WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 193 |

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ В МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ТРАДИЦИЯХ ШКОЛЫ АННАЛОВ И МИНСКОЙ МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ Л.Е. Лойко В современной исторической науке процедура интерпретации детерминируется культурным фоном с двух позиций. Во-первых, контекстуальным уровнем, когда историческое знание аккумулирует в снятом виде культурно-исторический фон. Во-вторых, уровнем актуальной детерминации, которая реализуется в пространстве субъект-объектного взаимодействия непосредственно. Она определяется содержанием ценностно-смысловой сферы, приоритетами общественного сознания.

Как только наука вводит в свой аппарат понятие, она задает и некоторое представление о границах смысла, который оно отражает. Эти границы носят относительный характер, поскольку теоретические понятия истории необходимы не столько для того, чтобы фиксировать результат эмпирического исследования, сколько для того, чтобы помочь исследователю увидеть историю живой, такой, какая она была в определенную историческую эпоху. Инструментальный смысл понятий в таком исследовании очевиден.

Такова ключевая идея в подходе к интерпретации представителей французской школы Анналов. При этом инструментальность понятий они дополняют их содержательными аспектами. Узловые понятия типа времени концентрируют внимание исследователя на определенном языковом поле истории, культуры. Выбирать в этом поле смысловые единицы – задача историка. Она реализуется благодаря знанию диалектики случайности и необходимости.

Ф. Бродель благодаря такому умению не только написал историю трех столетий Европы, но и убедительно продемонстрировал эвристические возможности нового методологического подхода. В используемом им понятии «время мира» отражены ключевые элементы, по которым можно судить об экономической жизни общества определенной эпохи. За основу взяты узловые точки истории, в данном случае – крупные города. Понятийная матрица исторического времени может выбираться совершенно случайно, но под этой случайностью скрыта необходимость культуры. Ф. Бродель пишет, что «некоторые процессы, протекавшие между XV и XVII веком, нуждаются в особом названии. Присмотревшись к ним, убеждаешься, что простое отнесение их к рыночной экономике в обычном понимании граничит с абсурдом. Слово же, которое при этом само приходит на ум – это капитализм. В раздражении вы гоните его в дверь – оно тут же возвращается в окно. Ибо вы не находите для него адекватной замены – и это симптоматично» [1, c. 50–57].

Инструментальный смысл понятий истории состоит в том, что они совершенно свободно выбираются как метод исследования и интерпретации, вне узких рамок дисциплин. Каждое случайное понятие в аспекте времени затрагивает комплекс экономических, социальных, психологических связей. Вопрос заключается в том, какое узловое понятие выберет историк, чтобы в рамках интерпретации организовать время истории. В качестве конкретизации узлового понятия времени выступают понятия: «город», «капитализм», «реформация», «время мира», «мирэкономика», «ментальность». Наибольшее развитие этот подход получил в фундаментальном труде Ф. Броделя «Материальная цивилизация, экономика и капитализм XV–XVIII вв.». Опираясь на концепцию «длительной временной протяженности», ученый обнаруживает, что хозяйственная жизнь людей данного периода, наряду с известными и давно освоенными в экономической науке измерениями, включает и качественно иные слои, ускользавшие от описания. Детальное описание материальной цивилизации позволило Ф. Броделю перейти к описанию рыночной экономики и дать характеристику их взаимосвязи.

Аналогичный подход к интерпретации истории осуществили Ж. Дюби, М. Блок, Ж. Ле Гофф, Л. Февр, Р. Мандру, что позволило говорить о формировании в 20-х гг. XX в. во Франции новой методологической школы.

В 60-е гг. XX в. в Беларуси в работах В.С. Стпина был реализован интерес к методологическим аспектам интерпретации культуры и механизмов развития науки с точки зрения выявления категориально-понятийных структур исторического сознания. Эти структуры обозначаются отечественным методологом как универсалии культуры, которые формируют категориальные структуры сознания, являются результатом естественной социальной эволюции. Сложившаяся в культуре система универсалий и их смыслов сохраняется до тех пор, пока она «обеспечивает воспроизводство, генерацию и сцепление необходимых обществу видов деятельности, поведения и общения» [2, с. 45].

Если французская школа Анналов стремилась к отображению исторических эпох в феноменологическом разнообразии их повседневной жизни, то отечественная школа методологии, сформировавшаяся на основе диалектико-материалистической методологии, была акцентирована на динамике исторических эпох, линейности исторического процесса. Поэтому категориальные структуры, выражавшие суть исторической эпохи, интерпретировались в аспекте их трансформации, изменения их смыслов. Момент исторического перехода от одной эпохи к другой и соответствующие трансформации смыслов объяснялись тем, что эти структуры были неспособны «ассимилировать новый, важный для людей социальный опыт, соединить его с традицией и передавать от поколения к поколению» [2 с. 45].

В такие исторические переходные периоды в различных сферах культуры происходит интенсивная переоценка ценностей. Воспроизводство и развитие неорганического тела цивилизации, социальных связей и отношений людей оказываются скоррелированными друг с другом.

В качестве примера функционирования категориальных структур В.С. Стпин избирает средневековую культуру с последующим переходом ее в форму техногенной цивилизации, что позволило, следуя высказыванию Ф. Броделя, увидеть новые грани исторического многообразия новоевропейской жизни, в границах которой эволюционировали наука, религия, экономика, политика, право, этика.

Литература 1. Бродель, Ф. Динамика капитализма. – Смоленск, 1993.

2. Стпин, В.С. Философская антропология и философия науки. – М., 1992.

1.2. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ИСТОРИЧНОСТЬ ФИЛОСОФИИ Ю.В. Каркин Философия занимает определенное место в ряду форм культуры, к числу которых относятся искусство, религия, право, наука и др. Очевидно также, что философия в первую очередь связана с той частью культуры, которую принято характеризовать как гуманитарную. Последняя ставит в центр своего внимания человека и особенности его бытия. Философия отвечает определенной потребности человеческого духа.

Философия возникла в VII–VI вв. до н.э. в Средиземноморском регионе, точнее, в Древней Греции и на сопредельных территориях. Мировоззренческие системы, выработанные в Древнем Египте, Вавилонии, Индии и Китае, нельзя безоговорочно отнести к философским.

Чаще всего эти системы называют предфилософией, поскольку в них доминировали мифологические и религиозные представления и, соответственно, способ философствования базировался не на рациональных (в частности, логических) приемах рассуждения, а на аналогиях и метафорах преимущественно антропоморфного характера. В древнегреческой философии сохранялись остатки прежнего способа мышления, однако доминировали приемы, основанные на логических правилах и принципах рационального, в том числе научного, мышления.

Какие процессы и явления общественной жизни способствовали возникновению нового типа мировоззрения, основанного не на эмоциях, фантазии и обыденном опыте, а на интеллектуальных способностях человека и продуктах его разумной деятельности Почему оказались недостаточными в мировоззренческом плане мифология и религия еще в то далекое время, хотя и поныне не только религия, но и мифология не утратили своей социальной значимости Первостепенное значение имело установление демократического социального строя, предполагавшего участие в общественных делах, в решении политических хозяйственных вопросов основной массы свободного населения. Процедура принятия важных решений путем коллективного обсуждения требовала от ее участников умения вырабатывать индивидуальную позицию и аргументировать ее результатами собственных интеллектуальных усилий. Эти усилия направлялись на анализ реальной военно-политической, социальной или хозяйственной ситуации, структура которой была намного сложнее той, которая описывалась в мифологических сюжетах. Необходимо было совершенствовать механизмы интеллектуальной работы, и философия в наибольшей мере поощряла такую установку [1, с. 17–19].

Одной из основных причин интеллектуального характера, стимулирующей зарождение философии, было сомнение в мировоззренческой состоятельности и практической достаточности мифологических представлений и норм обыденного сознания. Древнегреческие философы обвиняли мифологию в логической непоследовательности, апологетике безнравственности, а обыденное сознание – в ограниченности представлений и противоречивости установок.

Это сомнение выразилось в теоретически обоснованной ими и практически окрашенной необходимости различать мнение и знание. Мнение – это то, что основано на традиции или обыденном опыте и, как правило, является мнением большинства. Знание – это то, что истинно в действительности, соответствует реальному положению вещей и ходу событий и менее всего зависит от позиции большинства по данному вопросу. Сомнение в достаточности общепринятого мнения, поведения и образа действий является наиболее древним стимулом к возникновению философии.

Для более полного осмысления генезиса философии ответы на вопросы «Почему оказались недостаточными мировоззренческие представления, предшествующие философским», «Почему возникла философия и возникла в определенном месте» должны быть дополнены более детальными сведениями о ее интеллектуальных предпосылках, которые так или иначе использовала зарождающаяся философия. К их числу относятся:

– во-первых, мифология, поставившая мировоззренческие вопросы о происхождении и структуре мироздания;

– во-вторых, обыденное сознание, в рамках которого в определенный период начали довольно интенсивно развиваться зачатки мировоззренческих представлений;

– в-третьих, зарождающаяся наука, накапливающая сведения о мире «в его собственных характеристиках», относительно свободные от деформирующего воздействия мифологических схем и мнения большинства.

В разные исторические периоды поочередно доминировали различные предпосылки. Исследователи отмечают «экзотичный» период, называемый «эпохой семи мудрецов» (конец VII– начало VI в. до н.э.), когда духовную атмосферу древнегреческого общества уже не могли определять ни дискредитировавшая себя мифология, ни зарождающаяся философия, ни тем более не обладающая сколько-нибудь заметной социальной нишей наука. Основные мировоззренческие ориентации задавались установками, аккумулирующими и обобщающими опыт обыденного сознания в жанре «гномов» – коротких изречений. Наиболее известные из них: «Больше всего – пространство, ибо оно все объемлет», «Сильнее всего – необходимость, ибо она одолевает всех», «Быстрее всех – мысль, ибо она бежит без остановки», «Находясь у власти, управляй самим собой», «Не наживай богатства нечестным путем», «Не множество слов доказывает рассудительность мнения» (Фалес); «Бери убеждением, а не силой» (Биант), «Трудно быть добрым» (Питтак), «Избегай удовольствия, рождающего страдания», «Не спеши приобретать друзей, а приобретенных не спеши отвергнуть», «О тайном догадывайся по явному» (Солон).

Авторы приведенных высказываний составляли как бы «устойчивое ядро» мыслителей, причисляемых к семи мудрецам. В другую, «переменную», часть этой группы поочередно включали Периандра, Клеобула, Хилона, Мелисса и др. В более поздний период усилилась роль науки как фактора генезиса философии. Первые философы, начиная с Фалеса, зачастую были одними из первых ученых. Это в определенной мере дает право говорить о философии как о совокупности объективных знаний о мире, из которой впоследствии отпочковались конкретные науки о природе, обществе и человеке. Данный процесс продолжается и в настоящее время, что подтверждает актуальность вопроса о предмете философии и структуре философского знания [2, с. 15–18].

Пожалуй, ни об одном явлении культуры мыслящее человечество не высказывало столь разнообразные и разноречивые суждения, как о философии.

Философия – «любовь к мудрости» (от греч. phileo – люблю и sophia -мудрость) – возникает в VII–VI веках до н.э. в Древней Греции и на Востоке – в Индии и Китае.

Для греческого философа Платона философия – это мышление о вечном и непреходящем. Пифагор усматривал в философии не обнаружение окончательной истины, а лишь любовь к мудрости и к нравственной жизни. Аристотель видел корень философии в удивлении, а предмет ее – в исследовании «первых начал и причин».

Так центр философских размышлений переносился то в сферу науки, то в область нравственности, порой философия оказывалась неотличима от поэзии. Немецкий философ И.Г. Фихте (1762–1814) считал, что философия не только всеобщая наука, но и предпосылка всякого знания, свою систему он назвал «наукоучением».

В XX веке философию все чаще выводят за границы науки, за границы познания мира вообще. «Не в мире, а в человеке философия должна искать внутреннюю связь своих познаний», – писал немецкий философ, представитель «философии жизни» В. Дильтей.

Многие философы сближают философию с искусством. Испанский философ М. Унамуно (1864–1936) писал: «...философия значительно ближе к поэзии, чем к науке. Все философские системы, задуманные как предельное обобщение конечных результатов частных наук за тот или иной период времени, были гораздо менее содержательны и жизнеспособны, чем системы, в которых выразилась во всей своей полноте духовная страсть их автора» [3, с. 5– 8].

Таким образом, философия затрагивает человеческие интересы, хотя и далека от примитивной полезности. Решая проблему смысла человеческой жизни, философия решает ее как проблему смысла жизни вообще, то есть философия стремится к универсальным, всеобщим ответам.

Литература 1. Калмыков, В.Н. Основы философии. – Минск, 2003.

2. Философия. Ч. 1. История философии / Под ред. В.И. Кириллова, С.И. Попова. – М., 1996.

3. Чуешов, В.И. Введение в современную философию. – Минск, 1997.

АДЗІН РЭДКІ БЕЛАРУСКІ КАСМАГАНІЧНЫ СЮЖЭТ І КАСМАГАНІЧНАЯ КАНЦЭПЦЫЯ ШКОЛЫ ДЖАЙМІНІЯ САМАВЕДЫ С.І. Санько Сярод шэрагу беларускіх версій дуалістычнага касмаганічнага падання сць адна, якая вылучаецца свай эксклюзіўнасцю на еўразійскім абшары. Прынамсі, В.С. Кузняцова, якая нядаўна адмыслова вывучала дуалістычныя касмагоніі, аналагаў й не адзначала. Вось пачатак гэтага падання:

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 193 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.