WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 98 | 99 || 101 | 102 |   ...   | 193 |

«в дискуссии должна быть представлена вся информации относительно некоторой точки зрения»; «в дискуссии должна использоваться истинная информация»; «в дискуссии должна использоваться релевантная информация»; «в дискуссии должна использоваться понятная и выраженная максимально отчетливо информация»; «участники дискуссии должны быть всесторонне честными, объективными, экономными, точными аргументаторами».

Несложно показать, что нарушение этих правил будет связано с отступление от диалектической модели диалога. Оно – свидетельство ошибок, которые происходят в диалоге, например, тогда, когда его участники умалчивают об определенных фактах и пр.

Обобщая содержание перечисленных выше правил-предпосылок целерационального характера дискуссии, можно выделить пять общих диалектических правил диалога-дискуссии.

Первое диалогическое правило дискуссии – участники дискуссии свободны в выборе для обсуждения, формулировки, аргументации, сомнения и опровержения любой точки зрения.

Второе правило дискуссии – обязанность защищать обсуждаемую в дискуссии точку зрения лежит на том ее участнике, который ее выдвинул. Третье правило дискуссии – точка зрения, обсуждаемая в дискуссии ее участниками должна пониматься объективно и правильно (адекватно). Четвертое правило дискуссии – используемые в дискуссии аргументы должны быть хорошими (истинными, надежными, уместными). Пятое правило – результатом убедительной аргументации в пользу обсуждаемой точки зрения должен быть либо отказ участников дискуссии от сомнений в ней, либо, в случае неубедительности аргументации, отказ от самой точки зрения. Нарушение общих диалогических правил дискуссии ведет, в конечном итоге, к подрыву основного диалектического закона диалога. Перефразируя А. де Моргана, можно утверждать, что имеется бесконечное множество путей нарушения диалектических правил дискуссии, и, ни один из их списков не будет полным и исчерпывающим. Однако, их обстоятельное изучение – важная задача новой диалектики как аргументологии.

Литература 1. Аристотель. Риторика // Античные риторики. – М., 1978.

МЕТАПРИНЦИПЫ БЫТИЯ И ПОЗНАНИЯ: ДИАЛЕКТИКА КАК РАЗДВОЕННОЕ ЕДИНСТВО Э.М. Сороко Профиль кадров, которые готовит высшая школа, предопределяется характером их специальной подготовки: агрономы, инженеры, журналисты, историки, биологи, педиатры, учителя, геологи, гляциологи, ихтиологи и пр. Каковы же статус философа как профессионала и та область, где он может быть признан специалистом Ответы могут разниться, но предельно общий, и самодостаточный ответ дал крупнейший мыслитель XX столетия Хосе Ортега-и-Гассет:

«Философ есть специалист по универсумам» [1, с. 103].

Фундаментальная методологическая прерогатива науки и научного познания – поиск общего и всеобщего в универсуме. Это отметил еще Аристотель, и это тем более важно ныне, в информационном обществе, где знание есть основной продукт, гарантирующий социогенез:

«предмет всякого познания – общее» (Метафизика, 1087a11) и «знание обо всем необходимо имеет тот, кто в наибольшей мере обладает знанием общего» (982a20–22). Здесь важно отметить «иерархию Вигнера-Аристотеля»: явления – законы – принципы. Обобщенные, метанаучные принципы управляют законами, подобно тому, как законы управляют явлениями, что следует принимать во внимание, ибо «сущее не желает быть плохо управляемым» (1076а).

Различают универсум двоякого рода – локальный и глобальный. И лишь первый обычно подразумевается в качестве предмета исследований философа. Согласно Н.И. Кондакову, «универсум есть множество, содержащее все элементы (объекты) какой-нибудь исследуемой области материального или духовного мира» [2, c. 627]. Существенно отметить, что «универсум, или область предметов, относится… не к чистой логике, а к ее приложениям» [3, c. 109]. Каждый элемент универсума имеет отличающие его (индивидуализирующие) признаки. Согласно принципу индивидуации [4, c. 3–13] в идеале «всякая вещь универсума есть единственная вещь» [5, c. 238], а значит, структура такого универсума характеризуется максимальным разнообразием. И это означает, что полная группа симметрии его как целого состоит только из одного, тождественного преобразования. Модели реального объекта как системы, ее состояния или процесса трансформации, опирающиеся на понятие универсума, предполагают установление некоторого отношения, объединяющего элементы данной области в целостность. При этом существенная роль отводится принципу дополнительности, на основе которого совершается гармонизующее внутрисистемное действие и система становится ансамблем, где каждый элемент в соответствии с мерой структурного их разнообразия занимает свое место. «Чтобы осуществлять дополнительность конструирования системы (ее модели), необходимо располагать информацией о том, каково то целое (универсум), до которого мы хотим дополнять наши классы» [3, c. 109]. Универсум не всегда есть внутренне центрированная система: центр может лежать вне его, задаваться, скажем, позицией познающего субъекта (роль наблюдателя в квантовой механике, функция дирижера оркестра и т.п.). Однако в любом случае для организации универсума требуется наличие в нем ведущего центра в качестве интегрирующего либо координирующего органа, доминанты, определяющей внутренний порядок и функциональный режим системы.

Маркс неоднократно использовал понятие универсальности человека, близкое к понятиям целостности, самодостаточности, внутренней развитости, гармоничности, полноты социальных граней в состоянии его интеллекта. И показатели такого состояния, по опыту строительства социализма, не могут сводиться только к совокупности всех общественных отношений. К образованию универсума таких показателей ведут два пути: путь, идущий от личности, и путь, идущий от общества [6, c. 201].

Первый и, по определению, наиболее существенный и важный во всех отношениях, акт объективно осуществляющегося в природе структурогенеза, равно как и первый шаг разума в научном и философском постижении этого совершающегося в мире процесса, как все гениальное и фундаментальное, прост – раздвоение единого на две образующие бинарную оппозицию противоположности, находящихся в тождестве, вне которого они семантически и ценностно девальвируются, лишаются смысла. В таковом статусе этот закон признан и «материалистами», и «идеалистами». В свое время на нем заострял внимание еще В. Ленин: «Раздвоение единого и познание противоречивых частей его… есть суть… диалектики. Так именно ставил вопрос и Гегель… На эту сторону диалектики обычно… обращают недостаточно внимания: тождество противоположностей берется как сумма примеров… а не как закон познания (и закон объективного мира)» [7, c. 316].

Заметим, что профессор МГУ Б.П. Вышеславцев, эмигрировавший из страны в начале 1920-х и весьма критически относившийся к марксистской доктрине в целом, дает восторженную характеристику данного тезиса: «Ленин дает отличную формулировку диалектического принципа: единство противоположностей составляет истинное ядро диалектики» [8]. Известное высказывание В. Ленина о том, что «единство (совпадение, тождество, равнодействие) противоположностей условно, временно, преходяще, релятивно; борьба же взаимоисключающихся противоположностей – абсолютна», он оценивает негативно, апеллируя к Гераклиту: чтобы бытие существовало, необходимо нечто другое, кроме противоречия, кроме борьбы. У Гераклита «война есть отец всех вещей». Но этот отец пожирает своих детей, как Хронос. «Марксисты, любящие ссылаться на Гераклита, – отметил Вышеславцев, – не заметили, что у него [Гераклита] существует другой принцип как мать всех вещей, и это – гармония, согласие, мир, принцип, без которого ничто не родится и ничто не пребывает. Но этот принцип не пользуется у них никакой симпатией и потому замалчивается, он не нужен для классовой борьбы и развития ненависти, он ведет к миру и любви».

Конец и конечная цель (телос) борьбы есть мир и гармония. Без этого борьба бессмысленна и гибельна. Конечная цель и смысл противоречия есть разрешение противоречия; без этого противоречие есть бессмыслица («бессмыслица» есть пребывание в непрерывном противоречии). На этом важнейшем принципе диалектики покоится не более и не менее как вся античная и христианская этика, этика гармонии, мира и любви – таков вывод Вышеславцева. И он прав: борьба существует ради мира, но не мир ради борьбы; борьба не сама по себе, а ради высшей цели – установления меры, гармонии, соразмерности и согласованности во всем. И даже Ленин определял «планирование как сознательное пропорционирование», что без постижения принципов меры и гармонии и введения их в теоретическую базу недостижимо.

Истина, как бы ни была гонима или скрываема, рано или поздно пробьет себе путь: к ней, как неизменной спутнице нормы, красоты и гармонии разум вынужден обращаться вновь и вновь. В современном Китае правящая Коммунистическая партия КНР, отказавшись от превознесения борьбы в качестве центрального императива социальной функциональности, взяла курс на построение гармонически организованного общества, и в этой связи все связанное с гармонией и законом ее становления стало предметом интенсивных исследований, куда ныне вовлечены лучшие научные силы общества.

Означенную В. Лениным «суть диалектики» нельзя рассматривать как прерогативу лишь гегелевско-марксистской версии диалектики. Ее узрели еще древние греки, в частности, Платон: «Что поистине удивительно и божественно для вдумчивого мыслителя, так это присущее всей природе удвоение числовых значений и, наоборот, раздвоение – отношение, наблюдаемое во всех видах и родах вещей» (Эпиномис, 990с – 991а). Эту мысль Платон, высказал, несомненно, будучи оплодотворенным пифагорейскими воззрениями.

Этот принцип, пронизывая все бытие и все познание, универсален и вездесущ. В том были убеждены не только Гераклит, Пифагор, но и многие другие древнегреческие философы, и среди них Аристотель: «Говоря о гармонии, мы имеем в виду два ее значения: во-первых, гармония в собственном смысле есть сочетание величин, которым свойственны движение и положение, когда они так прилажены друг к другу, что больше уже не могут принять в себя ничего однородного; во-вторых, гармония есть соотношение частей составляющих смесь (оба курсива наши – Э.С.)» (408a 5–10).

Сама диалектика также фигурирует в двух вариантах: объективная, или диалектика природы, и субъективная – наиболее общая теория познания. Существует и другой взгляд на диалектику как раздвоенное единство. Имеется в виду ее традиционная, марксистская версия и менее известная, богдановская. «Пользуясь нашими методами, мы с самого начала определили диалектику так: организационный процесс, идущий путем борьбы противоположных тенденций. Совпадает ли это с пониманием Маркса Очевидно не совсем: там дело идет о развитии, а не об организационном процессе», – приводит в комментариях к 3-му изданию сочинений В.И. Ленина (т. 13, с. 320) цитату из работ А.А. Богданова известный функционер В.И. Невский. Богданов на этой основе создал свою «Тектологию» (от греч. tektonikos – созидание), или «Науку об организационном процессе»; его версия диалектики наиболее адекватна процессам гармонизации создаваемых и проектируемых систем.

Открытая греками и углубленная в немецкой классической философии нового и новейшего времени фундаментальность и первозданность онтологического принципа раздвоенного единства как главного атрибута объективной диалектической логики, может иметь и строго научную, математическую аргументацию. Здесь имеется в виду доказанная А.Н. Колмогоровым теорема, которую он считал это наиболее сложным своим результатом. Суть ее в том, что «любую непрерывную функцию любого числа переменных можно представить в виде суперпозиции непрерывных функций, где используется лишь единственная функция двух переменных Ф(x, y) = x + y, а остальные функции – одного переменного» [9, c. 26]. Это открытие опровергает 13-ю проблему Гильберта «о невозможности представления непрерывной функции трех переменных в виде суперпозиции функций двух переменных» [9, c. 26]. Методологически же значимость доказанного А.Н. Колмогоровым предложения выходит далеко за пределы собственно математического контекста. Полученный результат указывает на то, что коль скоро функциональные и структурные связи объективного мира выразимы математическими зависимостями с участием многих переменных, то всякая дихотомическая связка членов отношения – раздвоенное единство, или бинар, – проявляет свою сущность двояко. С внешней стороны, экзогенно, она есть своего рода модуль, «строительный кирпичик» структур этого мира. Со стороны же внутренней, эндогенно, она представляет собой наиболее простое из возможных неразложимое далее фундаментальное пространство. В нем любая из сторон оппозиции, членов бинара, может кратным образом выражаться только через свою противоположность (ибо иного не дано), что свойственно системам самодостаточным. Диада-бинар, играет роль канонического элемента, метрического эталона в процессах становления различных систем природы и общества. Более того, два модуля, бинар и монада, – это строительные кирпичики деревьев (иерархий, потоков).

Фибоначчи, на которых зиждутся структурные порядки универсума, организация социальной, живой и косной природы.

Литература 1. Ортега-и-Гассет, Х. Что такое философия – М., 1991.

2. Кондаков, Н.И. Логический словарь-справочник. – М., 1975.

3. Яновская, С. Область предметов // Философская энциклопедия. – М., 1967. – Т.4.

4. Quine, W.V.O. On the individuation of attributes // The logical enterprise. New Haven – L., 1975. – P. 3–13.

5. Новоселов, М. Тождество // Философская энциклопедия. – М., 1970. – Т.5.

6. Показатели социального и культурного развития и перспективы глобального моделирования // Социологические исследования. – 1977. – № 1.

7. Ленин, В.И. Полн. собр. соч. – Т.29.

8. Вышеславцев, Б.П. Философская нищета марксизма [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

www.philosophy.ru/ library/ vushes/ mark.html. – Дата доступа: 01.03.2011.

9. Успехи математических наук. – 1988. – Т. 43. Вып. 6.

РАЦИОНИКА: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ А.В. Туркулец Современность настоятельно требует выработки новых форм и способов научного познания окружающего человека мира. Это становится очевидным для всего комплекса научных дисциплин. Но наиболее актуальным это требование является для познания все более усложняющейся социальной реальности, для дальнейшего перспективного развития социальногуманитарного знания.

Pages:     | 1 |   ...   | 98 | 99 || 101 | 102 |   ...   | 193 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.