход в подготовке инженера с реальной инженерной практикой, то есть той деятельностью, которой занимается инженер по жизни. К великому сожалению, безрукий инженер, бездушный педагог и непрофессиональный специалист – это не плод безудержной фантазии. Однако, времена изменились, и мы можем прямо сказать, что проблема преодоления абстрактно-теоретического подхода в науке и образовании и утверждения конструктивной методологии является приоритетной.

Соотношение теории и практики. Мы по–прежнему, считаем, что теория является высшим критерием научности, а чисто эмпирические исследования заслуженно получают кличку ползучего эмпиризма. Все дело в акцентах, в правильном соотношении теории и практики.

«Нет ничего практичнее хорошей теории» – вот наше кредо. Никто не против хорошей теории, скажем больше – без нее не обойтись. Однако только в одном случае – если теория выступает в качестве интеллектуального ресурса, теоретической поддержки практической деятельности.

Другими словами, концептуальная модель является вторичной и всецело определяется (сопряжена) с инструментальной моделью. Иначе мы будем иметь то, что имеем. В статьях и монографиях читаем: «следует проанализировать, разработать, необходимо расширить, требует дальнейшего развития…» Однако возникает вопрос, кто это будет делать, когда и кто будет финансировать. По нашему глубокому убеждению, настало время переходить на проектный язык и конструктивную методологию. А вместо абстрактных заклинаний переходить к решению конкретных проблем, которое будет включать в себя ответы на следующие вопросы: кому это нужно и почему, кто это будет делать и почему, кто финансирует эти разработки, а также необходимое время.

Говоря о соотношении теории и практики, науки и производства (экономики), следует иметь в виду еще одно обстоятельство. Существующая здесь проблема – теоретикосхоластический уклон науки объясняется не только абстрактным характером науки, но также устройством самой экономики, ее слабой восприимчивостью к науке и инновациям. Однако, это отдельная проблема.

Инновационное развитие и высокие технологии. Новация и инновационное развитие становятся ключевыми реалиями нашей жизни. Образование, как сфера культуры является взаимосопряженной, с одной стороны с наукой, с другой с производством. Понимание смысла инновационного развития в науке, технологиях и современной экономике – ключ к пониманию смысла современного инновационного образования.

Pages:     | 1 |   ...   | 131 | 132 || 134 | 135 |   ...   | 193 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.