WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 20 |

Интересы США и стран ЕС в энергетической геополитике на постсоветском пространстве вполне очевидны, хотя и не в полной мере совпадают. Основная цель – снижение влияния России на ее соседей. Однако США однозначно настроены на максимально возможную изоляцию России в энергетической сфере от новых нефтегазодобывающих государств СНГ. Здесь принимаются конкретные меры по www.oilcapital.ru, 2007, 16 марта.

www.neftegaz.ru, 2007, 14 августа.

Информационно-аналитический бюллетень ЦПГИ ИЭ РАН №3 поощрению прокладки новых трубопроводов в обход России и Ирана. Противоречащей национальным интересам США и принципам функционирования глобализированной мировой экономики признается сама идея создания газовой ОПЕК. Европейцы в своих запросах так далеко не идут, поскольку их энергетическая зависимость от России – реальность, многие их энергоконцерны всерьез задействованы в российских проектах, но и они ощущают давление со стороны заокеанского союзника и ряда новых членов ЕС, болезненно относящихся к своей зависимости от России – Польши, стран Балтии.

На Западе опасаются, что динамичный рост нефтяных цен способен возродить СССР.

В подготовленном ими докладе специалисты Давосского форума предупреждают население Земли: в 2008 г. нефть может резко подорожать до 150 долл.

за баррель. Такой скачок повлечет за собой рост цен на бензин и газ и приведет в конце концов к более серьезным, как показалось экспертам, последствиям. Во многих уголках мира они усмотрели вероятность появления политических союзов между странамиэкспортерами «черного золота» и странами-потребителями по принципу «своим дешевле».

России в этом действии отводится одна из главных ролей. Она занимает второе место в мире по добыче нефти и не последнее – по ее экспорту, а следовательно, имеет все шансы выступить объединительным центром. По крайней мере, на постсоветском пространстве. И сформировать тот самый союз (условно, второй СССР), появления которого так опасаются специалисты форума. В качестве первых претендентов на объединение с Россией они называют Армению, Узбекистан и, как ни странно, Грузию, которая сегодня готова объединиться, по нашему мнению, с кем угодно, только не с Россией. Эти три республики, по глубокому убеждению ученых, готовивших доклад, уже сейчас испытывают особый дефицит энергоносителей. Если же энергоносители подорожают, то на постсоветском пространстве будет использоваться природное богатство по уже приемлемой для потенциальных реципиентов цене. На постсоветском пространстве круг потенциальных «доноров» невелик – Россия, Азербайджан, Казахстан, Туркменистан. Однако, специалисты Всемирного экономического форума уверены, выбор падет именно на Россию. Либо Россия «поможет» с выбором28, либо будет создаваться новый центр энергетической силы.

www.neftegaz.ru, 2007, 19 сентября.

Информационно-аналитический бюллетень ЦПГИ ИЭ РАН №3 Вообще, ключевые проблемы энергетического взаимодействия постсоветских стран сводятся, пожалуй, к трем основным темам:

• проблемы ценообразования;

• проблемы транспортировки и транзита энергоносителей;

• проблемы собственности в нефтегазовом комплексе.

Их решение, в конечном счете, и должно определить позиции стран региона в глобализирующейся мировой экономике, направления структурных сдвигов в национальных хозяйствах и в сфере внешнеэкономических связей, а также перспективы участия стран СНГ в обеспечении мировой энергетической безопасности.

Проблемы цен на российские нефть и газ, поставляемые в страны СНГ и Балтии, были в центре внимания достаточно долго и лишь теперь уходят на второй план. Это понятно: будучи элементами единого народнохозяйственного комплекса СССР, бывшие союзные республики не могли сразу перейти к расчетам на основе мировых цен. Россия довольно много потеряла в результате применения льготных цен в торговле со своими бывшими партнерами по Союзу, но выиграла в плане обеспечения общей стабильности на постсоветском пространстве. Теперь в нефтяной сфере вопросы ценообразования практически сняты с повестки дня. Последним рецидивом стал конфликт с союзной Беларусью в 2006 г. по поводу внешнеторговых пошлин на нефть (по оценке российских экспертов наша страна ежегодно недополучала более млрд. долл. из-за разницы в экспортных пошлинах). Но и он сейчас уже не актуален, хотя белорусский лидер неоднократно подчеркивал, что действия России заставляют его страну искать альтернативных поставщиков нефти по всему миру – от Азербайджана до Венесуэлы.

Близка к разрешению и более сложная и застарелая проблема цен на поставляемый Россией природный газ. Здесь период льготного ценообразования затянулся до нынешнего времени. Однако, в 2005-2006 гг. Россия под влиянием заметного роста цен на энергоносители начала оказывать давление на зарубежных потребителей ее газа с целью перейти на торговлю им по мировым ценам. Прежде всего, это относилось к Украине и Беларуси. Интересы России очевидны, цены на газ приблизились к нефтяным, и Россия выдвинула новые претензии к своим партнерам. В ответ последние стали ограничивать транзит российского газа на Запад через свою территорию. В результате затяжных и драматических переговоров стороны пришли к временному консенсусу, по которому Украина получает в 2007 г. российский газ по цене 230 долл. за тысячу кубометров, Беларусь – по цене 100 долл. (в 2006 г. – 46, Информационно-аналитический бюллетень ЦПГИ ИЭ РАН №3 долл.) Для Украины известным амортизатором являются поставки более дешевого центральноазиатского газа через газпромовскую сеть. В итоге, здесь предполагают в 2008 г. получать газ по цене порядка 143-145 долл. за тысячу кубометров. Белорусам рассчитывать на центральноазиатский газ не приходится, и они пытаются компенсировать рост цен на газ иначе – путем востребования от России платы за свои услуги, в частности – в военно-технической области. Пока же Беларусь и Газпром подтвердили ранее достигнутую договоренность, в соответствии с которой цена на российский газ для республики составит 67% от среднеевропейской, но сама эта цена выросла, что означает для Беларуси дополнительные затраты. Кроме того, Россия заявила, что может выделить Беларуси стабилизационный кредит в размере дефицита ее бюджета до конца 2007 г. (650 млн. долл.).

Очевидно, что ценовые войны не улучшают геополитические позиции стран СНГ, в том числе России, усиливают настороженность в мировом сообществе в отношении их участников. Страны СНГ подталкиваются к разрозненным, импульсивным действиям в сфере своего энергообеспечения. Вместе с тем, следует признать, что рано или поздно переход к общемировым ценам в последнем «оазисе» льготного ценообразования – торговле газом – должен произойти. И не следует считать, что центральноазиатские поставщики и дальше будут сохранять низкий уровень цен на свою продукцию. По мере получения ими альтернативных выходов на внешний рынок они станут все быстрее повышать цены и для партнеров по СНГ.

Конечно, хотелось бы, чтобы заинтересованные стороны окончательно перешли от практики взаимных обвинений и шантажа к реальному согласованию энергетических политик, но пока этого не происходит. В итоге растет число новых проектов нефте- и газоснабжения, подчас конкурирующих, слабо просчитанных и не соответствующих экономическим реалиям. Однако, есть и объективные изменения. Так, Азербайджан отказался от закупок российского газа по новым, мировым ценам и, более того, опираясь на собственную растущую газодобычу, становится поставщиком газа на внешний рынок, в частности, в Грузию. Азербайджан до 1 апреля 2007 г. поставлял в Грузию 1,3 млн. куб. м в сутки по цене 120 долл. за 1 тыс. куб. м. Однако затем поставки застопорились из-за отсутствия согласия сторон по новому уровню цен.

Ожидается, что в целом за год Грузия все же получит порядка 1 млрд. куб. м азербайджанского газа, что выведет последнюю из газовой зависимости от России.

Кроме того, Азербайджан начал строить в Грузии газопровод, что говорит о его Информационно-аналитический бюллетень ЦПГИ ИЭ РАН №3 уверенности в планах развертывания межгосударственного сотрудничества в газовой сфере. Значительны и инвестиции Азербайджана в нефтегазовый комплекс Грузии.

Украина намерена сократить потребление газа в стране с нынешних 70-млрд. куб. м «голубого топлива» в год до 60 млрд., причем половину этого объема предполагает обеспечивать за счет собственной добычи (среднеевропейская цена на газ составляет сейчас 260 долл. за тысячу кубометров, что заставляет его импортеров сокращать закупки).

Анализ показывает, что на передний план в энергетической стратегии стран СНГ и Балтии выходят сейчас проблемы транспортировки энергоносителей, в которых позиции отдельных участников часто не совпадают. Вместе с тем, практически все они стремятся к диверсификации маршрутов, с той или иной долей успеха. Экспортеры выдвигаются на новые рынки, импортеры стремятся к поиску альтернативных источников снабжения.

Что касается России, то она, пользуясь благоприятной рыночной конъюнктурой, развернула масштабное строительство новых экспортных магистралей. Прежде всего, надо назвать Балтийскую трубопроводную систему (БТС), Северо-Европейский газопровод (СЕГ), нефтепровод Восточная Сибирь – Тихий Океан (ВСТО), газопровод «Южный поток», нефтепровод Бургас-Александруполис, Прикаспийский газопровод, а также расширение пропускной способности Каспийского трубопроводного консорциума (КТК). Обилие крупномасштабных, одновременно осуществляемых проектов даже настораживает с точки зрения достаточности их финансирования и обеспечения углеводородными ресурсами. На наш взгляд, в частности, слабо учитываются альтернативы поставкам трубопроводного газа в форме развития производства газа сжиженного, пользующегося все большим спросом на мировом рынке. И, все же, «трубостроительная» активность России, несомненно, усиливает ее позиции в глобализирующемся мире. Ее основными целями являются, во-первых, диверсификация рынков сбыта и выход из транзитной зависимости от соседей, вовторых, консолидация новых добывающих государств вокруг России. Первое направление российской энерготранспортной политики вызывает определенную озабоченность у наших традиционных партнеров. Западноевропейцы опасаются переориентации поставок энергоносителей на азиатские рынки, ближайшие соседи – Украина, Беларусь, страны Балтии, Польша – видят в проектах СЕГ и БТС угрозу своим транзитным доходам и надежности энергоснабжения в целом, хотя первоначальная довольно резкая реакция на эти проекты уже в прошлом. В свое время, Информационно-аналитический бюллетень ЦПГИ ИЭ РАН №3 в Польше даже называли договор между В. Путиным и Г. Шредером о строительстве СЕГ «новым пактом Молотова-Риббентропа».

Но еще большее противодействие на Западе вызывает российская линия на закрепление за собой роли ключевого игрока в распределении потоков прикаспийских нефти и газа (она представлена тремя последними из вышеприведенных проектов).

Из нефтедобывающих стран СНГ форпостом евроатлантической ориентации выступает, пожалуй, Азербайджан. Его Президент И. Алиев неоднократно обращался к своему казахстанскому коллеге Н. Назарбаеву с предложениями транспортировать нефть и газ из его страны в обход России (интерес Азербайджана вполне очевиден – максимально возможное заполнение нефтепровода Баку-Джейхан). Однако, осторожный и опытный Н. Назарбаев предпочитает ставить на обе «карты», отдавая все же предпочтение России.

Украина и Грузия еще более активны в лоббировании евроатлантических интересов, но их реальные возможности влияния на ситуацию невелики и сводятся к пропагандированию альтернативных проектов: от вполне реальных (Баку-Джейхан, Баку-Тбилиси-Эрзерум, Одесса-Броды-Плоцк-Гданьск) до весьма экзотических, типа Ирак-Турция-Украина. Все проекты, игнорирующие Россию, находят особенно горячую поддержку в США, а другие, напротив, встречают здесь негативную реакцию.

Неслучайно, комментируя состоявшееся весной 2007 г. подписание трехстороннего соглашения о развитии газотранспортной системы, включая строительство Прикаспийского газопровода (Россия-Казахстан-Туркменистан), министр энергетики США С. Болдмен заявил: «Это не хорошо для Европы. Это бросает вызов тому, что нужно Европе, то есть диверсификации поставщиков»29. При этом, он подчеркнул, что ждет от Европы адекватного ответа. Европа реагировала сдержано, хотя и здесь некоторые политики жалуются, кивая на Россию, на то, что энергоресурсы все более становятся инструментом политического давления.

Нравится это кому-либо или нет, но результаты переговоров президентов России, Казахстана и Туркменистана в мае 2007 г. чрезвычайно важны для всей мировой нефтегазовой политики и укрепления роли в ней нашей страны. Эксперты считают, что достигнутые договоренности и подписанные соглашения являются одной из самых значительных побед В. Путина за весь срок его президентства.

www.neftegaz.ru, 2007, 29 мая.

Информационно-аналитический бюллетень ЦПГИ ИЭ РАН №3 В итоге переговоров президенты России, Казахстана и Туркменистана подписали две декларации о строительстве газотранспортной системы. Первая декларация предусматривает строительство до 2009 г. Прикаспийского газопровода мощностью 10 млрд. куб. м газа в год, а после 2010 г. мощность этого трубопровода может увеличиться до 30 млрд. куб. м газа. Труба пройдет по прибрежной территории Казахстана, Туркменистана, России, а потом соединится с трубопроводом Средняя Азия – Центр или с веткой Атырау – Урал. Предполагается, что каждая страна будет сама финансировать прокладку трубы по своей территории. Добыча газа на каспийском шельфе Туркменистана начнется в 2008 г., он и заполнит новую трубу. «Мы гарантируем поставку газа на прикаспийский трубопровод и приглашаем компании на туркменский шельф на Каспии», – заявил Президент Туркменистана Г. Бердымухаммедов30. Президенты России и Казахстана подтвердили, что российские и казахстанские компании готовы инвестировать в строительство трубопровода и добычу газа в Туркменистане. Вторую декларацию, кроме России, Казахстана и Туркменистана, подписал Президент Узбекистана И. Каримов. Она предусматривает модернизацию старого трубопровода Средняя Азия – Центр (с ответвлением на Узбекистан). Модернизация нужна для выполнения российско-туркменских контрактов по поставке газа до 2028 г. Сейчас Россия закупает в Туркменистане примерно 40 млрд.

куб. м газа, объем планируется увеличить до 70-80 млрд. куб. м, а существующих транспортных мощностей для этого недостаточно. На модернизацию планируется направить около 500 млн. долл. Россия готова вложить средства и в газодобычу на территории Туркменистана.

Межправительственные соглашения и технико-экономические обоснования по обоим проектам будут готовы к концу 2007 г., в 2008 г. начнется строительство.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.