WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 31 |

В жизненной истории я представляется как персонаж, поведение которого логично, обусловлено определенными причинами. Поскольку рассказывание происходит в момент «настоящего», «прошлое» рассматривается как обусловленное определенными причинами, являющееся неким испытанием или травмой. Понимание «прошлого» в момент рассказывания возможно, поскольку «прошлое» выносится в «будущее» в качестве цели. Целью здесь оказывается я как «самость», предъявляющаяся в рассказе, то есть, возможность я высказываться о себе. Соответственно, вера как рассказ является конструированием прошлого (травмы), которое обнаруживается в качестве желаемой цели верующего.

Поскольку язык веры позволяет индивиду предъявляться в определенной конфигурации, он испытывает доверие к этому языку, закрепляющему его «самость». Жизненные истории индивидов, таким образом, оказываются рассказом о пути от не-верия к до-верию. Усвоение языка веры происходит в результате включения индивида в религиозное сообщество. Язык сообщества посредством веры индивида (его рассказа) перепрочитывается и вступает в новое отношение к самому себе, предъявляясь в жизненной истории индивида.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Жижек С. К материалистической теологии // Логос. 2008. № 4.

СЕКЦИЯ 2. КОНСТРУИРОВАНИЕ ДИСКУРСА ЦЕННОСТЕЙ В ПОЛИЭТНИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ ВАРИАТИВНОСТЬ КОНФЕССИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ:

ИНТЕРПРЕТАТИВНЫЕ МОДЕЛИ Кардинская Светлана Владленовна доктор философских наук, профессор кафедры философии, Сюткин Антон Сергеевич студент 4 года обучения, бакалавриат, направление «социология» ГОУ ВПО «Удмуртский государственный университет» (Ижевск) В различных вариантах «жизненных историй» верующих (представителей евангелистской церкви г. Ижевска, проинтервьюированных в процессе исследования, проведенного в 2009 – 2010 гг.) оказывается представленным дискурс «социального служения». Центральной темой, интригой, придающей повествованию единство и целостность, является истории их религиозного обращения. Именно наличие интриги опосредует существование идентичности персонажа повествования [4]. Таким образом, в рассказанной жизненной истории информант становится персонажем собственного повествования. Для того чтобы это было возможно ему необходимо занять позицию внешнюю по отношению к себе взглянуть на себя «другими глазами».

Позиция с которой информант ведт повествование является позицией Другого. В нашем случае этой позицией является идентичность «верующего человека», идентичность представителя евангелистской церкви г. Ижевска «Вера, действующая любовью». Эта позиция одновременно совпадает с ядром субъективности, с тем, что придат «целостность» существованию субъекта. Используя понятие Ж. Лакана, можно сказать, что она является «экстимностью» субъекта [2.C.181].

Из этой позиции, из «религиозного настоящего» информанта разнообразные события, факты из его прошлого выстраиваются в определнную последовательность, наделнную смыслом. В прошлом каждого из информантов имеет место травматический опыт, предельная ситуация, прерывающая привычный ход вещей, выводящая персонажа повествования «из равновесия». Такой предельной ситуацией чаще всего бывает тяжлая болезнь:

II ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» «С детства я страдала от приступов головной боли. И это была не просто головная боль, когда можно выпить таблетку и продолжать заниматься своими делами. Это была очень сильная, мучительная боль, охватывающая всю существо. Приступы могли продолжаться по 12 часов, совершенно выматывая меня и мою маму, которая страдала не меньше, чем я» «У меня очень болела голова. Муж попал в аварию, лежал в гипсе «с головы до пят». Перед работой каждое утро я должна была его поднимать, чтобы поставить судно. Один раз мне пришлось поднять его одной рукой. Рука после этого стала очень болеть, «ныть», хотя особенной тяжести я не почувствовала. Вс, что мне предлагали в больнице – не помогало абсолютно. Даже хуже иногда становилось».

Медицина является одним из социальных институтов, поэтому, когда медицина оказывается бессильной, обнаруживает собственную недостаточность, доверие утрачивается не только к медицине, но и к социальному порядку как таковому.

Также ситуация нехватки, предшествовавшая обращению, могла быть связана с такими социальными болезнями как алкоголизм или наркомания:

«Потихоньку начал выпивать. После соревнований, с коллективом. После неудачных надо обмыть. После неудачных – с горя. Вот так и пошло. Потом утонул в этой рюмочке в этой бутылочке, начал частенько выпивать. Команду начал подводить. Стал не приходить на тренировки и соревнования или приходить с похмелья, в пьяном виде. Так и остался без работы. Написал, заставили, так сказать, написать, по собственному желанию. Начал спиваться ещ больше.

Каждый день пил, в буквальном смысле каждый день. Как человек воду пьт, также пил самогонку, водку».

«Просто была такая компания, в которой в какой-то момент появились наркотики. Я общался с друзьями, решил попробовать и сам не заметил как «присел». Сначала в этом был свой кайф, но довольно скоро моя жизнь превратилась в ад. Сначала меня начали мучить кошмары, я уже не мог думать не о чм, кроме как о новой дозе.

Поэтому начал выносить из квартиры вс, аппаратуру, золото, какие-то ещ вещи. Я пытался «спрыгивать», но в одиночку ничего не получалось».

СЕКЦИЯ 2. КОНСТРУИРОВАНИЕ ДИСКУРСА ЦЕННОСТЕЙ В ПОЛИЭТНИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ Алкогольная и наркотическая зависимость вырывают человека из привычного хода жизни, из упорядоченного социального существования. Он теряет или нарушает связи со своими родителями и друзьями и, в конце концов, оказывается без работы, которая функционально интегрировала его в социальный порядок. Таким образом, он остатся один на один со своей проблемой, социальное не может помочь ему с ней справиться.

Ощущение неполноты, «неправильности» собственного существования могло быть вызвано совершенным преступлением и последующим за ним наказанием:

«Пошли эти какие-то маленькие кражи. Сначала из дому тащил. Думал, что сво, не родителей. Потом по крупней началось – разбои. Так учитель физкультуры, передовой по районным меркам, команда всегда занимала места, первый раз оказался на скамье подсудимых. Хотя первый раз я особо не боялся, шл на суд – знал, что характеристики хорошие. Знал, что если дадут срок, то условно. Так и получилось. Буквально через месяц опять оказался на скамье подсудимых. После второго суда решил, что должен изменяться».

«На суде в Грузии мне дали высшую меру, «списали в расход». Я, когда это услышал, сразу же поседел. С 24 лет седой. Помню, что заплакал, упал на колени и стал молиться, а потом «отрубился». Восемь месяцев пробыл в камере смертников и каждую ночь каялся у креста, который висел в камере на стене».

Кроме того, травматическое переживание бывает вызвано личными и семейными проблемами:

«Прожили с женой два с половиной года. Потом развелись.

Раньше я думал, что она во всм виновата. Я уделял внимания больше работе, чем семье. Ездил на различные соревнования. Оставлял жену одну. А она начала гулять, ходить налево. Я е винил, не мог смириться. Только любимая работа, пока меня не уволили, удерживала».

Так или иначе, это такие ситуации, в которых индивид утрачивает доверие к социальному порядку, обнаруживает его недостаточность, его нехватку. Одновременно с этим начинается сознательный или бессознательный поиск чего-то «иного», что могло бы заполнить образовавшийся разрыв. Нехватка социального представляет собой недостаточность языка, позволяющую эту нехватку обозначить. Поиск «чего-то» способного «до-полнить» недостаточность социального не II ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» является изначально религиозным, но связан с открытостью и восприимчивостью к нему. Собственно само событие прихода в церковь почти всегда бывает случайным:

«Мне сказали, что в этой Церкви идт исцеление. Поэтому я сюда и пришла. Работница с нашего завода, года полтора меня «обрабатывала». Я сопротивлялась, не верила, что Бог живой. И Он исцелил меня. Просто прикоснулся на второй или третий раз. И тогда я поняла, что Бог живой».

«Родители меня к православию не приучили, знание о христианстве у меня было очень поверхностным. Поэтому изначально шл в церковь только из любопытства. И, когда я пришл в церковь, услышал слова проповеди, меня это очень зацепило, и, так получилось, что я сразу влился в общение с молодежью».

Зависимые от алкоголя и наркотиков люди чаще всего сначала оказываются в реабилитационном центре, существующем при церкви.

Это случается, когда человек сознательно пытается изменить свою жизнь и использует это религиозное сообщество как «последнюю соломинку», обойдя все другие социальные инстанции.

Освободившийся от зависимости человек начинает сам работать в реабилитационном центре, помогая собственным опытом освобождению других. Вообще, эффективность освобождение от зависимости заключается в том, что человек перестат быть один со своей проблемой. Он оказывается в сообществе таких же, как он. При этом отсутствует человек, обладающий властью по отношению к ним, как это бывает в клиниках. Поэтому срабатывает механизм «общественного участия». Вера в собственное освобождение опосредуется, находит для себя гаранта в вере сообщества, переносится на него, становится «реальной». Тот же самый механизм действует и при исцелении, которое происходит с помощью прикосновения рук пастора и произнесении имени Иисуса Христа при полном зале верующих. Структура ситуации исцеления является подобной «магической ситуации» [3.С.171] в традиционном обществе, когда «гравитационное поле» веры колдуна в свою силу, вера больного в сво исцеление опосредуются участием в исцелении всего племени.

Также механизм «общественного участия» проявляется в уникальном феномене, существующем в данной церкви. Состояние вне брака считается греховным, «Бог создал не просто человека, а мужчиСЕКЦИЯ 2. КОНСТРУИРОВАНИЕ ДИСКУРСА ЦЕННОСТЕЙ В ПОЛИЭТНИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ ну и женщину», поэтому в практике церкви существует молитва за «вторую половину». Эти молитвы проходят как индивидуально, так и коллективно. Часто на «вторую половину» указывает пастор, как обладающий символической («харизматической») властью внутри церкви. Поэтому почти каждый «одинокий» новообращнный христианин находит внутри церкви семью. Таким образом, большинство браков заключается между представителями церкви. Отсюда, становится понятным определение этой церкви как «семейной». Вера оказывается «продуктом» солидарности внутри сообщества, «общественного участия».

Каждый человек, приходящий в церковь включается в социальную жизнь церкви, приобретает ряд обязанностей, «социальное служение»:

«Это было одним из решающих факторов - у меня появились хорошие друзья. У меня, конечно, были друзья во дворе, в школе, потом в училище, но те отношения, которые здесь сложились, искренность и доверие настоящей дружбы очень сильно зацепили».

Через «общественное участие» новообращнный начинает освоение религиозного языка. Происходит идентификация себя с религиозным сообществом. Идентичность верующего человека заполняет собой пустоту на месте «главного означающего» социального поля субъекта, она придат этому полю устойчивость и постоянство. Кроме того, через соотнеснность к ней, другие «социальные означающие» приобретают смысл. Религиозный язык помогает объяснить проблемы со здоровьем, социальную неблагополучность и личные проблемы как «зов божий, разрушающий твердыни в нашей голове и открывающий путь к богу». А последующие неудачи как «испытания веры». Идентификация происходит через проведение «символической границы», отделяющей «сво» от «чужого». То есть для идентификации необходимо сравнение. Прежде всего, осуществляется сравнение «себя нынешнего» и «себя прошлого»:

«Если раньше была такая дворовая жизнь – погулять, покурить, выпить, то в церкви я начал от всего этого уходить. Ценности стали совсем другие. Так или иначе, жизнь достаточно сильно изменилась. Захотелось нести добро людям, я участвовал в миссионерских поездках, стал служить в церкви».

II ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» «Я очень отличаюсь от себя прежней, я обрела мир, который никогда прежде не испытывала. Постоянно я ходила по грани, не умела людей слушать, меня хватало, может быть, только на минут десять. Сейчас появилось особое сострадание, милосердие, терпение к людям – то, чего у меня раньше не было даже со своими детьми. Я стала очень терпеливой, я сама себя не узнаю».

Парадоксальным образом, обретение веры, выделяющее человека из секуляризованного социального порядка, приводит к тому, что и в отношениях с другими людьми, с людьми вне церкви, в частности со своей семьй, отношения не ухудшаются, а восстанавливаются. Таким образом, через приобретение веры, через включнность в жизнь религиозной общины, происходит восстановление нарушенных социальных связей, «ре-социализация»:

«В деревню, когда приезжаю, а меня все знают, каким я был, каким стал – это просто свидетельство живого Бога. Говорили: алкоголик, тунеядец, конченый человек. Какая семья у него может быть А тут раз – прекрасная семья, вс слава Богу. Родители говорили: тебя только могила исправит. С родителями отношения сейчас хорошие, долго не приезжаю – они звонят, интересуются, приглашают».

«Не сказать, что у нас была очень неблагополучная семья – как у многих, как у всех. Но отношения были сложные. Через веру в Бога мне удалось его (отца) простить».

Происходит это потому, что символические обязанности «социального служения», принимаемые индивидом в церкви, он воспринимает как призвание, как «замысел Бога о нм». Посредством этих социальных обязанностей индивид, вписывается в социальное целое церкви, обретает сво место в нм. Соответственно, он снова становится полноценным представителем общества и «в своих глазах», и в «глазах» близких людей, родственников. Нужно отметить также, что взгляд «верующего человека», а, следовательно, религиозного дискурса как такового, на секуляризованный социальный порядок является взглядом критическим. Он видит его неполноту, недостаточность. Разумеется, эта неполнота ассоциируется травматическим прошлым индивида. Соответственно, на «до-полнение» недостаточности социального, на его исправление направлена деятельность религиозного сообщества. Эта деятельность является как коллективной (реабилитациСЕКЦИЯ 2. КОНСТРУИРОВАНИЕ ДИСКУРСА ЦЕННОСТЕЙ В ПОЛИЭТНИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ онный центр, работа с подростками, миссионерская деятельность), так и индивидуальной:

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.