WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 31 |

Джеймисона «Постмодерн – в логике культуры позднего капитализма». Для этого автора наша эпоха принимает вид колоссального расширения капитала в области, которые ранее не охватывались товарным производством. Поздний капитализм наших дней разрушает анклавы докапиталистических организационных структур, которые он до сих пор допускал и использовал для получения выгоды. Подобные явления можно наблюдать в процессе колонизации природы и бессознательного, базирующегося на технологическом развитии, что находит свое отражение в постоянно растущей медиа-сфере. Бесконечные коммуникационные и компьютерные сети для Ф. Джеймисона являются выражением глобальной системы наднационального капитализма [2.S.451].

Включенность субъекта в новые способы производства на основании компьютерных систем в киберпространстве вызывает, по мнеСЕКЦИЯ 3. СТРУКТУРЫ ПОЛЯ КОММУНИКАТИВНОЙ РЕАЛЬНОСТИ нию Ф. Джеймисона, изменения его психологии и процессов идентификации. Множественность предъявления киберпространства в различных, организованных по принципиально разным правилам, виртуальных мирах, приводит к нарушению способности целостного осознания своего тела, «реального пространства» [Там же. S.452] и связи «прошлое-будущее» [Там же.S.451]. А. Бюль констатирует ускорение процессов фрагментации субъекта в виртуальном обществе, посредством включения его во множество принципиально разнородных и не совпадающих между собой виртуальных миров, которые начинают замещать собой «единую реальность».

Процесс, параллельный фрагментации, характеризующий состояние «субъекта виртуального общества», базируется на стремление к сокращению приватной сферы. «Субъект виртуального общества» в таком случае предстает как принципиально «открытый субъект». Для разъяснения этой характеристики А. Бюль обращается к работе М.

Фуко «Надзирать и наказывать», к метафоре Паноптикума Джереми Бентама. Принцип Паноптикума, по мнению М. Фуко, пронизывает все социальное пространство. А. Бюль утверждает, что цифровые технологии способствуют тотальному распространению наблюдения.

Они не только реализуют принцип постоянной видимости и открытости, но и осуществляют полный визуальный контроль над субъектами, что гарантирует автоматическое функционирование власти. Яркой иллюстрацией этой ситуации является процесс распространения камер в Британии [Там же.S.457]. Он ведет за собой не только повсеместное появление камер, но и развитие специального программного обеспечения, способного идентифицировать нежелательные персоны. Базирующийся на современных компьютерных и сетевых технологиях, процесс повсеместной «оцифровки» частной жизни, приводит к принципиальной обозримости социального пространство, а «субъект виртуального общества» прописывается и начинает существовать во множестве электронных баз данных, фактически утрачивая право на «личную жизнь» [Там же.S.462].

Представленные А. Бюлем изменения в существовании «субъекта виртуального общества», не могут не сказаться на специфике «реального взаимодействия», т.е. взаимодействия «лицом-к-лицу». Автор определяет субъекта с этой позиции как «изолированного». Изолированность прослеживается в распространение специфических форм II ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» любви и секса в современной культуре. Появляется феномен «любви к машинам/автоматам» [Там же.S.469] и «кибер-секса» [Там же.S.472].

Оба эти феномена призваны продемонстрировать переход субъекта из «телесной формы существования» в «информационную», из реальности в виртуальность, что также объясняется развитием техники и коммуникационных систем, комфортностью обращения к киберпространству. На пределе такое стремление к информатизации и виртуализации находит свое выражение у А. Бюля в «стремлении к смерти», которая связана с утратой телесности и, как следствие, репродукции, а значит и самого субъекта.

Понятие «субъект» в рассуждениях о виртуально обществе у А.

Бюль является синонимом понятия «индивид», т.к. не предполагает обнаружения субъективности в социальном, а лишь отсылает к деятелю/актору, который воспроизводит определенные общественные отношения. Позиция индивида характеризуется свойствами (фрагментация, открытость и изолированность), которые задаются объективным развитием технологий коммуникации и процессами виртуализации.

Подобный «субъект» не осмысливает, и даже не приспосабливается к происходящим изменения в социальном пространстве, но лишь видоизменяет свою конфигурацию, даже если она угрожает самому факту его существования. Идентичность индивида в таком случае будет всегда представляться как набор объективированных свойств/качеств, закрепленных различными способами в виртуализированнаом пространстве социального. В случае с виртуальным обществом А. Бюля она будет записана во множестве компьютерных баз данных, что приводит к фрагментации и одновременной прозрачности индивида.

А. Бюль выстраивает рассуждения исходя из определяющей роли развития технологий в социальном пространстве и марксистского принципа объяснения общественных отношений, приходит к виртуальным формам существования социума, как различным информационным, цифровым системам. Обнаруживается знаковый характер существования социального, благоприятной средой для которого является киберпространство. Связывая современное состояние общества с развитием компьютерных систем, социолог все же ведет историю его формирования с моментов «до-компьютерной» эпохи, обнаруживая тем самым императив «виртуализации», т.е. изначальный знаковый характер социального. В этом случае возникает вопрос относительно СЕКЦИЯ 3. СТРУКТУРЫ ПОЛЯ КОММУНИКАТИВНОЙ РЕАЛЬНОСТИ первичности социальных структур/детерминант: действительно ли компьютерные технологии определяют виртуальный характер современного общества Возможно, распространение компьютерных систем основывается на их способности являться универсальным субстратом для знаковой реальности Тем самым, подвергается сомнению исходный принцип построения рассуждения о «виртуальном обществе».

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Иванов Д.В. Императив виртуализации: Современные теории общественного изменения / Предисл. А. О. Бороноева. СПб., 2002.

2. Bhl A. Die virtuelle Gesellschaft des 21. Jahrhunderts: sozialer Wandel im digitalen Zeitalter. Wiesbaden: Westdeutscher Verlag, 2000.

3. Bhl A. Die virtuelle Gesellschaft: konomie, Politik und Kultur im Zeichen des Cyberspace. Opladen: Westdeutscher Verlag, 1997.

ФЕНОМЕН РАЗНООБРАЗИЯ В СФЕРЕ ОПЫТОВ ДИВЕРСИФИКАЦИЙ НАУЧНЫХ И ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ИДЕЙ Нургалеева Лариса Владимировна кандидат философских наук, доцент кафедры гуманитарных проблем информатики ГОУ ВПО «Томский государственный университет» (Томск) Актуализация новых форм, опытов и значений в современной культуре происходит за счет активной диверсификации научных и художественных идей во все сферы повседневной жизни. Расширение опыта применения динаmmмичных мультимедийных информационно-коммуникационных технологий изменяет традиции культурного обмена, формирования онтологий личностного знания и эстетизации действительности. Самые разнообразные грани теоретического и практического осмысления этого процесса тесно связаны с исследованием феномена разнообразия как средообразующей интенции современной культуры. На фоне стихийных "прорывов в неизвестность" он воспринимается как один из решающих факторов вызревания современного общества, его смещения в новую историческую эпоху.

II ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» Более пристальный взгляд на проблему позволяет говорить о тенденциях расширения разнообразия форм и способов межсубъектной кооперации, которая приводит к реструктуризации системы традиционных социальных отношений, реорганизации многих форм человеческой деятельности и устоявшихся мировоззренческих установок. Критическое усложнение системы культурных связей и отношений во многом обусловлено активным развитием методов конструирования и моделирования социальной реальности на основе применения новых цифровых технологий, которые позволили обеспечить эмансипацию семантиума цивилизации за счет новых упаковок продуктов формализации знания в мультимедийные форматы онтологий со сложностным кодом описания реальности. Проблема освоения реальности через включение новых представлений о методах пространственной виртуализации культуры и их комбинаторной мощи стала восприниматься как кризис рационально-рефлексивного сознания.

Канонизация содержания любой картины мира стала рассматриваться как недопустимая предпосылка познания мира, противоречащая духу рациональности. Создалась ситуация для амнистирования индивидуальных картин мира как надежного способа идентификации личности и его творческого роста. Это привело к восприятию социальной реальности как развертки коммуникативных самоорганизующихся процессов.

Основополагающую роль в этом процессе сыграл открытый в двадцатом веке диверсификация художественных и научных практик.

Они позволили освоить совершенно новые формы организации коммуникативного пространства и воспринимать разнообразие этих форм как самоцель. В основании этого процесса лежит новый опыт информационно-коммуникационного обмена символьной среды и выстраивания стратегий реализации потенциала человеческого воображения и внимания как интеллектуального ресурса. Симптоматичным является факт легитимизации проектов поли-, интердисциплинарности, которые сами по себе стали выступать полями производства новых медиальных реконструкций современной культуры. Эта традиция связана с именами многих выдающихся мыслителей, исследователей, представителей культуры. Так метод, ориентированный на прорыв конвенциональных границ между дисциплинами в изучении разных форм человеческой деятельности как единого целого со всех возможных СЕКЦИЯ 3. СТРУКТУРЫ ПОЛЯ КОММУНИКАТИВНОЙ РЕАЛЬНОСТИ точек зрения, с помощью всевозможных методов, пропагандировался П.Сорокиным. Сегодняшний стандарт подлинно научного исследования включает в себя применение методов синтезирующих наук, в той или иной степени связанных с исследованием фундаментальных закономерностей информационного взаимодействия.

Однако нужно отметить, что такой подход оказался причиной функционального кризиса современной науки, разбалансировки монументальной структуры человеческого знания, разрушения строгих барьеров специализации науки, изменения способов накопления, восприятия и презентации знаний. Процесс создания новых концепций, теорий, тезисов, основанных на неизведанных предположениях, контринтуитивной логике привел к трансформации языков описания реальности, где образные сигнатуры стали играть все более активную роль. Доминанта подчинения поискам истины сместилась в поле пространственных экспериментов современной художественной культуры.

Концептуализация опытов формирования подвижного коммуникативного пространства современной культуры не ограничивается анализом новых связей и отношений между науками, отдельными научными дисциплинами, развертывания комплексов синтезирующих дисциплин и заимствования методов социальных и естественных наук. Сюда с необходимостью включаются методы формирования разных форм интеллектуального дискурса, включая опыт осмысления, включенный в тексты художественных репрезентаций. Уже приходит понимание того факта, что мышление современного человека требует большей спонтанности, открытости к выбору «случайных» траекторий развития, инновационных ходов со сдвигом в контринтуитивные стратегии, неожиданных эвристических решений.

Доминирующей чертой современного мышления, становится ассоциативность как самостоятельный компонент новой рациональности, формирующейся на основе развития практик интерсенсорного моделирования. Ассоциации позволяют более гибко реагировать на изменения контекстов коммуникационных отношений, методов структурирования информационных полей и координирования разных мыслительных пространств в мультимедийных форматах описания мира. Образно-ориентированная цивилизация склоняет к признанию II ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» многообразия форм рациональности и потенциала их взаимного развертывания.

Во многих работах отмечается, что фрагментарность и избыточность формирующейся коммуникационно-информационной среды разрушает каноническое понимание принципов разумного мышления.

В методологическом плане речь идет о разработке новых подходов к пониманию целерациональных оснований человеческой деятельности в условиях широкого внедрения в мировую практику опыта структурных инноваций. В работах многих исследователей обсуждается вопрос о формировании мультирациональной системы коммуникации, которой присущи собственные методы символизирования и стандарты описания реальности. Сегодня приобретает особую значимость проблема исследования мультимодальных аспектов коммуникации, включающих в себя разнообразные сочетания элементов эмоционального и логического интеллекта.

Исследование роли медийного фактора в самоопределении, саморегуляции и воспроизводстве культуры во времени и пространстве приобретает сегодня вс больший резонанс и значимость. Медиа представляет собой эволюционирующую знаковую среду с усложняющееся архитектурой. Его значимость определяет в первую очередь тем, что он всегда остается влияющим фактором, а не скромным посредником, однообразно структурирующим и организующим человеческое мышление и опыт. Любое средство, выполняющее роль медиума в обществе и/или культуре, обладает способностью порождать собственные структурные и смысловые пространства [2]. Диверсификация научных и художественных форм, методов и практик сделал более наглядным миссию медиа как включенного звена коммуникации и, в конечном счете, эволюции социокультурного опыта.

Дальнейшие исследования проявлений феномена разнообразия в современной культуре требуют разработки соответствующих методологических подходов, позволяющих фиксировать изменение принципов семантизации социальной материи.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Дацюк, С. Интернет и принцип относительности. Режим доступа:

http://www.zhurnal.ru/7/3_esse.html 2. Маклюэн, М. Понимание медиа: внешние расширения человека. М., 2007.

СЕКЦИЯ 3. СТРУКТУРЫ ПОЛЯ КОММУНИКАТИВНОЙ РЕАЛЬНОСТИ 3. Тарасенко, В. Познание как фрактальное блуждание в мире. Режим доступа: http://www.philosophy.ru/library/kn_book/09.html 4. Тишунина, Н.В. Методология интермедиального анализа в свете междисциплинарных исследований // Методология гуманитарного знания в перспективе XXI века. СПб., 2001. Вып. 12.

5. Чебанов, С. Оптимальность и экстремальность в культуре, ципфиада и закон Лотмана // Техногенная самоорганизация и математический аппарат ценологических исследований. Вып. 28. Ценологические исследования. М., 2005.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.