WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 20 |

Некоторые российские политологи считают, что федерализация Украины находится в русле национальных интересов России73. Но тогда следует признать, что в национальных интересах России – ослабление Украины и превращение ее в плохо управляемую стагнирующую «серую зону». Кстати, в украинских политических кругах существует стойкое убеждение, что российские политики и политологи заинтересованы в федерализации Украины именно для ее ослабления, а то и расчленения – отсюда и соответствующее отношение к российским «федерализаторам». На российский призыв «федерализировать Украину» некоторые украинские политологи замечают, что это сугубо внутриукраинский вопрос, и не без иронии отвечают симметричным призывом в стиле «а-ля-Бжезинский» – «конфедерализировать Россию».

Помимо вышеуказанных, существует также еще огромная по своей значимости и сложности конфессиональная проблематика, а также два локальных вопроса – сепаратистские настроения в Крыму и Севастополе и локальный «русинский» вопрос в Закарпатье. При их помощи представители российских политических кругов, а иногда и неправительственные организации пытаются воздействовать на политическую динамику в этих регионах. Однако в большинстве случаев эти усилия малоэффективны, а иногда приводят к обратным результатам – например, дают повод обвинять российских представителей в сепаратистской деятельности и использовании технологий «управляемого хаоса».

Тема этнических великороссов, живущих на Украине, так и не выделилась в отдельную серьезную проблематику, за исключением, возможно, Львова. Все усилия сформировать на Украине этническую великорусскую политическую силу потерпели См.: Мальгин А.В. Украина: Соборность и регионализм. Симферополь: 2005, с. 270.

См., например: Фролов К. Новая цивилизация оранжевых // Правая.ru, 2005, 27 апреля. См.:

www.pravaya.ru/govern/123/3117.

Информационно-аналитический бюллетень ЦПГИ ИЭ РАН №3 неудачу. В большинстве регионов Украины проблематика этнического происхождения – украинского, великорусского либо какого-нибудь еще – остается, как правило, на уровне индивидуального самосознания человека. На уровне социального самосознания намного более значима региональная, геокультурная, цивилизационная, конфессиональная идентичности и геополитические предпочтения.

Украинские угрозы и российские интересы С XIV века и вплоть до Люблинской унии (1569) на границах Московии существовало Великое княжество Литовское, в состав которого входили территории современных Литвы, Беларуси и значительной части Украины – по некоторым показателям «литовская» идентичность оставалась актуальной вплоть до первой трети XIX века (до польского восстания 1831 г. и жестких правительственных контрмер), на уровне «геополитической памяти» она существует по сей день. Литовское княжество было мощным модернизированным государством без жесткой «властной вертикали», игравшим важную роль в Восточной Европе. По составу населения оно было преимущественно восточнославянским и православным. Между двумя великими княжествами – Литовским и Московским – существовала жесткая конкуренция, велись перманентные войны. Историкам культуры хорошо известно то громадное влияние, которое оказала Литовская Русь на Русь Московскую. Существовало и обратное влияние, менее сильное. Но когда Византийская империя клонилась к своему закату и константинопольские патриархи выбирали путь «отступления» Второго Рима, стал актуальным вопрос о том, кто сможет стать оплотом православия, Третьим Римом:

Москва или Вильно Выбор пал на Москву именно потому, что в Московской Руси отсутствовали «латинский» фактор и западноевропейский цивилизационный «соблазн»74.

Но после возвышения Москвы фактор Литовского княжества никуда не делся:

оно остается частью Великого Лимитрофа – межцивилизационного пояса, отделяющего Россию от незамерзающих морей75. Раздел Речи Посполитой в конце XVIII века, раздел Польши между гитлеровской Германией и СССР в 1939 г. и отчасти даже послевоенный раздел Европы между социалистическим и капиталистическим лагерями Мейендорф И. Византия и Московская Русь // В Мейендорф И. История Церкви и восточнохристианская мистика. М.: 2003, с. 520–521.

Цымбурский В.Л. Как живут и умирают международные конфликтные системы (Судьба балтийскочерноморской системы в XVI–XX века) // В Цымбурский В.Л. Остров Россия. Геополитические и хронополитические работы. 1993–2006. М.: 2007, с. 257.

Информационно-аналитический бюллетень ЦПГИ ИЭ РАН №3 были продиктованы именно стремлением государств-субъектов геополитики избавиться от неустойчивых поясов вокруг себя.

Распад СССР создал условия для новой консолидации бывшего Великого княжества Литовского, которое, в свою очередь, является основой для создания БалтоЧерноморского пояса, а при благоприятных условиях – для продления последнего в сторону Центральной Азии и Китая и выстраивания Балто-Черноморско-Каспийского пояса.

Тот факт, что в глазах обществ и политических элит стран СНГ Россия в ее нынешнем состоянии лишается притягательности, лишается той самой «soft power» («гибкой власти»), которая в свое время позволила создать великую державу, - это очень серьезный вызов Российскому государству и политическому режиму. Теперь уже сама Россия превратилась в зону стратегических интересов ведущих мировых держав, которые заинтересованы в ее изоляции, создании «серой зоны» по периметру и геополитическом «удушении».

Политика «прагматизации» отношений России со странами СНГ постепенно разрушает ареал общих для всего постсоветского пространства геополитических и культурных смыслов – смыслы заменяются «цифрами». Гуманитарные и политические тренды, которые Россия предлагает в последние годы Украине, лишены новизны и креативности, а, кроме того, построены на отрицании. По большому счету в сознании украинского общества ЕС и НАТО конкурирует с пустотой, с геополитическим и смысловым вакуумом. Русский язык как второй государственный, федерализация, интеграция в рамках ЕЭП, уступки по газовому вопросу – всё это украинская элита слышала много десятков раз. Общим местом в украинском политическом дискурсе стало убеждение, что нынешняя Россия полностью исчерпала свой потенциал и что ее «последнее оружие» – это газовая «труба».

Более того, нынешнее украинское информационное пространство мало зависит от российского: в нем доминируют западные оценки и интерпретации актуальных событий российской действительности.

Еще одним важным антироссийским мотивом в постсоветском информационном пространстве является «китайский вопрос». Логика раскрутки этой темы во многих СМИ стран СНГ примерно такова: о каком моральном и политическом господстве может говорить страна, не способная удерживать и осваивать свою территорию собственными силами Страна, которая вот-вот распадется под давлением китайцев, Информационно-аналитический бюллетень ЦПГИ ИЭ РАН №3 которых в некоторых районах Дальнего Востока и Сибири уже больше, чем самих россиян На украинском направлении российской политики тактика подменяет собою стратегию, а теория «малых дел» – реализацию «больших проектов». А беспроектная страна не может представлять интерес для соседей. Россия теряет статус регионального лидера в СНГ – рассматривать ее как серьезного партнера, от которого через несколько лет будет что-то зависеть, помимо нефти и газа, на Украине стало даже не модно.

Позитивная программа развития образа России на Украине и в других странах СНГ должна строиться на приоритетах «гибкой власти» и исходить из уважительного отношения к самим странам, народам и национальным культурам. Главный российский «мессидж» должен строиться не на национальном эгоизме, а на поиске общих целей, общих интересов и «общей судьбы». Эффективным может быть только новый наднациональный «миростроительный» проект, выходящий за пределы нефтегазовой проблематики и основанный на универсальной идентичности. Старые технологии «прямого действия», основанные на давлении и шантаже, становятся не просто неэффективными – убийственными.

Логика российско-украинских отношений, как было сказано выше, имеет три варианта развития: «вычитание», «сложение» и «приумножение» потенциалов. Логика дальнейшего развития самой России имеет, судя по всему, также три варианта:

национальное государство, «государство-корпорация» и государство с наднациональными амбициями – интегратор большого евразийского пространства.

Поэтому ключевой вопрос о будущем России, Украины и всего СНГ заключается в том, как выбрать оптимальную комбинацию этих логик И как простое сложение превратить в геополитическое преумножение сущностей Информационно-аналитический бюллетень ЦПГИ ИЭ РАН №3 Е.Д. Фурман* Процесс внутриполитической консолидации на Украине и его влияние на российско-украинские отношения Длительное время после распада Советского Союза в российском сознании сохранялась идея о том, что народы, населявшие соседние с Россией новые государства, возникшие на месте прежних советских республик, практически являются такими же «советскими» людьми, как и русские, и образуют некую единую общность «советского народа». Устойчивость подобного представления была связана, с одной стороны, с тем, что русские всегда проявляли довольно слабый интерес к культуре и традициям народов этих республик, и, соответственно, мало, что о них знали, а, с другой, подобное представление и игнорирование уникальности каждого из этих народов было во многом удобно российской элите, поскольку позволяло ей, прежде всего, не меняться самой, ища новые пути взаимоотношений с ними, и сохранять иллюзию некой «реинкарнации» этого единого государства, хотя и в иной форме, но по-прежнему во главе с Россией.

Сохранение своих лидирующих позиций и влияния на постсоветском пространстве стало для российской элиты приоритетной задачей в построении внешней политики с новыми независимыми государствами, а любое неподконтрольное событие вызывало в ее сознании опасения. Именно поэтому Россия всегда поддерживала преемников прежних, берущих свое начало еще с советских времен режимов, а любой выход из сферы своего влияния рассматривала как результат внешнего вмешательства Запада, конкурирующего с ней за влияние на этой территории, и с большими сомнениями относилась к способности новых государств к самостоятельной жизни без нее.

Однако после обретения независимости, когда каждая из бывших советских республик стала развиваться согласно своему собственному историческому опыту, культуре и традициям, изменения, которые стали происходить с этими республиками, приобрели столь значительные размеры, что уже не вписывались в привычные для * Старший научный сотрудник Центра проблем глобализации и интеграции Института экономики РАН, к.полит.н.

Информационно-аналитический бюллетень ЦПГИ ИЭ РАН №3 России представления и сохраняющийся у нее с советских времен стиль взаимоотношений с ними.

Яркий пример такому перевоплощению – Украина, которая воспринималась россиянами на протяжении всей их длительной совместной истории практически как часть их самих, как «младшая сестра» русского народа (Малороссия).

Логика развития Украины, основанная на ее собственном историческом опыте и культуре, привела ее к событиям «оранжевой» революции. И эти изменения последних лет, произошедшие на Украине, оказались настолько значительными, что, по сути, открыли как для России, так и для всего мирового сообщества совершенно новую и незнакомую для них страну.

Поддержки преемника Л. Кучмы В. Януковича, главного оппонента В. Ющенко на президентских выборах, по мнению российской элиты, было достаточно для возращения к прежней, понятной и более или менее контролируемой Украине. И, несмотря на ошибочность этих расчетов и поражение, уже в который раз, в проводимой ею политике на постсоветском пространстве, российская сторона длительное время продолжала делать попытки влиять на внутриполитическую ситуацию на Украине и не верить в способность Украины существовать как независимое государство и сохранить свою целостность. На первый взгляд, перманентный политический кризис, который продолжался на Украине в течение всего периода с момента победы «оранжевой» революции, подтверждал правильность таких выводов. Однако являлся ли этот кризис признаком развала страны или формой становления национальной идентичности и нового типа политического существования Украины, зачастую, из-за существующих сильных стереотипов и нежелания мириться с переменами, российскому наблюдателю просто было сложно разглядеть.

Что же на самом деле представляют собой эти постоянно возникающие в украинской политике кризисные явления, ведут ли они к возможному распаду Украины или, наоборот, являются этапом в процессе ее государственного строительства и образования нации Победа «оранжевой» революции осознавалась ее участниками как победа прогрессивных, демократических сил, ориентированных на Европу и стремящихся выйти из российской сферы влияния, над реакционными, скорее пророссийскими и просоветскими. Такому результату независимого существования Украины в постсоветский период способствовали особенности ее политического и культурного Информационно-аналитический бюллетень ЦПГИ ИЭ РАН №3 развития. На протяжении всей своей истории Украина была культурно очень неоднородной страной, с различными регионами, отличающимися как по своей истории, так и по культуре, традициям, религии и даже языку, что создавало сильные внутренние противоречия. Подобное многообразие, которое схематично можно свести к делению Украины на «Запад» и «Восток», для гармоничного развития в рамках одного государства создает естественную основу для создания представительских институтов, которые существуют в демократических обществах. Однако, опять же на протяжении всей своей истории, Украина не имела своего независимого государства, и никогда не имела возможности для построения подобных институтов. Каждый из ее регионов существовал обособленно, а в советский период политика унификации в какой-то степени даже подавляла их отличия, особенно это касается западной галицийской традиции.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.