WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 20 |

Отмечается, что договоренности позволят создать инфраструктуру для транспортировки до 90 млрд. куб. м газа из Центральной Азии в год. По мнению экспертов, в настоящий момент проект находится в начальной стадии реализации, но если он будет доведен до конца, Транскаспийский газопровод, на котором настаивают США, будет не нужен. Кроме того, под вопросом, возможно, окажутся и маршруты экспорта туркменского газа в Китай и Иран, полагают они.

Для закрепления своих позиций в транзите центральноазиатского газа на Запад России пришлось пойти на определенные уступки партнерам. Несмотря на то, что www.neftegaz.ru, 2007, 20 мая.

Информационно-аналитический бюллетень ЦПГИ ИЭ РАН №3 Президент Казахстана Н. Назарбаев неоднократно заявлял, что его страна абсолютно привержена тому, чтобы большая часть ее нефти транспортировалась именно через территорию России, камнем преткновения долгое время оставался вопрос расширения пропускной способности Каспийского трубопроводного консорциума с нынешних до 40 млн. т в год, на чем настаивал Казахстан.

Россия – крупнейший акционер КТК (она напрямую владеет 24% акций консорциума, еще около 10% контролируется близкими к государству структурами) – длительное время отказывалась дать согласие на увеличение мощности трубопровода.

Условием, на котором Россия соглашалась на расширение КТК, было увеличение тарифа на прокачку нефти с 29 до 39 долл. за тонну. Это, в свою очередь, не устраивало остальных участников проекта, крупнейшими из которых являются Казахстан (17%) и американская корпорация «Chevron» (15%). Именно этим двум участникам в основном принадлежит идущая по КТК нефть, так что повышение тарифов прямо противоречило их интересам. Препирательства продолжались несколько лет. В итоге Россия вынуждена была пойти на компромисс: КТК останется единственным путем казахской нефти на мировой рынок, при этом тариф на ее транспортировку будет низким.

Другая уступка, на которую пришлось пойти России, - повышение цены на казахстанский газ, закупаемый в рамках СП «Карачаганак – Оренбургский ГПЗ».

Вскоре после завершения переговоров Н. Назарбаева и В. Путина Газпром подписал с Казахстаном соответствующее соглашение. По словам председателя правления Газпрома А. Миллера, важнейшей составляющей этого соглашения является вопрос о цене сырья. Правда, конкретную цифру А. Миллер не назвал. Это сделал за него министр энергетики и минеральных ресурсов Казахстана. По его словам, цена газа для России превысит 145 долл. за тысячу кубометров. Ранее, по неофициальной информации, речь шла о 100 долл. за тысячу кубометров. После выхода СП на проектную мощность в Оренбурге будут перерабатывать ежегодно 15 млрд.

кубометров газа с Карачаганака.

Переговоры В. Путина и Н. Назарбаева следует признать успешными: Россия договорилась брать на себя транзит большей части всей казахской нефти, согласовала цену газа для Газпрома и смогла расширить мощность КТК. Мощность Каспийского трубопроводного консорциума будет расширена до 40 млн. т нефти в год. Расширение мощности, как отмечалось на встрече в расширенном составе делегаций, будет ориентировано на новый перспективный маршрут Бургас-Александруполис.

Информационно-аналитический бюллетень ЦПГИ ИЭ РАН №3 Казахстан хочет приобрести у Греции и Болгарии доли в проекте контролируемого Россией нефтепровода «Бургас-Александруполис», который позволит поставлять нефть в Европу в обход турецкого пролива Босфор, сказал министр энергетики и минеральных ресурсов Казахстан Б. Измухамбетов.

Заметно продвинулись и отношения России с Туркменистаном. Его нынешний лидер – Г. Бердымухаммедов – сейчас явно нуждается в укреплении своих позиций в стране и за ее пределами, и активизация сотрудничества с соседями – одно из средств достижения этой цели.

Сейчас Газпром поставляет в Европу, кроме собственного, в основном туркменский газ. По действующему договору, в 2008-2009 гг. российский концерн будет закупать в Туркменистане по 50 млрд. кубометров газа ежегодно по цене долл. за тысячу кубометров. Очевидно, что после уступок Казахстану новое руководство Туркменистана получает веское основание требовать если не пересмотра заключенных еще при С. Ниязове соглашений, то хотя бы повышения цены через два года. Кроме того, на встрече В. Путина с Президентом Туркменистана Г. Бердымухаммедовым естественно встал вопрос об увеличении мощности газопроводной системы «Средняя Азия – Центр» (САЦ). Эта система – единственный путь центральноазиатского газа в Европу – полностью принадлежит Газпрому.

Республики Центральной Азии давно просили российский концерн увеличить мощность САЦ, чтобы поставлять на экспорт больше сырья. Однако до сих пор средств на развитие САЦ не находилось. Теперь это будет сделано.

Надо учитывать и тот факт, что конкуренцию российским маршрутам транспортировки нефти и газа из Центральной Азии создают не только западные, но и восточные соседи России.

В частности, становится реальностью газопровод из Туркменистана в Китай.

Г. Бердымухаммедов недавно учредил совет по исполнению соглашения о строительстве газопровода. Совет должен будет проделать всю подготовительную работу для будущего строительства – составить план мероприятий по обеспечению экспорта туркменского природного газа в Китай с 2009 г., с указанием источников финансирования этих мероприятий.

Хотя соглашение было подписано в апреле 2006 г. еще прежним Президентом Туркменистана С. Ниязовым и председателем КНР Ху Цзиньтао, оно становится ключевым для сегодняшней энергетической политики Г. Бердымухаммедова, которая направлена на сближение с Поднебесной. С января 2009 г., в течение 30 лет Информационно-аналитический бюллетень ЦПГИ ИЭ РАН №3 Туркменистан обязался ежегодно поставлять в Китай до 30 млрд. кубометров газа с месторождений правобережья Амударьи.

Эксперты говорят о том, что Туркменистану будет очень сложно выполнять свои обязательства и перед Россией, и перед Китаем, ведь никто, кроме самих туркменов, не видел громадные месторождения газа на территории страны. В итоге стране придется выбирать и, скорее всего, выбор будет сделан не в пользу России.

Аналогичным образом реализует свои интересы Казахстан.

Уже действует нефтепровод из Казахстана в Китай (Атасу – Алашанькоу), опередивший российский трубопровод ВСТО, пропускной мощностью 20 млн. т, завершаются работы по подготовке обоснования инвестиций для газопровода Казахстан-Китай.

И все же, российские позиции по транзиту энергоносителей на восточном фланге СНГ можно считать достаточно прочными.

Иная ситуация на западном фланге. Здесь трудно говорить о каких-либо согласованных действиях. Периодически возникавшие конфликты по транзиту российских энергоносителей с Украиной и Беларусью привели к тому, что Россия стала ускоренно разрабатывать обходные маршруты – СЕГ, БТС и другие. И, хотя А. Лукашенко и его украинские коллеги неоднократно критиковали действия России за их экономическую целесообразность, обходные трассы интенсивно прокладываются и близки к завершению. Смягчение позиций наших западных соседей по СНГ несколько запоздало. В частности, проект нефтепровода к экспортному порту Приморск в обход Беларуси уже готов и направлен в Правительство на рассмотрение. Эксперты считают подобную инициативу абсолютно правильной в макроэкономическом и стратегическом плане. Конфликт с Беларусью показал, что мы теряем лицо устойчивого поставщика энергоресурсов, а этого Россия не может позволить.

Нефть, поставляемая по этому нефтепроводу, будет обходиться дороже на долл. за баррель. Это не означает, что эта нефть для европейских потребителей будет дороже, просто прибыль у российских нефтяников уменьшится, и некоторые из них могут утратить часть конкурентоспособности.

Хотя в России заверяют, что поставки по нефтепроводу «Дружба» сохранятся в прежнем объеме и после ввода в строй системы БТС-2, есть большие сомнения на этот счет.

Транзитные проблемы в отношениях с Украиной и Беларусью тесно соприкасаются с проблемами в сфере собственности. Россия неоднократно предлагала Информационно-аналитический бюллетень ЦПГИ ИЭ РАН №3 свое участие в нефтегазовой собственности на территории этих республик как гарантию бесперебойности поставок и способ решения долговых проблем. Однако, все это воспринималось «в штыки» на Украине (не отдадим «ни пяди» своей «трубы») и с большим сопротивлением в Беларуси (упомянем, однако, продажу акций Белтрансгаза Газпрому). Даже уже частично проданные российским компаниям нефтеперерабатывающие предприятия в этих странах испытывают постоянное давление со стороны властей.

В то же время и Украина, и Беларусь неоднократно заявляли о своем желании приобрести в собственность долю в российской нефте- и газодобыче, чтобы напрямую получать сырье с этих предприятий. Но и Россия отнюдь не настроена удовлетворять эти пожелания соседей, хотя на некоторые компромиссы готова пойти. Один из примеров – заявление В. Путина о том, что речь может идти «об объединении активов, и украинские партнеры хотели бы не только создать газотранспортный консорциум, но и войти в добычные активы на территории России»31. Причем последняя готова рассмотреть такой вариант создания СП. Подобная инициатива вначале нашла горячую поддержку в правительственных кругах Украины и в ее нефтегазовом комплексе, но затем была резко отвергнута Президентом В. Ющенко.

Более позитивно относятся к возможностям приобретения собственности российскими компаниями в своем нефтегазовом комплексе (НГК) центральноазиатские республики. Особо следует отметить Казахстан, где были проведены крупные сделки по приобретению нефтедобывающих активов российскими компаниями. В Туркменистане и Узбекистане, где НГК остается в руках государства, участие российских инвесторов сводится не к приобретению акций компаний, а к доле в реализации конкретных проектов. Возвращаясь к Казахстану, отметим хотя бы тот факт, что ЛУКОЙЛ приобрел через дочернее АО «ЛУКОЙЛ Оверсиз» за 2 млрд. долл.

компанию «Nelson Resources Limited (NRL)». Эта компания участвует в проектах по добыче углеводородов в западной части Казахстана. Доказанные запасы этого сырья на месторождениях, контролируемых NRL, оцениваются в 270 млн. баррелей в нефтяном эквиваленте. Сделка не случайно привлекает к себе особое внимание, выделяясь на фоне прежних попыток российской нефтяной экспансии на постсоветском пространстве.

www.neftegaz.ru, 2007, 2 февраля.

Информационно-аналитический бюллетень ЦПГИ ИЭ РАН №3 Причин для этого, как минимум, две. Прежде всего, это практически первый случай покупки российскими нефтяниками столь значительных активов в сфере добычи нефти и газа в странах СНГ и Балтии. Ранее они либо имели незначительную долю в составе международных консорциумов без права решающего голоса (как тот же ЛУКОЙЛ в Азербайджане), либо ограничивались приобретением нефтеперерабатывающих мощностей (на Украине, в Литве). Теперь же, похоже, крупные российские нефтехолдинги, накопившие за годы нефтяного бума немалые средства, всерьез задумались о наращивании своей добывающей базы за счет зарубежных приобретений, в первую очередь, в соседних государствах.

Вместе с тем, есть мнение, что Россия все же сдает позиции на рынке природных ресурсов стран Центральной Азии. В частности, Министерство энергетики и минеральных ресурсов Казахстана заявило о том, что «рассматривает заявку китайской государственной инвестиционной компании «China International Trust & Investment Corp.» (CITIC) на покупку нефтяных активов канадской Nations Energy»32. Главный из которых – месторождение «Каражанбас» с запасами в 340 млн. баррелей нефти и конденсата. При этом Казахстан склоняется к сотрудничеству с корпорацией «Shell», которая предложила более выгодные условия для освоения еще более крупного нефтеносного месторождения – «Нурсултан», расположенного на казахском участке шельфа Каспийского моря. В борьбе за участок с прогнозными запасами в 637 млн. т условного топлива Shell переиграла ConocoPhillips, которая также принимала участие в тендере.

В прошлом году китайская CNPC уже купила за 4,2 млрд. долл. компанию «Petro-Kazakhstan», с доказанными запасами 535 млн. баррелей нефти, на которую также претендовал ЛУКОЙЛ. Уже сейчас китайские компании разрабатывают ряд крупных месторождений на западе и юге республики.

И все же, несмотря на экспансию китайских и транснациональных западных компаний и постепенную утрату ранее монопольного положения на центральноазиатских рынках, пока что позиции России в сфере нефте- и газодобычи в Казахстане и Центральной Азии еще крепки. Этому способствует многовекторность политики этих стран.

Обратимся теперь непосредственно к тематике нефтегазовых отношений в рамках новых интеграционных союзов – ЕврАзЭС и ГУАМ.

www.neftegaz..ru, 2007, 5 июля.

Информационно-аналитический бюллетень ЦПГИ ИЭ РАН №3 Первый из них провел весьма важную встречу после регулярного саммита СНГ в Душанбе в октябре 2007 г., и здесь Россия предприняла дополнительные усилия по закреплению энергетического союза.

Россия в ближайшее время представит на рассмотрение участников ЕврАзЭС проект концепции формирования общего энергорынка стран-участниц организации.

Такое решение было принято на саммите ЕврАзЭС в Душанбе. Как сообщил бывший генеральный секретарь ЕврАзЭС Г. Рапота, изначально проект указанной концепции прорабатывала белорусская сторона, затем документ был передан на доработку российским специалистам. Как отметил Г. Рапота, Институт энергетических исследований Российской академии наук уже подготовил проект Концепции, и в настоящее время он находится на рассмотрении в Правительстве Российской Федерации, а в ближайшие время будет внесен на рассмотрение сторон.

В то же время нельзя не отметить, что ЕврАзЭС не создает пока условий для ускоренного привлечения российских инвестиций в НГК. Главными действующими лицами здесь выступают Россия, Казахстан и Узбекистан (в отношении Узбекистана есть существенные сомнения в стабильности его курса).

Казахстан, с одной стороны, охотно допускает российские компании к совместной разработке своих нефтегазовых ресурсов. Пример – успех ЛУКОЙЛа в попытке установить контроль над нефтедобывающей компанией «Тургай Петролеум».

В то же время, сам Казахстан проводит активную экспансионистскую политику в нефтегазовом секторе сопредельных стран, подчас конкурируя с Россией.

Схожая ситуация и в транспортных проектах. В частности, Казахстан «играет на обоих полях», участвуя и в транспортных проектах, согласуемых в рамках ЕврАзЭС, и в проектах, лоббируемых государствами ГУАМ, отдавая, однако, приоритет первым.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.