WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 102 | 103 || 105 | 106 |   ...   | 193 |

По мнению проф. Янчука В.А. одной из самых сложных проблем – метапроблемой – является на сегодняшний день проблема субъективности [2, с. 4]. Длительная борьба науки за максимальную объективность и элиминирование субъективного фактора увенчалась в эпоху постмодернизма неким результатом, который получил название «смерть субъекта» или «кризис идентификации». Результат этот, на наш взгляд, теоретически фундирован неклассической философией. Эдмунд Гуссерль, создавая феноменологию, сделал попытку максимально элиминировать субъективный фактор. Познание объекта «как-он-есть», а не «как-он-есть-в-нашемпредставлении» стало принципиальной задачей новой теории познания. Максимально ярко этот феномен проявился в искусстве Модерна. Так, в позднем кубизме Пикассо поставил задачу «слиться с объектом». В качестве максимальной задачи провозглашался отказ от зрения – «война против зрения». Художник должен быть «чист», т.е. независим от собственного, личного видения предмета (ср. с экспрессионизмом: максимальное выражение собственной субъективности). Таким образом, по мнению Дерриды, неклассическая философия совместно с искусством осуществила деструкцию таких фундирующих саму идею субъективности феноменов как «самодостаточность» и «самоналичие». Субъективность же растворилась в семиотическом пространстве языка. Данное явление получило название лингвистического поворота или языковой революции. Одна из ключевых идей этого поворота состоит в возможности анализа любого типа объектов как знаковых систем. Смысл поворота к языку состоял в том, что поскольку было осознано, что язык составляет принципиальное условие знания и мышления, то исследования в области социальных, политических, психологических и культурологических проблем должны быть сформулированы как языковые [3].

К методологическим основаниям этого поворота относят и созданные Ф. де Соссюром семиотику и структурную лингвистику, школу русского формализма во главе с Р. Якобсоном, антропологический метод Клода Леви-Стросса.

Осознание языка как главной силы наделяющей объекты смыслом, привело к фундаментальному представлению мира как текста. Развитие этой тенденции привело к тому, что со временем была переосмыслена одна из ключевых идей лингвистического поворота, а именно того, что методы формального лингвистического анализа можно распространить за пределы предложения (предложение, как известно, является предельным предметом анализа в лингвистике). От знака к фразе, от фразы к тексту и от текста ко множеству практик означения – так можно обозначить направление в котором двинулись гуманитарные дисциплины. Соответственно и интерес к лингвистике сменился интересом к возможностям риторики. Возникла современная риторика (неориторика) – общая теория высказываний как коммуникативных взаимодействий людей. Предтечей бурного развития неориторики принято считать М.М. Бахтина, а именно его труд «Проблемы речевых жанров»(1953). В свою очередь ядром неориторики стал нарратив.

Этимология этого понятия восходит к латинскому термину narratio (греческий эквивалент – diegesis), который использовался в качестве технического термина, обозначающего часть речи оратора, следующей за провозглашением тезиса. Указывают и на связь с латинским корнем – gno, gnosis – знать. Таким образом, термин «нарратив» член семьи слов – когнитивный, диагноз, гнозис, физиогномия, норма, нормальный (лат. «норма» – измерительная линейка).

Представления о сущности, структуре, психологических и социальных функциях нарратива сложились еще в античности; не случайно ведущие теоретики этого направления П. Рикр и Ж. Жаннет подробно разбирают в своих текстах античные идеи и, прежде всего, Аристотеля.

Аристотель, как известно, выделял три вида знания: теоретическое, практическое и поэтическое, понимая под последним те виды активности, которые порождают результаты, остающиеся во времени, когда действие уже завершено. Следует заметить, что именно эту идею развил Хайдеггер, придав поэтике онтологический статус. При этом поэтика понимается в широком смысле – и зодчество, и живопись, и т.д., то есть все то, что сегодня принято называть – текст.

Принято выделять два этапа развития нарративной теории: на первом, пришедшемся на 1980-ые гг. нарратив, под которым понимался по преимуществу литературный текст, изучался семиотически. Затем закономерностями функционирования нарративов заинтересовались в теории коммуникации, социологии, психологии, педагогике, истории и др. В настоящее время в нарратологии совершается переход от ее классической версии, для которой были характерны сосредоточенность на формально-синтаксических характеристиках, изучаемых по преимуществу лингвистическими средствами к современной версии, нацеленной на смысловые моменты повествования. Для этого, например, используется метафора вселенной, состоящей из одного или более миров, существующих автономно. В повествовательной вселенной имеются также относительные миры (репрезентации реальных или других относительных миров, их «идеальные» модели либо альтернативы), каждый набор которых, принадлежа какому-либо характеру, задает область, в которой этот характер существует. К примеру, есть эпистемологические миры, или миры знания, миры желания, моральные миры, альтернативные миры (порождения психики: мечты, фантазии, галлюцинации, противоречащие реальности заявления, вымыслы). Более того, особенное внимание уделяется анализу контекстов повествования в русле общей контекст-центрированности постструктурализма в отличие от текст-центрированности структурализма.

При этом становится возможным и реализация основного постулата нарративного подхода, а именно: «основным предметом науки уже не являются объективные данные, которые нужно квантифицировать, их место заняли значимые отношения, которые нужно интерпретировать» [1, с. 20]. То есть, налицо движение от получения знаний с помощью внешнего наблюдения и экспериментальных манипуляций с испытуемым, по направлению к пониманию человека с помощью беседы. Беседа, таким образом, предстает уже не только конкретным эмпирическим методом, а является основной формой конституирования знания. Мир же человека предстает как диалогическая реальность со всеми вытекающими отсюда последствиями, в которых, например, становится возможным «воскрешение субъекта» и преодоление «кризиса идентификации» в контексте субъект-субъектных отношений, то есть в коммуникативной стратегии современного постмодернизма (философия Другого).

Литература 1. Квале, С. Исследовательское интервью. – М., 2003.

2. Янчук, В.А. Методолого-психологические основания развития психологической науки в культурнонаучной традиции постмодернизма // Белорусский психологический журнал. 2004. – № 1. – С. 4–13.

3. Ankersmit, F.R. Kantian Narrativism and Beyond // The Point of Theory: Practices of Cultural Analysis. – New York, 1994. – P. 155–160.

РЕЛЕВАНТНОСТЬ ФИЛОСОФСКОГО КОНТЕКСТА В СОВРЕМЕННОЙ МЕТОДОЛОГИИ ОБОСНОВАНИЯ «ГУМАНИТАРНОЙ МАТЕМАТИКИ» В.А. Еровенко, О.В. Гулина Начнем с вопроса: надо ли включать математику в число обязательных предметов гуманитарного образования Мы считаем, что надо! Математическое образование в университетах получают в настоящее время студенты разных гуманитарных специальностей. Часть их впоследствии станет передавать знания следующим поколениям студентов или участвовать в развитии своей науки и общей культуры. Одно только это обстоятельство является достаточным основанием для реального беспокойства за качество обучения студентов-гуманитариев и заинтересованного рассмотрения подходов к обучению математике не только математиков, но и представителей гуманитарного знания.

По мнению декана факультета педагогического образования МГУ, профессора математики Н.Х. Розова: «Необходимость математического обучения гуманитариев диктуется и некоторыми общими соображениями. Бесспорно, что сегодня нельзя считать интеллигентом человека, не читавшего "Фауста", не слышавшего об импрессионизме или не знающего событий Великой французской революции. Но может ли интеллигент начала XXI в. не владеть действительно элементарными, общекультурными математическими фактами, т.е., например, не представлять себе, что такое вероятность, не понимать слова "бифуркация" или не владеть понятием многомерного пространства» [1, с. 5–6]. Современная математика является не только частью культурно-исторической традиции, но и существенным элементом общей культуры с точки зрения научного языка философского восприятия окружающего нас мира.

Безусловно, преподавая математику гуманитариям, надо учитывать специфику гуманитарного «образа мысли». Она проявляется в ассоциативном мышлении, в отличие от формально-логического изложения, и приоритете конкретного над абстрактным рассуждением. Что делать, если от лекции к лекции «экзистенциальный разрыв» между преподавателем математики и студентом-гуманитарием увеличивается, как в такой ситуации овладеть вниманием аудитории Во-первых, надо попытаться изменить акценты с преподавания на обучение, в котором методика обучения математике в высшей гуманитарной школе должна интересоваться также и деятельностью студента в аудитории. Доброжелательность и глубина, простота и широта ума – это основные секреты педагогики гуманитарной математики. Во-вторых, при обучении студентовгуманитариев вполне уместно воспользоваться идеей гуманизации математического образования. Следует заметить, что, не будучи еще полноценно реализованной, гуманитарная специфика уже изрядно скомпрометировала себя неуемными реформаторами от образования всех уровней.

Университетский курс высшей математики является прекрасным полигоном для выработки умений, способствующих формированию рефлексии и самоанализа своих действий, поскольку, в отличие от школьной математики, она не ориентирована только на правильные доказательства правильных теорем. В математической деятельности важно не только понятие доказательства как установления математической истинности, но и понятие опровержения утверждения как установления его ложности. В том, что представляется истинным преподавателю математики, студента-гуманитария еще предстоит убедить, – в этом состоит проблема убедительности. Пытливый ум всегда требует убедительных доказательств высказываемых истин.

Принято считать, что проблема обоснования математики имеет как логическое, так и философское измерение, которое представляется более важным в контексте заявленной темы. Хотя можно исходить из того, что философский статус теоретико-множественных принципов, используемых в математической практике, в действительности не является широко известным в сообществе профессиональных математиков.

Важнейшая цель обучения гуманитариев математике состоит даже не столько в сообщении математических знаний и сопутствующих им методов, а в терапевтическом расширении их психологии с помощью прививки им строгой дисциплины мышления. Помимо дисциплины мышления, известный профессор логики В.А. Успенский выделяет еще триаду важнейших умений, выработке которых способствуют занятия математикой: «Перечислю их в порядке возрастания важности: первое – это умение отличать истину от лжи; второе – это умение отличать смысл от бессмыслицы; третье – это умение отличать понятное от непонятного» [2, с. 170]. Гуманитарное познание можно эффективно реализовать в рамках широко трактуемого общенаучного подхода, включающего элементы естественнонаучного и математического стиля, отличного от гуманитарного мышления, тем не менее, обогащающего другие подходы.

При этом следует не забывать также о том, что современная математика отличается от естественных и гуманитарных наук специфическими требованиями к методологическому обоснованию теорий. Философский анализ проблемы обоснования «гуманитарной математики» опирается на общие характеристики научного познания, поэтому процедуры конкретизирующего обоснования в философии выполняются, вообще говоря, не с той последовательностью, методичностью и эксплицитностью, как это делается в точных науках. Проблема математической подготовки студентов-гуманитариев актуализируется, прежде всего, в связи с полноценным применением количественных методов в ряде направлений гуманитарного знания. Можно отметить, что для конкретизирующей методологии обоснования общеобразовательных и познавательных математических теорий философия, чаще всего, обращается за помощью именно к самой математике, что, впрочем, вполне естественно.

«Гуманитарная математика» не нуждается в исключительно логическом обосновании не потому, что оно невозможно, а в силу того, что развитие математических теорий можно рассматривать как постоянный процесс их обоснования. Специфика математического знания заключается в том, что его онтологический фундамент опирается, прежде всего, на соответствие исходных философских воззрений общей картине функционирования целостной науки. Например, философская проблема истинности математических суждений тоже имеет свою специфику, поскольку, сравнивая математическую теорию, реализованную, например, в техническом приспособлении, мы не задаем себе вопроса, истинно оно или нет, так как для нас важно лишь то, работает оно или нет. Тем не менее, вопрос о критериях истинности все же встает в применениях математики к гуманитарному знанию и относится к числу важнейших философскомировоззренческих проблем его обоснования.

Целостность современной методологии обоснования «гуманитарной математики» означает, что существенное изменение любого его направления оказывает воздействие и на другие подходы, что ведет к изменению всей концепции. Суммативность методологии обоснования предполагает определенный уровень самоорганизации его реализации для конкретных гуманитарных наук, хотя изменение всего комплекса обоснования является суммой изменений относительно самостоятельных направлений как источник развития математизации гуманитарного знания. Единство современной методологии обоснования гуманитарной математики можно трактовать как процесс увеличения взаимодействия различных гуманитарных направлений при росте их математической составляющей, то есть как увеличения значимости синтеза и целостных характеристик программы обоснования самой современной математики.

Pages:     | 1 |   ...   | 102 | 103 || 105 | 106 |   ...   | 193 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.