WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 31 |

КОНСТРУИРОВАНИЕ СМЫСЛОВ СОЦИАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ В КОНЦЕПЦИИ У. БЕКА Тимираева Элла Валерьевна аспирант кафедры философии ГОУ ВПО «Удмуртский государственный университет» (Ижевск) Современное состояние социальной реальности многими исследователями характеризуется как фрагментированное. Отсутствие целостности приводит к потере смыслов социальной реальности.

Для понимания картины фрагментарного общества У. Бек предлагает инклюзивный способ различения. Он приходит на смену эксклюзивного различения, в проекте которого «мир выглядит как сосуществование и соподчинение отдельных миров, в которых идентичности и принадлежности исключают друг друга. Каждый неожиданный случай рассматривается как чрезвычайный». Подобному миру свойственна четкая иерархия, своя внутренняя система координат, которая начинает рассыпаться в процессе развития общества. «Мы являемся свидетелями — субъектом и объектом — разлома внутри модерна, отдаляющегося от контуров классического индустриального общества и обретающего новые очертания — очертания (индустриального) «общества риска» [1.C.10]. Непрерывность в процессе развития индустриального общества становится «причиной» разрыва внутренних связей [Там же.C.16]. На смену линейной иерархии эксклюзивной картины общества приходит инклюзивная, где «нестандартные случаи, не укладыII ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» вающиеся в привычные категории, не исключение, а правило» [2.C.20].

Подобный способ различения делает возможным другое понимание «границ». «Границы в этом случае возникают не путем исключения, а благодаря особым образом закрепленным формам «двойной инклюзии».

Кто-то принимает участие в очень многих различных кругах и тем самым себя ограничивает» [Там же. C.50]. Границы в этом случае мыслятся исследователем подвижными, что делает возможным переплетение многих связей между фрагментами, что делает возможным своего рода «восстановление» целостности смысла путем «сборки» или «монтажа» фрагментов.

Уничтожение прежних жестких границ понимается исследователем как глобализация. В парадигме эксклюзивного различения глобализация представляется предельным случаем, высшей точкой развития, которая снимает все различия и ставит на их место неразличимое.

И это огромное целое в рамках эксклюзивной модели, вероятно, еще можно увидеть единым. Однако от чрезмерной широты взгляд раздробится, и картина рассыплется на фрагменты. Как ответ на это возникает контейнерная теория общества, в рамках которой предполагается, что «современные» общества становятся самостоятельными, отграниченными друг от друга только в рамках национальных государств, поскольку предполагается, что «общества (по определению) подчиняются национальным государствам; общества суть государственные общества, общественный строй есть государственный строй». Эта упорядочивающая схема «контейнеров» действительна не только для внешних, но и для внутренних образований. Внутреннее пространство отдельных обществ подразделяется на внутренние совокупности, «которые, с одной стороны, мыслятся и рассматриваются как коллективные идентичности (классы, сословия, религиозные и этнические группы), но, с другой стороны, разделенные и организованные в соответствии с органической метафорой «социальных систем» на отдельные миры со своим хозяйством, политикой, правом, наукой, семейными отношениями и т. д., они выстраиваются и дифференцируются по своим собственным «логикам» («кодам»)» [1.C.47-48]. Однако, по представлению У. Бека, «контейнерная» схема внутреннего устройства общества — «сословный каркас индустриального общества — разбивается в сфере частного».

«Схематически говоря, на место сословий уже не встают социальные классы, на место классовых социальных связей уже не встает стабильСЕКЦИЯ 3. СТРУКТУРЫ ПОЛЯ КОММУНИКАТИВНОЙ РЕАЛЬНОСТИ ная соотносительная рамка семьи» [Там же.C.192]. В этом случае единицей воспроизводства социального элемента становится индивидодиночка. Возникает тенденция к индивидуализированным формам и ситуациям существования, которые вынуждают индивидов ставить себя в центр планирования и осуществления собственной жизни. «Индивидуализация в этом плане направлена на ликвидацию жизненных основ мышления в традиционных категориях крупных общественных групп — социальных классов, сословий и слоев» [Там же.C.106].

«Общественная единица уже не группа, не класс и не слой, а порожденный рынком и существующий в специфических условиях индивид» [Там же.C.132]. Прежние привычные связи между индивидами, обусловленные их принадлежностью к классам или слоям, рвутся, образуются новые контактные сети, выстроенные индивидами самостоятельно. Разрушение прежней иерархии ведет к произвольному характеру связей между индивидами-фрагментами, собирающимися в своего рода «мозаику».

Коллективная судьба свободных от классовой принадлежности, индивидуализированных жизненных ситуаций становится личной судьбой, которая после дробления рассыпавшись, должна собраться вновь. «Социально заданная биография трансформируется в самостоятельно создаваемую... посредством институциональных и жизненно—исторических заданностей возникает как бы биографический «конструктор», блоки которого допускают множество вариантов сборки» [Там же.C.199]. При этом У. Бек говорит о том, что биографии индивидов становятся «авторефлексивными». Индивидуальная биография формируется не в соответствии с выстроенной общественной иерархией, а сам индивид складывает блоки собственного «биографического конструктора». Следует отметить, что индивид оказывается уже не привязанным к определенному месту, он с легкостью пересекает растворяющиеся границы. Теперь ему свойственна «кочевая жизнь,... или у телефона, в Интернете, она поддерживается средствами массовой информации и несет на себе отпечаток масс-медиа, это транснациональная жизнь. Техника служит средством преодоления времени и пространства.... Ключевой фигурой частной жизни стал не фланер, а человек, оснащенный автоответчиком и электронной почтой: человек и есть и его нет, он не отвечает на звонок и тем не менее отвечает автоматически, посылает и принимает сообщения, будучи удаленным во времени и II ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» пространстве, — сообщения, принятые с помощью технических средств из других пунктов мира и сохраненные в памяти аппарата» [2.C.133].

Транснациональная полигамия местожительства индивидов приводит, по мнению У. Бека, к глобализации биографии. Полилокальные формы жизни индивидов оказываются переходом от монолокальности к полилокальности форм жизни — переходом от «Первого модерна ко Второму модерну», по представлению У. Бека, или от эксклюзивного различения к инклюзивному. «Глобализация биографии» означает «полилокальность», собирающую противоположные фрагменты мозаики в одну картину индивидуальной биографии. По утверждению исследователя, «частная жизнь есть местоположение глокального» [Там же].

У. Бек вслед за Р. Робертсоном предлагает заменить центральное понятие культурной глобализации понятием «глокализация» — от совмещения слов «глобализация» и «локализация» [Там же.C.91]. Возникновение этого понятия связано с утверждением, что локальное и глобальное не исключают друг друга. Опираясь на предложенное У. Беком эксклюзивное различение, можно предположить, что движение во фрагментарной мозаике идет одновременно в разных направлениях — глобализация и регионализация, связь и фрагментация, централизация и децентрализация [Там же.C.53]. Глобализация фрагментирует, одновременно сталкивая локальности, представляющие собой своего рода слои войлока А.

Моля [3.C.47]. Их прочное сцепление и неупорядоченный характер связи обеспечивается глобализацией, разрушающей прежнюю иерархию, но одновременно за счет аннулирования границ и расстояний и усиления транснациональных взаимозависимостей сталкивающей локальности.

По утверждению исследователя, «глокализация есть процесс новой всемирной стратификации, в ходе которой выстраивается новая, охватывающая весь мир и самовоспроизводящаяся социокультурная иерархия» [2.C.103]. Как ответ контейнерной теории общества по представлению У. Бека возникает модель транс-национального общества, это «не-государственное мировое общество, которое составлено из совершенно разнородных транснациональных акторов» и представляет собой «многообразие без единства» [Там же.C.25]. Мировое общество подразумевает территориально незакрепленное, неэксклюзивное «общество», которое упраздняет предполагаемое в «контейнерном» образе общества отождествление пространственной и социальной дистанции, что приводит к возникновению ««транснациональных» жизненных миров», означаюСЕКЦИЯ 3. СТРУКТУРЫ ПОЛЯ КОММУНИКАТИВНОЙ РЕАЛЬНОСТИ щих «социальную близость, несмотря на географическую дистанцию, или социальную дистанцию, несмотря на социальную близость» [Там же.C.182].

Таким образом, целостность эксклюзивного общества распадается на фрагменты на уровнях общества в целом и биографии отдельно взятого индивида. Стирание границ приводит к подвижности фрагментов, что делает возможным хаотичное переплетение связей между ними. Попытка упорядочить децентрализованные фрагменты путем «помещения» их в своего рода «ячейки» национальных государств в рамках контейнерной теории, по представлению У. Бека, не возвращает смысл социальной реальности. Сборка становится возможной при утверждении схемы ««транснациональных» жизненных миров», в котором одновременно существует разнонаправленное движение частей «мозаики» — распадение на локальности и их «соединение» в глокальную сеть.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну. М.,2000.

2. Бек У. Что такое глобализация М., 2001.

3. Моль А. Социодинамика культуры. М, 1973.

ПРОБЛЕМА ПОИСКА НАЦИОНАЛЬНОГО ЕДИНСТВА И ИДЕНТИФИКАЦИИ ГРАЖДАН В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ Золотых Марина Валерьевна аспирантка кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Военный авиационный инженерный университет (Воронеж) Во времена стремительных перемен, вызванных демократизацией и вызовами 21 века, установившиеся прежде идентичности разрушаются, и граждане современного российского общества сталкиваются с необходимостью ответить на вопросы "Кто я" и "Где мое место».

II ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» Согласно американскому ученому С.Хантингтону, автору книги «Кто мы», самые серьезные проблемы национальных государств чаще всего связаны не с экономикой, политикой или обороной, а с нематериальными, неосязаемыми символами. Эти символы поощряют лояльность, конкретизируют чувство собственного достоинства и самоуважения, а также создают этическую основу для общественного участия в национальной обороне, политике, в функционировании социальных и экономических институтов [5.С.5-6].

Вопросы идентификации представляют несомненный интерес для политической науки в период демократизации, поскольку от решения проблем поиска национального единства зависит успех демократических преобразований. По мнению А. Мельвиля, острые национальные разногласия и противоречия, которые ведут к подъему различных форм националистических движений, делают демократию в данных общественных условиях практически недостижимой.

[4.С.38]. Даже в том случае, если для решения национальных проблем власть не будет прибегать к силе и насилию, а станет стремиться опираться на демократические методы, национализм, особенно в его острых формах, несовместим с демократией.

Для нашей страны нерешенность проблем национального и территориального единства и национальной идентичности особенно опасна в силу этнического многообразия российского общества. Судя по всему российская власть более или менее понимает актуальность национального вопроса– среди политиков, общественных деятелей, и бизнесменов немало выходцев из национальных республик – Сергей Шойгу, Рашид Нургалиев, Сулейман Керимов, и т.д.

Опыт стран, возникших на территории постсоветского пространства свидетельствует, что процесс демократизации может не только тормозиться, но и кардинально деформироваться в сторону несовместимого с демократией, если имеет место систематическое притеснение тех или иных национальных групп или даже построение под прикрытием демократической риторики открыто этнократических государств. Такой этнический национализм направлен на то, чтоб уединиться от всех, отгородиться границами, и жить по своему разумению. Этнический националист не обязан терпеть инородцев, но при этом он и не настаивает на их присоединении к своему государству [4.С.56].

СЕКЦИЯ 3. СТРУКТУРЫ ПОЛЯ КОММУНИКАТИВНОЙ РЕАЛЬНОСТИ Для нашей страны этнический национализм абсолютно неприемлим, поскольку ведет к обособлению, и соответственно полностью исключает возрождение России как многонациональной державы.

Гораздо уместнее говорить о национализме имперском, который по своей сути является в каком-то смысле интернациональным. Он признает равенство прав всех граждан и этнических групп, которые признают ее власть.

К сожалению, в настоящее время мы являемся свидетелями усиления тенденций этнического национализма – об этом свидетельствует и абсолютная свобода действия скинхедов и других националистических группировок.

Для решения национальных проблем уместно обратиться к еще свежему в памяти опыту «мировой империи» под названием СССР.

Советская нация объединяла десятки групп со своими региональными лояльностями, которые принимали общую лояльность по отношению к государству, на основании существующей национальной идеи. Для современной России вопрос выработки собственной, внутренней национальной идеи, «неосязаемых символов» является весьма актуальным.

По мнению автора, в условиях идеологического плюразизма корректнее было бы использовать понятие не «национальная идея», а «национальная идентичность». Последний термин включает в себя не только политический аспект, речь идет о принципах бессознательной связи Г. Лебона в своем труде «Психология толпы» приходит к выводу, что самоопределение нации не исчерпывается поиском общего языка, фольклора или кровного родства. Социолог определяет национализм как относительно связанную систему идей и чувств, в рамках которой «человеческий разум скован тем обстоятельством, что мы всегда проходим по следам других, след в след» [2.С.115]. Т.е. по мнению исследователя основой национальной идентичности служит не язык, среда или «политические группировки», а общая психология, поскольку именно она показывает, что «позади учреждений, искусств, верований, политических переворотов каждого народа находятся известные моральные и интеллектуальные особенности, из которых вытекает его эволюция» [2.С.117].

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.