WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 42 |

Несмотря на кажущуюся логичность, такой подход имеет серьезный недостаток. Автор противопоставляет сложившуюся «естественную» ситуацию (почему-то только экономическую) проекту (очевидно, «искусственному») ее использования. Однако с чего это вдруг на Земле исчерпалось свободное экономическое пространство и имеет ли отношение к этому факту геополитический проект западных элит Когда речь заходит об объективности тех или иных исторических явлений, порой забывают, что эта объективная логика выстраивается благодаря вполне конкретным, хотя и не обязательно осознанным, действиям субъектов исторического процесса. Эти действия уже post factum объективируются ввиду своей осуществленной наличности, но они не задаются изначально в некоей предписанности сценария. Поскольку же подлинные действия исторических субъектов (личностей, народов, цивилизаций) имеют своей онтологической основой свободу воли (благодаря ей действия и становятся, собственно, историческими, в этой историчности оказываясь подлинными действиями), объективность социальных актов имеет характер совершенно иного плана, нежели объективность природных процессов, в которых свобода воли не задействована в качестве движущей силы.

Объективность истории проявляется в том, что поступки исторических субъектов обусловлены (но не детерминированы) их собственным духовным путем, определяющим то или иное видение реальности и задающим соответствующие мотивации в расстановке приоритетов. Именно в этом смысле объективна и глобализация, которую часто и, надо сказать, небезосновательно, связывают с вестернизацией, поскольку сам проект глобализации начала развертывать западная цивилизация. Вполне возможно, что даже и без усилий со стороны Запада (представим себе некую гипотетическую ситуацию) мир в лице одной из существующих ныне локальных цивилизаций (например, в лице цивилизации ислама) все равно пришел бы спустя какое-то время к проекту глобализации, но несомненно, что это был бы другой проект и реализовывался бы он в совершенно иных формах. Если бы роль «локомотива глобализации» досталась другой цивилизации, она руководствовалась бы, понятно, своим проектом, но ведь и облик глобального пространства (в том числе, – пространства экономического) был бы не таким, каков он фактически представлен ныне. Глобализация экономики связана отнюдь не с некими естественными процессами, идущими «параллельно» и независимо от метафизических императивов Запада, но в самой непосредственной связи с ними. Здесь экономические изменения оказываются результатом деятельности духа, а не естественной данностью. Поэтому сущность глобализации (не какой-то там гипотетической, а реально осуществляющейся в универсуме истории) невозможно раскрыть без обращения к духовным основам породившей ее цивилизации, а именно цивилизации Запада.

В предыдущем подразделе было показано, кк западная цивилизация приняла на вооружение универсалистские императивы, но из сказанного еще не понятно, почему они «сработали». Иными словами, каковы причины того, что Западу удалось провести их в жизнь и навязать свой проект глобализации (являющийся составной частью его онтологического проекта) иным ныне существующим цивилизациям При исследовании современных тенденций общественного развития сложно избавиться от желания искать поверхностные параллели для того, чтобы трактовать этот всемирно-исторический переход посредством системы координат привычно-знакомого мира традиционной истории. Поэтому глобализация многими авторами рассматривается как синоним «американского империализма», как реализация плана «мирового господства» и т.д. и т.п. Порой некоторые представители политической элиты Запада сами дают повод для подобных оценок (см., например: [20]). Даже в трактовках признанных мэтров нередко дают себя знать устоявшиеся шаблоны классического мышления. Так, С. Хантингтон пишет: «Запад завоевал мир не из-за превосходства своих идей, ценностей или религии…, но скорее превосходством в применении организованного насилия.

Жители Запада часто забывают этот факт; жители не-Запада никогда этого не забудут» [170, с. 66].

Подобный тезис не составляет труда подкрепить соответствующими примерами, так что исторически он выглядит практически безупречным. Но вот если задаться вопросом о причинах преимущества Запада, то здесь многое остается неясным, особенно если рассуждать в рамках строго исторического дискурса.

Действительно, откуда у цивилизации, долгие столетия выглядевшей достаточно скромно не только по сравнению со своими античными «предками» (греками и римлянами), но и по сравнению со своим «сверстником» и «соседом» (миром ислама), появились возможности распространить свое влияние (не только политическое и экономическое, но и духовное) практически на все человечество Признание того, что Запад завоевал мир из-за превосходства в применении организованного насилия, не снимает вопрос об источниках этого превосходства, ведь само наличие того или иного ноу-хау еще не детерминирует формы и методы его использования.

Например, изобретение в ІХ веке пороха не имело для Китая значимых последствий, чего не скажешь о народах Запада, познакомившихся с ним пятью столетиями (!) спустя (пожалуй, если бы жители Поднебесной руководствовались европейскими императивами, свободное экономическое пространство исчерпалось бы намного раньше, и исчерпали бы его китайцы).

Здесь следует отметить, что осуществляющий себя в исторической сфере дух с неизбежностью «привязывается» к результатам своей деятельности, воспринимая последнюю в контексте обустроенности присутствия, его наполненности «родными», интимно-близкими смыслами. История духа – это процесс развертывания его антропологии, т.е. манифестации того, кем должен быть, какими качествами должен обладать и какое место в бытии должен занимать представляющий его человек. Как деятельность не дана изначально как наличное, а лишь (просвечивая в «детстве» духа как предчувствие) становится действительной собственно через историческое действие, так и его антропология, развертываясь в конкретных культурных формах, не наличествует в однозначной определенности факта, а становится определенной в результате постоянного выбора из множества возможных альтернатив, в котором (выборе) и реализуется право духа на звание активного исторического субъекта. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в процессе осуществления собственного проекта дух может существенно изменить свои представления об идеале и даже прийти к внутреннему противоречию, обусловленному несовпадением между замыслом и действием. Фактическая конкретность действия оказывается платформой для нового замысла, который, сохраняя «генетическую» преемственность с предыдущим, вовсе «не обязан» следовать по ранее намеченному сценарию.

Тем не менее, при всех неожиданных событийных поворотах, характеризующих историю данного духа, в ней должно соблюдаться единство самости, без которой не было бы оснований рассматривать наличную совокупность неких событий как историю этого особого духа и не было бы возможности придать соответствующим событиям структурную оформленность. Тождество духа с самим собой, а стало быть – и единство его истории, обеспечиваются не единством сценариев, алгоритмов или даже структуры, а единством метафизического (онтологического) проекта. За внешними противоречиями скрыт единящий стержень, более или менее эксплицитно явленный в его делах.

Для своего всестороннего развития дух нуждается в конкуренции, которая идет с самим собой, но в образе Иного. Во всемирной истории это находит свое проявление в конкуренции духов различных народов за право выражать общечеловеческий идеал добра, красоты, справедливости, государства и т.д. Не потому люди Запада завоевали мир, что в нужное время и в нужном месте они получили технологическое и организационное преимущество над конкурентами, а потому, что само это преимущество стало возможным благодаря реализации уникального онтологического проекта, лежащего в основе западной цивилизации; технологии и организация явились здесь лишь средством его (проекта) реализации.

Какие же особенности Запада стали при этом определяющими По мнению Хантингтона, это: античное (классическое) наследие, католицизм и протестантство, европейские языки, разделение духовной и светской власти, господство закона, социальный плюрализм, представительные органы, индивидуализм [170, с. 97101]. Наличие этих характерных особенностей Запада признается, в той или иной степени практически всеми исследователями, даже теми из них, кто, как Ю.И. Рубинский, считают Россию частью европейской цивилизации (указанный автор при этом вынужден разграничивать Западную, Центральную и Восточную Европу;

перечисленные особенности, по его мнению, характеризуют Западную и Центральную части единой европейской цивилизации) [137]23.

Уже беглого взгляда на перечень Хантингтона достаточно для того, чтобы заметить, что указанные им характеристики суть явления разного порядка; они возникают в результате длительной эволюции, причем, как сам же американский автор признает, присутствуя не всегда и не повсеместно. По-видимому, если пытаться расшифровать код онтологического проекта Запада, следует использовать в качестве ключа не конкретные (исторически-конкретные) формы организации бытия, а некое свойственное ему универсальное метафизическое же кредо. Таковому статусу более всего из перечисленных Хантингтоном характеристик соответствует «индивидуализм» (об индивидуализме как особенности западной цивилизации см., например: [205; 230]).

Слово «индивидуализм» имеет самые различные коннотации, зачастую несвободные от аксиологической и эстетической Вопрос о принадлежности России к Западу в значительной степени имеет политическую подоплеку и связан как с дискуссиями внутри российской интеллигенции (спор между «западниками» и «славянофилами»), так и с восприятием российского общества и российской культуры со стороны западных интеллектуалов. Общность античных и христианских корней Запада и российской цивилизации нельзя оспаривать, но те ключевые особенности, которые свойственны Западу, не характерны в полной мере той модели цивилизационного развития, которая представлена российским обществом, поэтому мы и рассматриваем последнее как основу особой цивилизации.

нагруженности. Помимо «бытовых» представлений об индивидуализме, отдельно выделяют теоретический (близкий номинализму, солипсизму и субъективизму), этико-политический (анархизм, либерализм и т.д.), хозяйственный (знаменитый лозунг laissez faire, laissez aller), педагогический, социологический варианты индивидуализма [159, с. 175]. Под индивидуализмом здесь будет пониматься установка на признание онтологического статуса личности и ее определенного суверенитета по отношению к обществу.

Хотя сущее вбирает в себя результаты действий человеческого духа, в своих основных чертах задаваясь проектным мышлением действующих субъектов (придающих ему (сущему-уже-как-истории) антропную определенность), тем не менее, метафизическая установка (как и в более широком смысле – метафизический проект организации бытия) всегда будет отличаться от наличного положения дел ввиду того, что пути, механизмы и формы ее актуализации могут быть не только весьма разнообразными, но и далекими от первоначального замысла. В этом аспекте закономерен вопрос: суть ли индивидуализм западное явление или же он суть западное проявление некоего всемирно-исторического начала А.А. Ивин, например, делает заявку на новую концепцию философии истории, суть которой «…сводится к идее биполярности человеческой истории: история движется между двумя полюсами, одним из которых является коллективное общество, другим – индивидуалистическое общество… Если бы в будущем один из этих типов общества был полностью вытеснен другим, это говорило бы в известном смысле о конце истории» [70, с. 43].

У Ивина, как видим, индивидуализм и коллективизм рассматриваются как характеристики общечеловеческого развития.

Допустим, это действительно так. Но тогда следовало бы ожидать некоего паритета между этими полюсами как во всемирноисторическом масштабе, так и в масштабе отдельных локальных историй. Однако такого паритета нет, что Ивин прекрасно понимает, заявляя: «Бльшая часть человеческой истории – история коллективистических обществ. Индивидуалистические общества существовали лишь в античных Греции и Риме, а потом утвердились в Западной Европе… История человечества – это главным образом история коллективистических обществ» [70, с. 45]. С последней фразой невозможно не согласиться, но она полностью опровергает концепцию своего автора. Связка «коллективизм-индивидуализм» рассматривается Ивиным как фундаментальная, причем настолько, что если в будущем один тип общества вытеснит другой, история закончится. Ввиду того, что коллективизм повсеместно господствовал в древнем мире, то, следуя логике указанного автора, нужно признать, что до появления ростков индивидуализма в Греции и истории-то не было, а большинство народов, не имеющих счастье принадлежать к Западу, в известном смысле лишены истории и поныне.

На наш взгляд, изложенная выше идея биполярности истории, под которой понимается извечное противостояние индивидуалистического (открытого) и коллективистического (закрытого) общества, оказывается одной из разновидностей европоцентристского мифа. Трудно найти значимые и действенные следы этого противостояния в истории Египта, Китая, России, арабских стран. К тому же коллективизм в данном контексте имеет сугубо негативное определение: все варианты коллективизма объединяет между собою лишь отсутствие или слабое развитие индивидуалистических ценностей.

Мы полагаем, что всемирная история представляет собой не соперничество между коллективизмом и индивидуализмом, а конкуренцию разных метафизических цивилизационных проектов.

Подавляющее большинство исторических конфликтов связано с борьбой различных коллективистических проектов между собой.

Индивидуализм не есть полюс всемирной истории, по отношению к которому каждое общество могло бы себя позиционировать, а общее название онтологических проектов, возникших в лоне двух уже исчезнувших античных (греческой и римской) цивилизаций и одной ныне существующей (западной). Поскольку в рамках современной цивилизационной ситуации индивидуализм западного толка выступает активным историческим агентом, выявление истоков этого явления представляется весьма актуальным.

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.