WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 31 |

«У-малчивание», по мнению Э. Пульчинелли Орланди, также является конститутивным для речевой деятельности, поскольку «говорить» означает: «а) говорить среди других слов, но также и б) запрещать, заглушать другие слова (это и есть собственно то, что мы называем молчанием)» [9]. Как составная часть коммуникации, молчание является тем местом, которое определяет политику речевой деятельности. Э. Пульчинелли Орланди выделяет две формы процесса означивания в пределах «политики молчания» - «конститутивное молчание» - часть смысла, которая умалчивается, заглушается в речи, относя к не-смыслу все, что не присутствует в высказывании, - и «локальное молчание» - запрет на циркулирование определенных смыслов. Поскольку умолчание «не говорит» – его невозможно «перевести в слова». Но при этом оно остается той «врезкой» в способе означивания, которая оставляет область «возможности сказать». Иными словами, то, о чем умалчивается, не так важно, как то, что Пульчинелли Орланди считает сутью речевой политики:

«высказывается x, чтобы не говорить y». В таком случае y представляет собой отбрасываемый смысл, который, тем не менее, может быть вписан в другую дискурсную формацию [Там же].

В соответствие с концепцией М. Фуко, «молчание» становится проявлением процедур исключения, призванных нейтрализовать информацию как ее непредсказуемость, а значит – попытаться установить над ней контроль. Антикризисный PR в таком случае проявляется в виде своеобразной «дискурсивной полиции». Самой распространенной процедурой исключения является запрет на полноту информации. Антикризисные коммуникации при этом заключаются в том, чтобы производить отсутствия и прерывности – II ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» опускать отдельные элементы, разъединять то, что было соединено, и устанавливать границы. Безусловно присутствующее в рамках этого процесса «прореживание говорящих субъектов» устанавливает иерархию открытости различных областей информационного потока – от наиболее незаполненных, характеризующихся наличием многочисленных лакун, до дифференцирующих и дифференцируемых областей [10].

Логика цензуры по Фуко раскрывается в трех формах запрета: в форме утверждения «это» не разрешено», в форме противодействия тому, чтобы об «этом» сообщалось, и в форме отрицания факта существования «этого». Возникающие в результате лакуны смысла предстают как недозволенное, невыразимое и несуществующее.

Присутствующие помимо этого процедуры разделения и отбрасывания, дифференцируют порядки циркулирования дискурса, вводя цензурные правила. При этом невозможно изолировать эти процедуры от знакового производства, которое не возникает отдельно от них, а включает процедуры контроля в себя. В итоге, политика языка и речи, с одной стороны, остается спонтанной, а с другой – заранее согласованной.

Помимо этого, М. Фуко выделяет группу внутренних процедур, где «контроль над коммуникацией осуществляется самой же коммуникацией», что можно считать самореференциальными процедурами системы. Здесь действуют принципы, призванные ограничить событийность и случайность информации. Отсутствие возможности непрерывного информационного потока позволяет говорить о существовании лакун, которые возникают, поскольку между отдельными сериями невозможно установить причинноследственные, равно как и любые другие, сопряжения. Лакуны становятся как раз тем элементом информационного потока, который допускает обращение между различными стратегиями – как стратегией исключения, так и стратегией упорядочивания и распределения. Во втором случае мы имеем дело с комментариями.

Они порождают типичную разноуровневость дискурсов: деление их на первичные и вторичные тексты, на ту информацию, которой обмениваются регулярно, и ту, которые исчезает, отбрасывается вместе с актом высказывания. Первичная информация, лежащая в основе новых актов речи, постоянно подхватывается, варьируется ими. При этом комментарий может заместить первичный текст, СТУДЕНЧЕСКИЕ НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ который был забыт или утерян, но расслоение информации в отношении первичного/вторичного и функция комментария сохранится. Возможность комментировать содержит ресурс для дальнейшего знакового производства, открывает бесконечную перспективу новых актов коммуникации, которые, тем не менее, вынуждены с неизбежностью осуществлять первичный текст.

Сущность комментария в данном случае заключается в том, что он неустанно «повторяет», то, что еще «не было сказано», и высказывает впервые, то, что было «уже-сказано». Комментарий всего лишь предотвращает случайность дискурса, и новое заключается «не в том, что сказано, а в событии его возвращения» [Там же].

Таким образом, коммуникативные операции антикризисного PR проявляются в конкретных стратегиях «у-малчивания» и «комментария», соответствующих инореферентным и самореферентным процедурам системы. Эти процедуры призваны преодолеть «кризис» как непредсказуемость и случайность коммуникации, оперируя кодом «информация/неинформация», возвращая то, что информативно и избавляясь от того, что «уже-неинформативно». Необходимая в этом случае селекция проявляется в изъятии, у-малчивании определенных смыслов, освобождающих пространство для «возможности сказать». В то же время комментарий позволяет тематизировать, у-порядочить информационный поток и «повторить то, что еще «не было сказано», и высказать впервые, то, что было «уже-сказано». Структурирование коммуникации, в итоге, проявляется в чередовании двух этих процедур.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Блэк С. Паблик рилейшнз. Что это такое М., 1990.

2. Бодрийяр Ж. В тени молчаливого большинства. Режим доступа: http://lib.ru 3. Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть. Режим доступа:

http://yanko.lib.ru 4. Бурдье П. Социология политики. Режим доступа: http://www.gumer.info 5. Кобяков А.Б., Хазин М.Л. Закат империи доллара и конец Pax Americana.

М., 2003.

6. Лиотар Ж.-Ф. Состояние постмодерна / Пер. с фр. Н.А.Шматко. М., СПб., 1998.

7. Луман Н. Реальность массмедиа /Пер. с нем. М., 2005.

8. Сайтел Ф.П. Современные паблик рилейшнз. М., 2002.

II ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» 9. Серио П. Квадратура смысла. М., 1999.

10. Фуко М. Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности.

Режим доступа: http://www.gumer.info 11. Чумиков А.Н., Бочаров М.П. Связи с общественностью. Теория и практика. М., 2006.

ДИСКУРСИВНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ПОЛЯ PR Хлебникова Ирина студентка 4 курса, специальность «Связи с общественностью» Научный руководитель: кандидат философских наук, доцент Яркеев Алексей Владимирович, ГОУ ВПО «Удмуртский государственный университет» (Ижевск) На сегодняшний момент понятие «связи с общественностью», при достаточно интенсивном исследовании соответствующей этому понятию сферы, не получило однозначной трактовки и имеет огромное количество определений. Существуя уже на протяжении более 200 лет, оно приобрело более тысячи дефиниций как западных, так и отечественных теоретиков. Кажется, что такая теоретическая разработанность должна давать исчерпывающее во всех аспектах определение PR, делая его максимально определенным. Однако постоянный поиск дополнительных смыслов, разработка новых формулировок, призванных очертить целостное представление PR, сталкивают нас с проблемой смысловой нехватки этого понятия.

Нехватка смысла требует все новых и новых определений, которые лишь увеличивают неопределенность концепта PR.

Оказываются не проясннными вопросы легитимности тех или иных способов функционирования в области связей с общественностью, что дает исследователям и практикам огромное поле для дискуссий, результатом которых мы видим, как правило, внесение ремарок и дополнительных пояснений в теоретическую базу PR, а также создание различных видов классификаций PRдеятельности в зависимости от применяемых методов и технологий.

Однако создаваемые новые или дополненные способы определения и типологизации PR оказываются в своем основании СТУДЕНЧЕСКИЕ НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ сформулированными в рамках объективистских подходов. Последнее мы можем наблюдать при наращивании исследовательских работ, базирующихся на объективистских научных основаниях и исключающих субъект как носителя осмысленности построений из анализа. К основным направлениям подобного рода можно отнести системно-функциональный и информационно-коммуникативный подходы.

Для функционализма характерен такой ракурс анализа, который сосредоточен на изучении одной части общества в ее связи к другой части или, зачастую, в отношении к обществу в целом. Так или иначе, элементы функционального подхода присутствуют в концепциях, где общество или его части изучаются системным образом. Весь системно-функциональный анализ строится на основе выделения в системах элементных составляющих и их роли. Функциональный анализ в социологии возник как попытка применения в социальных науках представлений, адекватных для анализа биологической реальности. В обществе изыскивались подобия органов, функционирование которых обеспечивает жизнеспособность целого.

Организация логических приемов и эвристических правил данного подхода определяются тем, что при объяснении общественного явления следует искать функцию, которую оно исполняет в более широком социальном или культурном контексте. Главное внимание при этом уделяется особо значимым для системы структурам, изменения которых ведут к качественным сдвигам в функционировании (сохранении) и развитии (изменении) всей системы. В свете этой парадигмы изучается предназначение и функции социальных институтов, закономерности их функционирования, видоизменения и взаимосвязей с другими социальными структурами общества, а также друг с другом.

Методология подхода исходит из того, что при объяснении общественных явлений следует искать функцию, которую та или иная система выполняет в социуме. Общее направление исследования предполагает, что сфера PR институционализируется и функционирует как «структура и функция» и «социальный институт», то есть направлена на поддержание жизнеспособности системы и ее адаптации к внешним воздействиям, а также сохранению равновесия, рассматривается как «особая система коммуникативных практик, направленных на управление всеми социальными связями и II ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» общественными отношениями с целью достижения гармонии в обществе». Коммуникация в обществе представлена как управляемые потоки информации между двумя субъектами, порождающие состояние перманентного неравновесия системы и требующие постоянного ответного информационного решения со стороны субъектов. При этом субъекты коммуникации рассматриваются как немыслящие, а действующие на основе системы рецепторов и эффекторов, что сводит систему коммуникации к основам бихевиоризма. Сфера PR подвергается полной объективации, поскольку отсутствие мыслящего субъекта влечет за собой полное исключение смысла передаваемой информации в рамках существующей в системе коммуникации, сводимой к попеременным информационным практикам. Таким образом, PR представлен как структурный элемент системы, включающий в себя технологий передачи информации и призванный к поддержанию информационных потоков между немыслящими участниками коммуникации.

В коммуникативном подходе, прежде всего, делается акцент на способах информационного обмена, каналах трансляции сигналов, восприятия и истолкования информации. Он зародился на основе техницистской метафоры передачи (обмена) информации, пришедшей из информатики и кибернетики, науке об общих законах преобразования информации в сложных системах, и предполагающей информацию как нечто внешнее по отношению к взаимодействующим субъектам и определяющее их действия. Ее истоки связаны с описанием действия технических информационных устройств.

Отсюда мы можем наблюдать широкое использование терминов «канал», «информация», «носитель», «сигнал», «передача и восприятие» и т.д. В рамках этого подхода коммуникация рассматривается как передача измеряемой в количестве знаков информации между двумя субъектами – отправителем и получателем, описываемое еще как «взаимодействие посредством знаков, размещаемых в презентационных, репрезентационных и электронномеханических носителях». При этом участники коммуникации представляют собой коммуникационные машины, нацеленные на увеличение скорости и объема передаваемой информации с помощью усовершенствования технологической базы, а также глобальное распространение информационных сетей. Поскольку передаваемые СТУДЕНЧЕСКИЕ НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ сообщения измеряются в знаках и не содержат субъектной оценки, постольку можно говорить о том, что информация представляет собой бесконечный поток символов, который не несет в себе смысла.

Главная проблема, с которой сталкиваются объективистские подходы - это объективация социального субъекта, сведение его к не мыслящей точке передачи потока информации. Только мыслящий субъект является носителем смысла, структурирующим социальную реальность и наполняющим свои сообщения содержанием, предназначенным для достижения понимания с адресатом.

Концептуальным направлением, рассматривающим социальную реальность с точки зрения «сознания, рациональности, мира смыслов и идеальных представлений», является социальный конструктивизм, в рамках которого работали такие исследователи, как П. Бурдье, Н.

Луман, П. Шампань, Ф. Коркюф и др. С помощью данного подхода представляется возможным задать поле PR на дискурсивных, языковых основаниях.

Согласно концепции П. Бурдье, социальная реальность представляет собой совокупность смысловых отношений, так как имеет символическое измерение, то есть существует в мышлении социальных агентов и выражается языком. Каждый индивид (ре)конструирует социальные отношения исходя из того, что было им усвоено в процессе социализации и идентификации, а также из универсума общих смыслов, который создает рамки взаимопонимания между индивидами. Благодаря полученным знаниям, он приобретает способность конструировать социальную действительность с помощью индивидуальных навыков мышления и языковой структуризации. В таком случае, мы говорим о существовании социальной реальности как продукта мышления индивидуальных авторов, формирующих ее образ, в зависимости от усвоенных форм мышления. Формирование способа мышления агента происходит благодаря действию диспозиций, то есть склонностей индивида чувствовать и мыслить определенным образом, что определяет его позицию в социальной реальности или в структуре различных полей.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.