WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 42 |

Начнем с того, что борьба за существование и, соответственно, знания, средства, методы господства над природой вовсе не одинаковы для всех людей: сравним хотя бы формы социального бытия оседлых народов и кочевников. При конкретном исследовании выясняется, что «космос цивилизации» в значительной степени детерминируется ментальными факторами, которые относятся к «космосу культуры». Да и последний не может рассматриваться в отрыве от технологических решений, предоставляемых цивилизацией, ведь имеет немалое значение то, какие материальные возможности лежат в основе артефактов культуры; к тому же, в самих этих артефактах порой невозможно разграничить оба «космоса».

Ввиду того, что для реализации своих внутренних возможностей дух вынужден решать не только фундаментальные проблемы самосознания, но и текущие задачи, связанные с его существованием и утверждением в материальном мире, проявления одного и того же духа столь различны, что провоцируют теоретика на разделение, а то и противопоставление друг другу отдельных сторон человеческой деятельности. Нам не кажется убедительным социальный дуализм духа и души, а поэтому мы не считаем необходимым принципиально разделять те стороны общественной жизни, которые относятся к «космосу цивилизации» (составляя достижения всего человечества), и те стороны, которые относятся к «космосу культуры» (и в отношении которых экспорт от одной культуры к другой невозможен или, по меньшей мере, крайне нежелателен).

Поэтому мы не видим смысла в противопоставлении культуры и цивилизации; здесь нам близка англо-французская традиция. Дух, как он интимно являет себя человеку и как он обогащается индивидуальными творческими актами личности, суть то, что ближе всего может быть обозначено как «культура», а тот же дух, прошедший посредством личности объективацию во внешнем результате, представленный как общее достояние им же объединенной общности людей, суть то, что обозначают как «цивилизация».

Без культуры цивилизация – это лишенная жизни форма, мертвая плоть, которая не может долго задерживаться в мире живых, разве только посредством бальзамирования. Культура же без цивилизации – это младенческие потуги духа обозначить самого себя;

лишь в рамках цивилизации, получив возможность полноценной (относительно конкретных исторических условий) объективации, дух выступает зрелым и самостоятельным историческим персонажем.

Поскольку основой и источником как культуры, так и цивилизации суть один и тот же являющий себя в историческом пространствевремени дух, подлинного онтологического основания для разделения культуры и цивилизации нет. Поэтому можно согласиться с Ф.

Броделем относительно того, что цивилизация есть основа культуры [190, р. 205].

Однако рассматриваемая проблема культурной преемственности имеет еще одно измерение, связанное с вопросом о соотношении культурно-исторического и всемирно-исторического. Дело в том, что дух в историческом пространстве-времени предстает как множество, причем как множество множеств, т.е. в истории дух выступает как множество народов, каждый из которых есть множество индивидуумов. Хотя дух есть онтологический фундамент всемирной истории, непосредственным ее участником является человек. Между духом-как-таковым и человеком-как-индивидуумом есть посредник, называемый (в широком смысле) «народом». Народ – это внешняя форма, в которой осуществляется процесс самопознания как духа, так и индивидуума; это своего рода средний термин. Свою реальность народ черпает из реальности духа и реальности человека. Поэтому по отношению к истории общества совершенно неуместны какие бы то ни было биологические аналогии (Н.Я. Данилевский [58], О.

Шпенглер, К. Лоренц [211] и др.). Когда же речь идет о «духе народа», не следует это понимать так, как будто бы дух присущ данному народу как его «собственность». Дух не принадлежит народу, но может через него себя являть. Стало быть, не дух есть собственность народа, а скорее народ есть средство, избранное духом для явления себя в качестве духа. Нет множества духов, но есть множество форм, в которых дух развертывается; эти формы в историческом пространстве-времени бытийствуют как народы.

В связи с этим может возникнуть вопрос: почему бы духу не проявляться прямо через человека, зачем ему нужна инстанция в виде народа Дело в том, что человек-как-таковой есть абстракция. Как дух для самопознания нуждается в противопоставлении себя Иному, а значит – нуждается во множестве, так и человек становится человеком лишь находясь в общении с другими людьми. Единичный человек, взятый сам по себе, в отрыве от своего человеческого окружения, не может, поэтому, быть деятелем духа; но и человечество в целом не выступает участником всемирной истории.

Народ есть общность, в которой отдельные личности могут объединить свои силы для производства культуры, следовательно, народ есть ступень, на которой происходит встреча духа и человека.

Впрочем, утверждение, что народ – это средство самопознания духа, еще слишком абстрактное: в нем указывается метафизическая функция, но не показано конкретное содержание. Чем наполняется это понятие В монографии «Национальная психология и бытие общества» П.И. Гнатенко и М.П. Бузский отмечают: «Что же касается понятия народ, то оно объединяет все этносы, проживающие на территории государства. И в этом смысле мы можем говорить о российском народе, россиянах, подразумевая под данными терминами все население, проживающее на территории российского государства.

Подобное можно сказать и об Украине, где понятие “украинский народ” включает в себя более ста этнических образований, проживающих на этой территории» [45, с. 39]. Несколько иной подход представлен в «Философском энциклопедическом словаре» (М., 2002): «Народ – связанная одинаковым происхождением и языком культурная общность людей, являющаяся подлинным и единственным носителем объективного духа» [159, с. 284].

Достоинство дефиниции напрямую зависит от того, какие задачи с ее помощью можно решать, и в этом отношении оба приведенных определения удачны, но рассчитаны на решение разных задач. В первом случае упор делается на формальный признак – государство, во втором – на культурно-исторические признаки:

происхождение, общность, а также метафизический признак, связанный с объективным духом. Итак, государство и дух… Как же они между собой связаны Разные человеческие сообщества по-разному озабочены историей, они отличаются друг от друга по степени, по интенсивности исторического сознания, и, в значительной степени из-за этого, – играют разные исторические роли. Если этнос находится на догосударственной стадии своего развития, то исторической деятельностью как таковой он и не занимается;

культурный же этнос, не имеющий своего государства, не может в полной мере распоряжаться достижениями своего духа, а потому и не выступает во всемирной истории в качестве самостоятельного участника.

Государственность не есть некое онтологическое свойство исторических этносов, но лишь внешний показатель серьезности намерений. Она означает, что данная общность уже состоялась как народ, она вышла из до- и внеисторического этнографического инфантилизма, у нее есть свой проект миросозидания, свои представления о цели, ценностях и идеалах.

Вне государства дух может лишь подавать надежды; шанс осуществить их он получает посредством социально-политических структур. Гегель не без оснований утверждал, что во всемирной истории может быть речь только о таких народах, которые образуют государство [37, с.90]. По мнению Шпенглера, государство – это пребывание народа «в форме». Он отмечал: «Что такое государство, можно понять, если из потока существования, находящегося в подвижной форме, подвергнуть рассмотрению одну только форму как некую протяженность, застывшую вне времени, и совершенно отвлечься от направленности и судьбы. Государство – это застывшая история, а история – текучее государство» [178, с. 470].

Мы полагаем, что подлинно историческим становится народ, создающий цивилизацию, поскольку цивилизационная общность, как ранее (подраздел 2.5.) было показано, в метафизическом смысле имеет намного бльшую степень реальности, чем государство.

Итак, опуская нюансы, выделим основные подходы к определению понятия «народ».

1. Под народом понимают основную массу населения, занятую преимущественно физическим трудом. Это то, что ранее называлось «третьим сословием», а сейчас используется как элемент бинарной оппозиции: «власть (правители) – народ».

2. Под народом понимают все население какого-либо государства (это и имеют в виду П.И. Гнатенко и М.П. Бузский). Тогда народ – это как население полиэтнических колоссов, таких как США, Россия, Индия, так и население карликовых политических образований, таких как Андорра, Монако или Лихтенштейн (но не Ватикан!).

3. Народ может пониматься как этнос. В этом значении можно говорить о едином немецком народе, а не о народах Германии и Австрии. Если во втором смысле в Канаде живут канадцы, то в третьем – англичане, французы, украинцы и др. народы. Во втором смысле, стало быть, древнегреческую цивилизацию представляли такие народы как афиняне, спартанцы, милетцы, в третьем – единый эллинский народ.

4. В самом широком смысле народом называют людей, объединенных в цивилизационную общность. В этом значении можно говорить о европейцах, мусульманах, латиноамериканцах и т.д. Далее, говоря о «народе» и «духе народа» мы будем иметь в виду именно этот смысл.

Каждый из этих подходов (мы их лишь условно свели в четыре группы) отражает какой-то аспект многомерной действительности;

предпочтения здесь должны скорее определяться характером исследования (смысл понятия «народ» в экономике и фольклористике, понятное дело, не совпадут) и конкретными его задачами.

Мы же остановились на самом широком смысле ввиду того, что перед нами стоит задача метафизического осмысления реальности, обозначенной ранее как «дух». При такой постановке вопроса оказывается, что хотя народ суть изменчивая и преходящая форма исторического бытия, он, тем не менее, играет чрезвычайно важную роль в становлении духа и развитии человека, получая от них онтологическую действительность и продуцируя образы, имеющие относительную автономность и самоценность. Эти образы представляют собой как бы сгустки духовных энергий, вокруг которых разворачивается действо, содержание которого и составляет историческое развитие данной человеческой общности.

Однако если дух один, то как объяснить, что разные народы создают не просто разные, но и противоположные по своим императивам культуры Ответ заключается в сущностной свободе духа. Последняя предполагает возможность выбора. Поскольку есть разные культурно-исторические формы деятельности, выражающие альтернативные проекты, дух может, отвергая одни, выбирать иные, более адекватные истинной его природе, но конечно, ни одна культура не может нести в себе всю полноту духа.

Вместе с тем, одни проекты более реальны, чем другие; первые более действенны и действительны. Иными словами, конкуренция между народными духами за право выражать сущность духа абсолютного (об абсолютном духе см. подраздел 4.2.), дает этому последнему поле для маневра, так что общечеловеческое развитие не привязывается жестко ни к одной из культурно-исторических форм.

Для тех, кто творит культуру, собственный проект может и должен восприниматься как универсальное ноу-хау, но абсолютный дух учитывает реальную жизнеспособность этого проекта по сравнению с другими.

Чем больше проектов, тем больше возможностей для духа адекватно ответить на вызов времени. «Конец истории» в интерпретации Ф. Фукуямы означал бы не просто завершение событийной истории, но конец всякой истории вообще, ибо безальтернативное развитие чревато регрессом. Дух должен бороться за свое самоутверждение, а не только «стричь купоны» с достижений прежних поколений. Конкуренция между цивилизациями (культурноисторическими общностями) и их проектами есть отражение внутренне противоречивой природы духа.

В истории идет постоянный отбор наиболее эффективных способов организации человеческого бытия и отбраковка неэффективных или бывших некогда эффективными, но утратившими таковое свое качество в изменившихся условиях.

Поэтому не может быть наилучшей формы правления для всех времен и народов, оптимальной всегда и везде системы хозяйствования и т.д. Каждая цивилизация имеет свой проект мироустройства, свою иерархию ценностей, свою систему смыслов.

Уже то, что некий проект стал основой существования целой цивилизации, указывает на действительный характер этого проекта, на то, что он есть не просто случайное соединение тщеславия, корысти и фантазии своих авторов.

Когда народ выходит из младенческого состояния сугубо этнографического бытия и делает заявки на историческое развитие, его дух нуждается в некоем внешнем образе для того, чтобы манифестировать (прежде всего, самому себе), что он действительно есть дух; действительно, то есть в действительности, в поле действия.

В своем развитии дух народа создает разные формы (политические, экономические, социальные и т.д.), более или менее случайные, более или менее связанные с его сущностью. Нелепо думать, что все они аутентичны самому духу, но еще абсурднее полагать, что они никак с ним не связаны (к этому вопросу мы вернемся в следующем подразделе). Единство духа и многообразных форм его проявления обеспечивается единством культурно-исторической матрицы, которая, сама не выступая как наличное, явное, эмпирически наглядное, задает условия и возможности для о-форм-ления проявлений духа.

В основе цивилизационного бытия лежит онтологический проект, представляющий собой вызревающую в глубине народного самосознания идею (мифологему). Она суть одновременно уникальная и универсальная. Уникальной является эта идея потому, что выступает собственностью и основой этой и именно этой культуры; при этом, представляя собой способ вдения мира, она претендует на всеобщую значимость, т.е. универсальность. Такая универсалистская претенциозность может быть сколь угодно иллюзорной, но именно вера в действительность этой иллюзии оказывается стержнем народного самосознания. Эту мысль замечательно выразил Ф.М. Достоевский: «Всякий народ до тех только пор и народ, пока имеет своего Бога особого, а всех остальных на свете богов исключает безо всякого примирения; пока верует в то, что своим Богом победит и изгонит из мира всех остальных богов.

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.