WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 99 | 100 || 102 | 103 |   ...   | 193 |

Вопрос о возникновении новой науки – не столько теоретический, сколько практический вопрос. Научная дисциплина не может выйти из-под пера того или иного мыслителя как некий продукт его субъективной фантазии. Она должна «созреть» в недрах практики, явиться выражением насущных, злободневных проблем, интересующих человека именно необходимостью своего скорейшего преодоления. Однако не всякая злободневность продуцирует формирование нового научного направления. Необходим также сознательный, целенаправленный, преднамеренный поиск оснований для творчества в науке. А это более теоретический, чем практический вопрос. Умение осознать «видимые», но никем пока не воспринимаемые «вещи», умение воспринять «носящиеся в воздухе идеи» и дать им правильное выражение, определить для них соответствующее место в общем ряду разумного творчества человечества – все это предполагает творчество отдельного субъекта – ученого.

На наш взгляд, сегодня, в постклассическую эпоху сложились все предпосылки для синтеза теории и практики в направлении формирования новой научной дисциплины – рационики.

У каждой науки кроме каких-либо полумифических предпосылок «витающих в воздухе», должно быть нечто более конкретное и весомое – предмет, метод, средства выражения, язык (символика, терминология), классификационные признаки, и т.д. Попробуем определить некоторые из этих атрибутов рационики.

Предмет рационики – изучение способов (форм) разумного освоения мира человеком и себя как человека в этом мире. Это довольно древняя проблема, которая неявно затрагивалась еще в глубокой древности, когда человек не имел еще специальных средств для ее последовательного и всестороннего осмысления, когда человек лишь становился разумным существом.

Как понимать самоназвание человека – Homo sapiens Какими признаками должно обладать существо, что бы оно было признано разумным Как объяснить жгучее желание современного человечества отыскать в безднах космоса «собратьев по разуму» В каких случаях и почему человек «теряет собственный разум» и, если вдруг такое случилось, как помочь утерявшему отыскать, вновь обрести утерянное Каковы границы «разумения человеческого» Что противостоит разуму человека: неразумие или сверхразумие А может быть и то и другое Данные формулировки дают нам возможность оценить злободневность предметной области рационики лишь для обыденного сознания, но не обозначить актуальность ее предмета для научного разума, осуществляющего рациональный поиск истины.

Актуальность исследований предметной области рационики с точки зрения современной науки выражается в нескольких аспектах: 1) необходимость осмысления исторического опыта рационального освоения действительности; 2) необходимость рационального осмысления современной «онто-экзистенциальной ситуации»; 3) необходимость выработки программ (проектов) преобразования данной ситуации в направлении создания условий для более адекватного существования человека как разумного существа.

Здесь необходимы некоторые пояснения: 1) предметная область рационики не исключает, а даже требует исследования многообразной сферы внерациональной практики освоения существующей действительности. Более того, одним из фундаментальных положений рационики является тезис о диалектике рационального и внерационального в бытии человека. Диалектика понимается здесь не просто как анализ противоречий рационального и внерационального, не просто как указание на их взаимосвязь или фиксация их взаимной дополнительности. Диалектика рационального и внерационального рассматривается как процесс перехода одного в другое, как одновременный процесс трансформации, метаморфоза, превращения (перерастания) рационального и внерационального «в-свое-иное»; 2) рационика не является средством подавления чувств, эмоций, контроля над волей, неким диктаторским инструментом интеллектуального издевательства над человеком (так же как, например, психология – традиционно понимаемая как наука о душе – не ставит своей целью морализировать по поводу душевных переживаний человека). Наоборот, рационика позволяет более глубоко проникнуть в суть внерациональных феноменов процессов познания и действия. На основе процедур, применяемых в рационике к этому «неадекватному» (нетрадиционному) предмету исследования каким является внерациональные компоненты процесса познания, последние и могут быть более менее адекватно выражены, обозначены, описаны как таковые (по собственной сути).

Рассмотрим вопрос о методе рационики, вернее и более корректно (правильно) говорить о системе методов данной научной дисциплины. Это связано с традиционной дифференциацией научного знания на теоретический и эмпирический уровни. Соответственно, теоретический («спекулятивный») уровень рационики включает в себя: 1) ряд философских и 2) общенаучных методов, 3) собственно рациономические процедуры познания (постижения) предмета исследования. Специфика использования данных процедур кроется в особенностях предметной области рационики.

На эмпирическом уровне также можно выделить несколько групп методов: 1) традиционные эмпирические методы научного познания (наблюдение, эксперимент и т.д.); 2) нетрадиционные методы, что обусловлено спецификой внерационального как предмета исследования рационики («экзистенциальный анализ», метод свободных ассоциаций, гипноз, «вчувствование», медитация, интуиция, эмпатия, экстатические состояния сознания и т.д.); 3) собственно рационалистические (от «рационалистика», а не «рационализм») процедуры познания (постижения) предмета исследования.

Однако, использование данных методов и процедур исследования (как теоретических, так и эмпирических) происходит в рационике не внешним формальным (линейным) образом по отношению к ее предмету, подобно использованию геометром метрически-шкалированных инструментов. В результате использования методов рационики происходит видоизменение ее предметной области и соответственно перманентное уточнение самой системы ее методов. Подобные диалектические взаимосвязи предмета и методов его познания в науке уже не являются чем-то новым и неожиданным. В качестве примера можно указать на ситуацию сложившуюся в квантовой механике периода ее формирования (см. работы В. Гейзенберга, М. Планка, А. Пуанкаре, Н. Бора и других ведущих физиков начала ХХ века).

Средства выражения рационики вполне традиционны для «нормальной науки» (термин Куна): 1) словесно-текстуальные; 2) образно-графические (визуальные); 3) предметномодельные. Средства выражения традиционной науки вполне статичны, т.е. по мере их использования они остаются неизменными по содержанию и физически-предметному воплощению. В рационике применяются и т.н. «динамические средства выражения», которые воплощаются в действиях:

1) целерациональных (термин М. Вебера): конференции, симпозиумы, семинары и прочие «интеллектуальные действа», которые самим фактом своего организационного осуществления выражают степень исследования проблем рационики;

2) ценностно-рациональных: данные действия воплощаются в разнообразных формах участия специалистов-рациоников в социально-этических мероприятиях и программах;

3) аффективных: «культово-ритуальные действа», организуемые с целью исследования внерациональных феноменов процесса познания (массовые шествия, празднества, спортивные состязания, митинги и т.п.).

Классификационные признаки рационики указывают на ее место в общей системе научных дисциплин. Рационика безусловно является интегративной наукой, возникающей на стыке нескольких общественных и гуманитарных наук (комплекс социальных, философских, педагогических наук) с одной стороны, и естественных с другой (комплекс психологических, биологических, медицинских наук). Своим основным сюжетным линиям рационика обязана философскому знанию, которое не всегда, как известно, может быть прописано по научному адресу.

Скорее ее можно отнести к философским дисциплинам (с точки зрения традиционной дифференциации когнитивного багажа человечества).

В заключение укажем лишь на необходимость более предметного и конкретного развития положений данных тезисов, что предполагает позитивно-критическое обсуждение их содержания на конференции.

ОНТОЛОГИЧЕСКОЕ ТРИЕДИНСТВО СУЩЕГО КАК ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ ПРИНЦИП ОТНОСИТЕЛЬНОЙ СТАБИЛЬНОСТИ БЫТИЯ В.Л. Петрушак Современный ценностный кризис техногенной цивилизации, как проявление деградации антропологических и экологических и социокультурных основ человеческого существования создает необходимость формирования не только нового рационального мировоззрения, необходимого для функционирования нового постиндустриального информационного общества, но и формирования новых парадигмальных основ научного познания в XXI веке. Между тем, на всем протяжении более чем 15 веков истории философской мысли в постижении начал бытия в основном соперничают друг с другом две философские системы: материалистическая и идеалистическая. Их спор о первичности материи или сознания, был инициирован системой аристотелевский формальной логики, и в первую очередь законом «исключенного третьего». Так в метафизике Аристотель утверждает, что «равным образом не может быть ничего промежуточного между двумя членами противоречия, а относительно чего-то одного необходимо, что бы то ни было, одно либо утверждать, либо отрицать» [2, с. 75]. Необходимо отметить, что бинарной логике познания Аристотеля предшествовала гносеология Парменида, основополагающим началом которой было утверждение: «одно и то же есть мысль и то, о чем мысль существует». Онтологический смысл его утверждения являет собой тождественность триединства взаимосвязи процесса мышления о целом (бытие) и субстанциальной организационной структуры бытия как целого (единое) и его частей (многое). Эффективность бинарной логики познания Аристотеля, впервые подверг сомнению Г. Гегель. Создавая науку объективной логики, Гегель остроумно замечает: «Положение об исключенном третьем утверждает, что нет ничего такого, что не было бы ни А, ни не –А, что нет такого третьего, которое было бы безразлично к этой противоположности. В действительности же имеется в самом этом положении третье, которое безразлично к этой противоположности, а именно само А. Это А не есть ни +А, ни –А, но равным образом есть и +А, и –А» [4, с. 64]. Однако Гегель не постигнув онтологическую суть парменидовой организационной рефлексии «триединства» бытия изобрел диалектическую триаду («тезис – антитезис – синтез») последовательного развития Мировой Идеи. Причем, в идеалистической диалектике Гегеля можно усмотреть процесс перехода какого-либо развивающегося объекта (вещи или явления действительности) на новый уровень организации (синтез) как результат взаимодействия двух противоположных начал (тезиса и антитезиса). Диалектическая триада Гегеля, а затем и диалектический материализм К. Маркса и Ф. Энгельса сыграли положительную роль в познании действительности и понимании процесса развития, как внутренне присущего материи ее качественного состояния. Однако эвристические потенциал диалектики к концу ХХ века был исчерпан, так как обнаружились процессы самоорганизации материальных явлений действительности, что стало предметом осмысления синергетики и формирования синергетической картины мироздания. Особенно значимыми стали идеи о многовариантности развития, как следствии выбора системой дальнейшего пути развития в критических (бифуркационных) точках начала, максимума, серединной и минимума, что особенно важно для понимания динамики социальных процессов как следствии социального выбора и формирования многовариантной и волнообразной модели исторического развития. Однако и в случае с синергетикой остается неясной причина относительной стабильности организационных форм бытия при условии всеобщего движения и развития. Как правило, для объяснения факта относительной стабильности бытия во внимание принимается то обстоятельство, что уже форма организации вещей и явлений является отражением их содержания, но, будучи более консервативной, чем содержание, форма сдерживает развитие самого содержания. Но, откуда берется устойчивость самой формы Ведь форма и содержание это две противоположные друг другу категориальные основы любых вещей и явлений. Причем, при действии закона «исключенного третьего» эти две противоположности, как и любые другие, аннигилировали бы друг друга. Неудивительно, что для решения этой философской проблемы необходима новая познавательная система, основанная не на постулате единства и противоборства противоположных начал, а на триадном принципе организации самой действительности. Дело в том, что отмечаемый в религиях мира принцип триединства божественного бытия (Святая Троица в христианстве, принцип тримурти (триединства). Вишну, Шивы и Брамы в индуизме, принцип инь, янь и дэн в китайской мифологии и философии или Род-триглав в дохристианском язычестве, триединый Ра в мифологии древнего Египта и т.д.) отражает сущностные основания бытия мира. Уже на уровне материального бытия можно отметить триединство неживой, живой и социальной природы мироздания. На уровне человека отмечается триединство его биологической, социальной и духовной природы. В обществе существует триединство экономической, юридико-политической организации базиса и надстроечных форм общественного сознания. Подобное триединство можно обнаружить и у других форм организации бытия, что обеспечивает относительную устойчивость любого материального объекта и явления природного и социального мира.

Pages:     | 1 |   ...   | 99 | 100 || 102 | 103 |   ...   | 193 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.