WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 20 |

Обретение независимости позволило Украине в полной мере выявить свою индивидуальность, которая проявилась, прежде всего, в неспособности украинского общества существовать в рамках режима единоличной власти, который оформлялся при Президенте Л. Кучме (отличия от той же России были заметны уже и в тот момент, когда здесь в 1994 г. произошла одна из первых на постсоветском пространстве мирная и на демократических началах ротация власти, когда Л. Кучма сменил на посту президента Л. Кравчука). Таким образом, внутреннее содержание украинской политической жизни переросло, наконец, свою прежнюю институциональную оболочку, унаследованную от советского времени, и после победы «оранжевой» революции это уже было не противостояние старого и нового режима, старый режим исчез, как только культурные различия были выведены на политический уровень, а противостояние различных региональных культур, которые впервые получили возможность равноправно взаимодействовать друг с другом в рамках демократического общества.

Силе этого противостояния, помимо отсутствия опыта такого взаимодействия, способствовал ряд дополнительных факторов. В самой Украине региональные субэтнические различия зачастую воспринимались, особенно представителями «оранжевого» лагеря, как противостояние прошлого и будущего. На это были свои причины. Сохраняющийся на Украине во многом по инерции на протяжении всего постсоветского периода режим единоличного правления имел основную опору в юговосточном регионе Украины, который всегда в своей истории испытывал сильное российское влияние, в большей степени впитал в себя и специфически советские черты, Информационно-аналитический бюллетень ЦПГИ ИЭ РАН №3 советский стиль управления. Кроме того, население «Востока» в большей степени поддается организации сверху, его легче было мобилизовать и, кроме того, оно более многочисленно, чем население западных областей. Все это обеспечивало на Украине стабильную победу на президентских выборах на протяжении постсоветского периода представителей именно этого региона.

В отличие от восточных и юго-восточных областей, западные области были ориентированы скорее на Европу, в них более сильны были демократические и либеральные традиции. Поэтому основную поддержку «оранжевые» революционные силы, пришедшие на смену режиму Л. Кучмы, имели именно в этих западных, а также центральных областях. Эта увязка «Запада» с победившим новым режимом, а «Востока» – со старым, довольно прочно закрепилась и стала для новой власти способом, с помощью которого она противопоставляла себя своим соперникам из восточного региона.

В связи с этим приход к власти до этого ни разу не побеждавших представителей западного региона стал одновременно победой и над авторитарным режимом, и над «Востоком», и радикальные революционные настроения новых руководителей, стремившихся как можно прочнее утвердиться и не допустить реванша прежней власти, во многом обернулись против представителей восточного региона, и противостояние приобрело дополнительную остроту.

Ситуация осложнялась еще одним важным обстоятельством. Создание и укрепление независимого от России государства наравне с демократией и курсом на интеграцию в Европу было одной из главных ценностей «оранжевой» революции, которую не оспаривали и представители «бело-голубых». Однако именно в рамках независимого от России государства что-либо противопоставить тому способу размежевания политических сил, которое предлагали «оранжевые» (победители – прогрессивные силы, побежденные – реакционные), «Восток» как субэтническая и субъкультурная общность, находящийся под большим российским влиянием, не мог. В этом отношении он всегда чувствовал слабость своих позиций перед «Западом», считавшимся главным носителем украинской национальной культуры и идеи национальной государственности. «В сегодняшней Украине совершенно очевидно есть две макрозоны», – говорит украинский политолог А. Мальгин, «и соответственно макросообщества – условно восточная и западная Украина. Однако западное сообщество – это сообщество с языком, которое внятно может артикулировать какие-то вещи, цели и идеи. Юго-восточное сообщество на сегодняшний день просто немо – эта Информационно-аналитический бюллетень ЦПГИ ИЭ РАН №3 та Украина, которая ещё не обрела ни голоса, ни идентичности и соответственно она не может особо сильно влиять, т.е. это объективно сдерживает возможности донецких»76.

Именно поэтому, с одной стороны, у «оранжевых» сил появляется стремление привить «украинский» образ жизни представителям восточного региона и научить их «любить родину»77, а у «бело-голубых» – страхи быть культурно поглощенными, опасения «продолжения ползучей кампании по смене культурно-языковой идентичности центральных и юго-восточных украинцев на стереотипы галицийского образа жизни с существенной национал-экстремистской и антирусской (а также антироссийской) составляющей»78. А с другой, у тех же «оранжевых» возникают подозрения, что «бело-голубые» не хотят меняться, а лишь делают вид, чтобы скрыть свое истинное лицо и намерения. По словам представителя «оранжевого» лагеря В. Филенко, «опыт поражения-2004 дал о себе знать – новейшие последователи кучмовской власти овладели искусством камуфлировать свои настоящие намерения...

Наверное, лидеров олигархических кланов, которых хватает и в Кабмине, и в парламенте, вполне устроило бы, позволь им Брюссель и Страсбург стать полноценными членами «европейского клуба», не изменяя при этом ни авторитарных основ ведения политики, ни преступных правил ведения бизнеса. Тем не менее нечего и думать, что Европа им это подарит. Вот они, исполняя установки собственных PRменеджеров, и маскируют зэковские татуировки с помощью европейского костюма»79.

Все это усиливало непонимание, враждебность и недоверие двух противоборствующих лагерей, заставляя их быть крайне принципиальными и твердыми, с одной стороны, в отстаивании революционных завоеваний, а с другой, чтобы не быть подавленными и не утратить свою, хотя и слабую, идентичность. А любое отступление от принципов, любой компромисс и попытка договориться со стороны политической элиты вызывали крайне болезненную реакцию у сторонников каждого из этих лагерей. Обвинения в нечистоплотности, продажности и предательстве политиков – темы, которые постоянно муссируются в украинском http://www.regnum.ru/news/843533.html.

Так, в тексте закона о голодоморе, который внес на рассмотрение в Верховную Раду В. Ющенко в ноябре 2006 года, говорится, что публичное отрицание голодомора «признается оскорблением памяти миллионов жертв массового голода, унижением достоинства украинского народа и является противоправным». (http://news.mail.ru/politics/1463001/) А во время своего рабочего визита в Харьковскую область в октябре 2007 г. Президент В. Ющенко выразил намерение инициировать вопрос об уголовной ответственности за отрицание голодомора и холокоста.

(http://top.rbc.ru/society/23/10/2007/123500.shtml).

http://ukraine.fondsk.ru/article.phpid=428.

http://www.zn.ua/1000/1550/59414/.

Информационно-аналитический бюллетень ЦПГИ ИЭ РАН №3 обществе. «Порочная черта украинской политической культуры: решение проблем, возникающих в политическом процессе, подменяется договорённостями о размене интересов», – пишет украинский политолог В. Пироженко80. Такие соглашения считаются чем угодно, но только не искренним желанием прийти к некоему согласию:

«попытки сформировать в будущем коалицию ПР-НУ («Партии регионов» и «Нашей Украины» – Е.Ф.) нацелены на создание условий для перманентных парламентских кризисов и постоянных досрочных перевыборов Верховного Совета до тех пор, пока ресурсы и избирательная поддержка регионалов не иссякнут, а их влияние как единой политической силы не будет сведено к нулю».81 Общераспространенным прогнозом для Украины стало утверждение, что «Украину ждут два возможных сценария развития – пессимистичный и очень пессимистичный. Первый предполагает сговор олигархов и окончательное отстранение гражданского общества от государственных решений.

Второй – возникновение очередного политического кризиса и нового этапа нестабильности. Но оба этих пути к разряду демократических отнести невозможно»82.

Необходимость отстаивать свои принципы и сферу влияния и в то же время невозможность существовать в постоянном антагонизме друг с другом нашли свое отражение в появлении в лагере победителей двух течений, которые оформились после отставки Ю. Тимошенко с поста премьер-министра в сентябре 2005 г. и ее ухода в оппозицию. Первое возглавил Президент В. Ющенко, который осознавал необходимость примирения и нахождения компромиссов с «бело-голубыми» для урегулирования политической обстановки, тем самым снискав себе в украинском обществе славу слабого и безвольного человека. Второе – его ближайшая соратница по «оранжевой» революции Ю. Тимошенко, лидер Блока своего имени (БЮТ), которая стала носителем революционного начала, олицетворением принципиальности и непримиримости в отношении лагеря оппонентов.

Нахождение в оппозиции, а также образ непримиримого борца, который очень популярен на Украине, увеличивают рейтинги Ю. Тимошенко, а ее Блок на парламентских выборах получает всегда значительно большее количество голосов, чем президентская партия «Наша Украина». Так, если на выборах в Верховную Раду в 2006 г. «Наша Украина» получила 13,39 % голосов избирателей, а БЮТ – 22,29%, то на http://ukraine.fondsk.ru/article.phpid=765.

http://ukraine.fondsk.ru/article.phpid=765.

http://www.rg.ru/2007/07/03/kazan.html.

Информационно-аналитический бюллетень ЦПГИ ИЭ РАН №3 досрочных парламентских выборах 2007 г. этот разрыв увеличился еще больше, блок «Наша Украина – Народная самооборона» получил 14,15%, а БЮТ – 30,71%.

Популярность Ю. Тимошенко отражает сильный эмоциональном всплеск, который произошел среди украинского населения после «оранжевой» революции.

«…Украинская политическая история за последние полгода – это не история фактов, событий и позиций», – пишет сама Ю. Тимошенко в одной из своих статей. «Это – история эмоций, переживаний и поступков людей, которые, собственно, и формируют то, что мы называем современностью. Вместо интриг, авантюр и заговоров страна должна получить веру, надежду, любовь... Важно, что это полностью соответствует главному лозунгу БЮТ, ведь это – справедливо»83. Все это находит свое отражение и в том, что партийная программа Блока Юлии Тимошенко носит довольно размытый и неопределенный характер, кроме революционного духа, готовности бороться с оппонентами и призывов к справедливости, она, как отмечают политологи, не имеет ничего конкретного. «Идеологически Тимошенко заблудилась. Она провисла. Провисла она и как стратегический проект», – считает независимый политтехнолог В. Цыбулько.– «В авиации есть «двойки», где есть ведущий и ведомый, так вот тут она лучше всего как ведомый»84.

Но эта эмоциональность связана и с тем, что оппонент Ю. Тимошенко и в целом «оранжевого» лагеря, имеет равные, если не более сильные позиции в украинском обществе. По результатам тех же выборов Партия регионов и в 2006 г., и в 2007 г.

набирала наибольшее число голосов избирателей – 34,14% и 34,37% от общего числа проголосовавших, соответственно. Более того, если по отношению к национальной украинской культуре и идее национальной государственности «бело-голубые» чувствуют свою ущербность, то в экономической сфере и сфере бизнеса восточный регион значительно преобладает по своей силе и влиянию над западным. Основные крупные финансово-промышленные группировки, которые активно участвуют в украинской политической жизни через политические партии (после перехода на пропорциональную избирательную систему, когда выборы стали проходить только по партийным спискам, политические партии стали главными игроками на политической сцене), сосредоточены именно в этом регионе и в своем большинстве поддерживают партии именно восточных и юго-восточных областей. Таким образом, конкуренция различных бизнес-групп стала дополнительным фактором, определяющим http://www.zn.ua/1000/1550/59656/.

http://www.rupor.info/analitika/2007/07/10/timoshenko-otvetila-oranzhevomu-megabloku/.

Информационно-аналитический бюллетень ЦПГИ ИЭ РАН №3 существующее противостояние. Каждая политическая сила не только отражает интересы определенного региона, но и определенные экономические интересы, а соперничество в бизнесе не может не отражаться и на жизни политических партий.

Еще одним фактором, способствующим дестабилизации и усилению противостояния между двумя противоборствующими лагерями, является проведение политической реформы и нечетко прописанное Конституцией распределение полномочий между различными ветвями власти.

Внедрение в жизнь политреформы грозило забрать у «оранжевых» их главенствующие позиции, поскольку подразумевало перераспределение властных полномочий в пользу парламента и в ущерб Президенту. Она была инициирована прежним режимом и принята как условие для проведения третьего тура выборов в конце 2004 г. В январе 2006 г. политреформа должна была вступить в силу, но при пропрезидентском правительстве изменения политической системы оставались практически незаметными, за исключением незначительных процедурных моментов.

Однако после выборов весной того же года, когда большинство голосов получила Партия регионов, а впоследствии была создана антикризисная коалиция (к Партии Регионов присоединились коммунисты и социалисты), находящаяся в оппозиции к Президенту В. Ющенко, осуществление политреформы стало делом времени, и означало бы утрату победившим лагерем всех своих завоеваний.

При столь сильном противостоянии «оранжевые» силы не могут этого допустить. И не только потому, что могут утратить завоеванное и просто отдать победу своим врагам, добровольно допустив тот самый реванш «реакционных сил».

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.