WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 37 |

У. Райкер исходил из принципа размера коалиции: в ситуациях, подобных играм с нулевым исходом, участники образуют коалиции как раз такого размера, какой они считают достаточным для победы, но не больше. Закономерность применима к ситуациям как минимум с тремя игроками, которые будут создавать минимальные выигрышные коалиции («Теория политических коалиций», 1962). Райкер утверждал, что сами партии также можно рассматривать как коалиции, стремящиеся завоевать лишь минимум необходимых для победы голосов.

Вторая группа закономерностей иллюстрирует функционирование политических механизмов в заданных условиях. На основе анализа электорального поведения были выявлены закономерности «воронки причинности»: количество релевантных причин превосходит количество релевантных следствий. Результатом этого является эффект конвергенции фактров, влияющих на электоральное поведение [3, с. 165]. А. Кемпбелл, П. Конверс, У. Миллер, Д. Стоукс – авторы работы «Американский избиратель» (1960) – использовали выражение «воронка причинности» как метафору для объяснения множества факторов, которые воздействуют на индивида в его электоральном выборе. Ось воронки причинности представляет временное измерение, а вот факторы, влияющие на исВеснік Брэсцкага ўніверсітэта. Серыя 1. Філасофія. Паліталогія. Сацыялогія № 2 / ход выборов, находятся в причинной последовательности и сходятся у конца воронки.

Базовыми являются такие факторы, как экономические структуры, социальные границы, исторические модели. Далее по оси следуют ценностные ориентации, политическая ориентация, на периферии воронки – принадлежность к группе, влияние друзей, влияние СМИ, оценка лидерства. На выходе воронки – экономические и политические условия, точки зрения на текущие проблемы. Факторы, в наибольшей степени влияющие на исход конкретных выборов, называются «когнитивно политизированными». Воронка причинности демонстрирует возрастающую значимость различных факторов, влияющих на политическое поведение человека. В «Новом американском избирателе» (1996) У. Миллер и Дж. Шанкс выделили следующую последовательность воронки причинности вдоль временной оси: «стабильные социально-экономические характеристики; долговременная партийная идентификация; склонности к политике; предпочтения по текущим политическим вопросам; ретроспективные оценки находящегося у власти президента по результатам управления; оценки личных качеств кандидатов; перспективные оценки будущей эффективности партий и их кандидатов» [4, p. 190].

Парадоксы индивидуального рационального выбора в сравнении с коллективным демонстрирует «дилемма заключенного». М. Фладд и М. Дрешнер, демонстрируя «дилемму заключенного», писали следующее: «Игрокам в игре с непостоянной суммой случается выбирать не очень выгодное решение… несмотря на то, что в конкретной партии в рамках формальных правил некоалиционной игры два субъекта могли бы принять принцип сотрудничества, они этого не делают… На основании данного эксперимента можно выдвинуть гипотезу, согласно которой люди имеют склонность начинать игру в ситуации равновесия, а затем пытаются найти равновесие получше» [5, р.12, 14].

«Дилемма заключенного» использовалась для оценки поведения индивидов в условиях роста социальных расходов и укрепления государства благосостояния, оценки эффективности членства в профсоюзе, оценки соглашений о разоружении между СССР и США. На ее основе разработана теория «домино», ставшая основой «политики сдерживания» США по отношению к СССР. Согласно теории «домино», захват коммунистами власти во Вьетнаме мог привести к осуществлению такого же сценария в соседних странах. Теория «домино» является не просто политической теорией, а частью реальной политики, но при этом опирается на концепцию рационального выбора и «дилемму заключенного». Решение о введении войск США во Вьетнам принималось, в том числе, на основе учета названных теорий. В качестве ключевых факторов учитывались силы оппозиционных групп в странах, на которые должна быть направлена «политика сдерживания». После Вьетнамской войны теория «домино» использовалась для оправдания американской поддержки движения «контрас» в Никарагуа для предотвращения советского и кубинского влияния на весь американский континент.

Политические процессы могут иметь и незапланированные, неожиданные результаты. Такие процессы представляют особый интерес для политологического анализа. В частности, Г. Саймон показал, что публикация результатов опросов влияет на электоральные ожидания, а следовательно, на электоральное поведение и выбор избирателей.

Саймон выявил «эффект фургона с оркестром» и «эффект неудачника» (эффект предсказания), которые демонстрируют механизмы, влияющие на электоральную конкуренцию. «Если люди с большей вероятностью проголосуют за кандидата, тогда, когда ожидают, что он победит, то имеет место эффект «фургона с оркестром», в противоположном случае мы имеем дело с эффектом «неудачника»» [6, p. 79–80].

Л. Питер эмпирическим способом вывел закономерность взаимосвязи карьерного роста с упадком организаций: в иерархии каждый работник имеет тенденцию подниматься до своего уровня некомпетентности. «Некомпетентные работники остаются на должностях, с которыми они не справляются, в то время как компетентные продвигаются, пока не ПАЛІТАЛОГІЯ достигают соответствующего уровня некомпетентности» [3, с. 301]. Л. Питер вывел описанную закономерность на основе анализа организаций в сфере образования.

Э. Даунс сформулировал теорему медианного избирателя, которая гласит: соревнование в двухпартийной системе заставляет партии идеологически сближаться в их стремлении завоевать решающих избирателей среднего уровня, т.е. тех, чьи воззрения помещают их между двумя партиями. Центр становится все меньше и меньше, поскольку обе партии становятся почти идентичными в своих платформах и действиях [7, р. 116–117]. В работе «Экономическая теория демократии» (1957) Даунс акцентировал внимание на анализе деятельности правительства (или победившей партии) в связи с электоральным поведением или общественным мнением. Даунс исходил из аксиом о том, что единственный интерес политических представителей – быть переизбранными и что электоральные решения мотивированы эгоистической выгодой избирателя. Соревнуясь за голоса, партии будут стремиться занять в политическом спектре места поближе друг к другу, т.е. в центре предпочтений избирателей. Даунс сформулировал ряд утверждений относительно природы партийного соперничества: 1) члены партии руководствуются не идеалами, а стремлением получить выгоду, занять пост; 2) пытаясь максимально увеличить число голосов, партии борются за центр, что в итоге приводит к сближению их партийных программ; 3) демократические правительства стремятся максимизировать число своих сторонников путем перераспределения доходов.

Идеологии, социальное благосостояние, не являются непосредственными и основными мотивами поведения. Эти факторы включены в поведение, но непрямым путем. Ретроспективные представления о правительстве и идеология выступают факторами снижения затрат от акта голосования.

Шведский ученый Г. Тингстен сформулировал закон тяготения к социальному центру: электоральное участие в пределах группы возрастает вместе с ее относительной силой в избирательном округе. Согласно Тингстену, политическое поведение связано с относительным преобладанием социального класса в определенном округе, а участие социальной группы повышается вместе с этим относительным преобладанием. Вывод: с возрастанием преобладания социального класса в округе его выбор относительно политической силы (партии) становится все более однородным («Политическое поведение», 1937).

Третья группа закономерностей нацелена на объяснение изменений и конфликтов в политических системах. Дж. Дэвис открыл закономерность, согласно которой, революции чаще всего происходят, когда люди испытывают внезапное ухудшение жизни после стабильного периода улучшения («Человеческая природа и политика», 1963), «Когда и почему люди поднимают восстания», 1971). Джеймс Дэвис утверждал, что «революции с наибольшей вероятностью происходят тогда, когда длительный период реального экономического и социального развития сменяется кратким периодом резкого спада. Реальное состояние социально-экономического развития при этом менее важно, чем всеобщие ожидания того, что недавний прогресс, ныне остановившийся, может и должен продолжаться в будущем» [8, с. 371]. Теория революции Дэвиса строится на большом разрыве между ожиданиями и реальными ощущениями от действительности. Отправной точкой напряженности являются экономикополитические проблемы.

В оригинальной теории массового общества В. Корнхаузером определены последствия распада организационной структуры общества: «Общество является «массовым обществом» в том смысле, что элиты и не-элиты легко досягаемы друг для друга из-за слабости групп населения, способных быть связующим звеном между ними» [3, с. 388]. Ключевая переменная у Корнхаузера – уязвимость социальных систем перед массовыми политическими движениями. В книге «Политика массового общества» Веснік Брэсцкага ўніверсітэта. Серыя 1. Філасофія. Паліталогія. Сацыялогія № 2 / (1959) Корнхаузер утверждал, что массовые движения опираются на все классы общества и что тоталитарные движения являются скорее массовыми, чем классовыми. В условиях массового общества массы легко мобилизуемы, а элиты легко доступны по причине недостатка промежуточных организаций между ними и устоявшихся норм взаимодействия. Демократизация и сила массовых движений в индустриальных обществах не всегда связаны между собой. Урбанизация также не всегда приводит к росту массовых движений (пример – мегаполисы стран «третьего мира»). Социальная изоляция повышает вероятность появления экстремизма. Снижение социального взаимодействия в рамках различных классов создает основы для массовых движений.

Проблема смены власти и передачи властных полномочий, а также конфликта между представительной и административно-бюрократической властями отличается в политическом процессе повышенной актуальностью. Кнут Якобсен создал теорию передачи властных полномочий в демократической системе. Ее основной вывод заключается в следующем: между демократическими и бюрократическими институтами проявляются разногласия и соперничество. Бюрократия стремится расширить свое влияние в области экспертного знания и регламентации, а выборные государственные органы – в области национального волеизъявления и представительства. К. Якобсен следующим образом формулировал свой закон «централизации и децентрализации»: когда в обществе есть общность ценностей, бюрократия будет закономерно разрастаться, а если в обществе существует множество противоречивых ценностей и в особенности когда новые ценности заявляют о себе и получают представительство в парламенте, будет усиливаться роль парламентов, которые будут стремиться получить контроль над государственной бюрократией [3, с. 413]. Якобсен считал, что политическая власть в демократических обществах при столкновении ценностей концентрируется в институтах властной элиты и стремится к централизации. Бюрократия ставится под политический контроль. Оппозиционные силы стремятся сосредоточить свое влияние в парламентах, превращая их в проводников своих интересов. Когда противоречия ценностей сглаживаются, то власть перераспределяется от политических к бюрократическим институтам.

Этот процесс Якобсен трактовал как децентрализацию.

Среди теорий, объясняющих социально-политические конфликты, следует особо выделить теорию перекрестного давления (Г. Алмонд, Л. Козер, А. Лейпхарт, С. Липсет) которая гласит, что перекрестные, а не параллельные линии социального конфликта, основанные на частично совпадающем и перекрестном членстве в организациях, приводят к стабилизации и политической умеренности. Совпадающие линии конфликта способствуют политическому противостоянию и нестабильности. Перекрестное или частично совпадающее членство в организациях означает, что индивиды являются участниками более чем одной организации и подвержены воздействию индивидов, придерживающихся иных взглядов. С. Липсет называл теорию перекрестного давления (теорию перекрестных линий конфликта) ключевой для политологии.

Большое значение в социальных науках для понимания устройства и функционирования политических институтов имеет организационная теория. Наличие политической организации влечет за собой строго заданные результаты, проявляющиеся в процессе ее функционирования. Среди подобных законов в первую очередь следует выделить железный закон олигархизации Р. Михельса. Олигархические тенденции в организациях зависят от статусного неравенства в обществе. В обществах, с высокой степенью неравенства вероятность возникновения олигархии выше, чем в тех, которые отличаются эгалитарной статусной структурой. Олигархизация есть функция статусного неравенства. Михельс выделил несколько причин олигархизации общества: «Эти тенденции лежат в сущности: 1) человеческой природы, 2) политической борьбы и 3) организаций. Демократия ведет к олигархии, превращается в олигархию». Узкая специаПАЛІТАЛОГІЯ лизация в управлении, препятствует контролю за управляющими. Психологические свойства массы (политическая индифферентность, стремление к подчинению сильной власти, чувство благодарности вождю) позволяют вождю навязывать свою волю подвластным. Элитарность является атрибутом общества и его отдельных институтов. Они элитарны в силу факта наличия в них организационной структуры. Согласно выявленной тенденции организация порождает доминирование избранных над избирателями.

«Общество не может существовать без господствующего или политического класса, хотя его элементы подвергаются обновлению». Наличие этого класса – «постоянно действующий фактор социальной эволюции» [9].

Еще одним законом, раскрывающим механизмы функционирования организации, является закон С. Паркинсона об увеличении работы и занятости в бюрократических организациях: объем работы возрастает в той мере, в какой это необходимо, чтобы занять время, выделенное на ее выполнение. Хотя закон был представлен в сатирической форме, статья «Закон Паркинсона, или растущая пирамида» (1954) включена в сборники классических работ по государственному управлению. Идея Паркинсона заключается в том, что существует устойчивый ежегодный процентный рост соотношения между административным штатом и числом занятых в производственной деятельности. Увеличение штата происходит из-за двух факторов в администрировании: 1) служащий стремится увеличить число подчиненных, а не конкурентов; 2) административный персонал создает работу друг для друга. Любой руководитель нуждается как минимум в двух подчиненных (чтобы разделись работу между ними) [10].

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.