WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 31 |

Иначе, это метод нарушения/восстановления миропорядка, собранного в предельной точке его языкового самоопределения. – Миропорядок раскрывается в той мере, в какой он соответствует собственной языковой проявленности. Это соответствие есть то единственное, к чему стремится манифестатор. В этом смысле «Разговоры вестников» могут быть проинтерпретированы диалогически. Тогда цикл представляет собой бесконечный диалог двух «соседних миров» – мира языка и языка мира. Их близость проговаривается, или прописывается, в высказывании-рассуждении, одновременно и размыкающем, и замыкающем то смысловое единство, которое этим мирам присуще. Это различенное единство закрепляется в предельных терминах «это» и «то», символизирующих, с одной стороны, необходимость проведения различия, а с другой – всю условность последнего. Почему различие предъ-является миро-порядком, или всякий раз оказывается на стороне языка мира, т.е. приходит с той стороны Вероятно потому, что мир изначально предстает в некой множественности, или как множественность в характеризующей ее разделенности. Но весть о мире приносит язык, поэтому любое касание мира (как «мира») происходит в имени, всегда уже имеющем собственное смысловое измерение.

Названное имя в его смысловой наполненности отсылает к другим именам, образующим в порядке высказывания определенное единство, свойственное языку в целом. Неслучайно «всесилие языка состоит в том, чтобы говорить о словах» [2.С.49]. То есть собственно миро-порядок укоренен в среде языка и производится высказыванием в той или иной последовательности рассуждений.

Что значит «в последовательности», как возможна «последовательность» Последовательность есть переход от чего-то к чему-то. Первый шаг в последовательности – это переход от одного к другому, от «этого» к «тому». Но невозможно перейти, не проведя различие между первым и вторым. При этом различие не «проводится» (оно не протекает во времени), но возникает «в одно касание». Это не временной акт, но и не вечный. По I ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» _ этому пере-ход происходит «в один миг», и сама последовательно возникает мгновенно. Одно касается другого. Но если касается, то ближайшего. Но такого ближайшего, которое различено как «ближайшее». Различенное ближайшее уже не совпадает с «первым», но сохраняет с ним близость как «второе». Оно непосредственно связано с первым, но опосредовано по отношению к нему различием. Следовательно отношение, возникающее между «первым» и «вторым», есть некое «третье», но оно первично по отношению к обоим («первому» и «второму»). Оно мгновенно и нарушает, и восстанавливает равновесие между двумя – «этим» и «тем». Во втором трактате цикла – «Признаки» – Друскин акцентирует: «Слово «первый» нарушило равновесие. Слово «предмет» нарушило равновесие. Отсутствие второго называют предметом. Слово «иметь» нарушило равновесие. Когда его произносят, равновесие нарушается. Слово «касается» нарушило равновесие. Чего касается Уже не себя. Слово «то» нарушило равновесие. В нем есть некоторая определенность. Самое обыкновенное слово нарушило равновесие. Обозначение чего-либо, знак, некоторая определенность, которая есть сейчас, нарушили равновесие. Это как неопределенное движение, которое приостановилось» [3.С.767].

На место «третьего» не может претендовать ни «первое», ни «второе». Это точка касания, в которой происходит, или возникает, «некоторое волнение» и устанавливается «некоторое спокойствие». Кто или что застает себя в этой точке Ответ на вопрос «что» очевиден: само касание как таковое. Если же спрашивать о «кто», то эта точка может принадлежать только манифестатору, но скорее правильнее обратное: манифестатор принадлежит этой точке, привязан к ней и не в силах с ней расстаться. В этой точке не может находиться никто, кроме него.

Т.е. он должен целиком совпадать с ней, но так, чтобы само это со-впадение присутствовало, или имело место для него в качестве различенного. Выполнимо ли это условие – И да, и нет. – Поскольку оно выполнимо лишь при условии его несоблюдения, и наоборот. Различая себя в этой «третьей» точке, манифестатор застает себя уже в другом месте, в терминологии Друскина, он как бы меняет высоту. Но изменение высоты для «Я», как манифестатора, есть по существу единственный способ сохранить близость с тем, что для него действительно является близким, т.е. буквально является таковым. Поэтому «некоторое волнение» мгновенно переходит в «некоторое спокойствие», которое СЕКЦИЯ 1.

БЫТИЕ СОЦИАЛЬНОЙ СУБЪЕКТИВНОСТИ В СТРУКТУРАХ ДИСКУРСА _ – как остановка в пути – служит местом поворота, что позволяет продолжить путь, или изменить высоту. В «Признаках» Друскин говорит об этом так: «Если остановиться по дороге, не зная куда идти, то нет возможности продолжать путь в том же направлении. Если не дойти до второго, то направление потеряно. Поэтому остановка в пути есть вышина. Это в другом направлении, или здесь нет совсем направления, поэтому остановка в пути есть поворот. Если много поворотов – много высот и степеней высоты. Они не сравнимы: каждый поворот есть начало и возможность разных направлений, но ни одно не доведено до конца, а прежнее утеряно» [Там же.С.766].

Что же происходит в точке поворота – Если что-то происходит, то изменяется высота или степень высоты. Что это значит – Только одно: при изменении высоты «Я», как манифестатор, получает возможность высказывания. Но получение этой возможности и ее реализация – одно и то же. В том смысле, что возможность является действительной только в том случае, если она реализована, или осуществлена. Реализация возможности высказывания осуществляется в самом высказывании, или самим высказыванием, когда различное обретает определенное единство. – «Различие слов – небольшая погрешность.

Существование различных слов, замена одного слова другим, возможность выбора – вот что небольшая погрешность. Этим объясняется необходимость записывания» [Там же.С.770]. Но различное обретает определенное единство лишь на новой высоте. Высоты не сравнимы постольку, поскольку ни одна высота не повторяет другую. Пусть между ними присутствует минимальное различие (в степени), но оно всегда присутствует. Но что здесь имеется в виду – Только то, что предыдущая высота всегда просматривается и описывается лишь с настоящей высоты – «здесь-и-сейчас». Это безусловно разные высоты. Но различие между ними маскируется высказыванием, как бы заполняющим тот пробел, или разрыв, который между ними когда-то (как будто) имел место. При этом предыдущая высота, описываемая с настоящей, как бы перебрасывается в будущее. Стрела времени изменяет направление на противоположное. Поэтому у Друскина, как и у Хайдеггера, «временность временится как бывшее настоящим будущее» [1.С.379]. Отсюда настоящая высота есть ни что иное, как собранный в высказывании взгляд манифестатора на самого себя с той или иной стороны, – со стороны мира, языка или другого как близкого, или ближайшего.

I ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» _ Таких сторон – неопределенное множество. Это и есть «соседние миры», проецируемые всегда с той точки, которая как бы не сосчитывается. Она рассредоточена в высказывании, но им же и сосчитывается, но уже на новой высоте, традиционно именуемой интерпретацией.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Гайденко П. П. Прорыв к трансцендентному: Новая онтология XX века. М.: Республика, 1997.

2. Делез Ж. Логика смысла. Фуко М. Theatrum philosophicum. М.: «Раритет», Екатеринбург: «Деловая книга», 1998.

3. Друскин Я. С. Разговоры вестников // «…Сборище друзей, оставленных судьбою». А. Введенский, Л. Липавский, Я. Друскин, Д. Хармс, Н. Олейников: «чинари» в текстах, документах и исследованиях / Сост.

В. Н. Сажин. В 2 т. М., 1998. С. 758-811.

4. Друскин Я. С. Это и то // «…Сборище друзей, оставленных судьбою». А. Введенский, Л. Липавский, Я. Друскин, Д. Хармс, Н. Олейников: «чинари» в текстах, документах и исследованиях / Сост.

В. Н. Сажин. В 2 т. М., 1998. С. 811-814.

5. Жаккар Ж.-Ф. Даниил Хармс и конец русского авангарда / Пер. с фр. Ф. А. Перовской. СПб.: Академический проект, 1995.

М.Л. Дерябин Удмуртский государственный университет СУБЪЕКТ РЕКЛАМНОГО ДИСКУРСА Рекламная коммуникации на пределе сворачивается до точки бренда [3], содержащей в себе знаковую структуру коммуникации, включающую знаки коммуниканта и реципиента.

Коммуникация имеет направленность от точки коммуниканта к точке реципиента. Поскольку коммуникативный контур имеет направленность, постольку он необходимо содержит в себе смыслы коммуниканта, которые воспринимает и декодирует реципиент. Позиция коммуниканта в рекламном сообщении на пределе сворачивается до пустой точки, не обозначающей и не содержащей ничего, кроме знака, означающего коммуниканта.

Пустое означающее коммуниканта является абстрактным знаком присутствия социальной действительности в структуре рекламной коммуникации.

Реципиент рекламной коммуникации как знак идеального читателя становится пустым означающим, включенным в бренд как коммуникативное сообщение. Точки коммуниканта и реци СЕКЦИЯ 1.

БЫТИЕ СОЦИАЛЬНОЙ СУБЪЕКТИВНОСТИ В СТРУКТУРАХ ДИСКУРСА _ пиента в виду их значимой не-различенности со-впадают, различаясь только означающими. При со-падении или схлопывании точек коммуниканта и реципиента значимым остается только сообщение, которое передается масс-медиа с бесконечно высокой скоростью. Сообщение оказывается обращенным только к самому себе и бесконечно циркулирует через пустую точку коммуниканта/реципиента. На пределе сообщение оказывается пустым означающим, знаковой конструкцией, включенной в структуру бренда. Бесконечная циркуляция самообращенного сообщения, выраженного знаковой структурой, образует коммуникативный контур с определенной направленностью.

Знаковая структура замкнутого контура коммуникации представляет собой предельно объективированные смыслы рекламного дискурса. Для существования смысла внутри коммуникативного контура необходимо присутствие субъективности, как смысла рекламного сообщения, или возникновение субъекта рекламного дискурса, который в точке самообращения как точке саморефлексии производит и читает смыслы сообщения.

Рекламный дискурс как дискурс идеально-типического производит пустые означающие, которые соотносятся только друг с другом, то есть коммуницируют по поводу самих себя.

Реклама, как дискурс, не связанный ни с какими означаемыми, не имеющий связи ни с какими референтами, автономизирует свое существование, замыкается на себе самом. Точки самоопределения рекламного и социального дискурсов со-впадают и совмещаются, в рекламном дискурсе со-общаются идеальнотипические представления социального.

Рекламное сообщение сообщается посредством технических средств масс-медиа от коммуниканта к реципиенту. Вероятны искажения передаваемого сообщения как собственно в процессе передачи, так и средствами передачи сообщения. В таком случае сообщение не будет передано полностью, целиком.

Однако ввиду того, что, согласно М. Маклюэну, «средство есть сообщение», средства передачи оказываются «прозрачными» и никаким образом не искажают самого сообщения. Процесс передачи сообщения представляет собой само сообщение, результатом которого является сообщенное сообщение. Средства передачи и процесс сообщения совпадают, средства передачи не искажают передаваемого сообщения, поэтому сообщение доходит до реципиента таким, каким оно сообщалось коммуникантом.

Сообщение избегает потерь при передаче, сохраняя таким обра I ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» _ зом собственную целостность, которая служит гарантией сохранения смысла сообщения. Таким образом, можно рассматривать существование средств масс-медиа как сообщения, которое самообращается к самому себе.

Модель автономизированного коммуникативного пространства рекламы задается через представления, произведенные системой масс-медиа. По мнению Н. Лумана, общество в пространстве коммуникации производит и усваивает свои собственные смыслы. Рекламный дискурс функционируя при помощи средств масс-медиа, производит представления об обществе и является одной из программных областей масс-медиа.

Система масс-медиа представляет смыслы социального как коммуникативное. Общество может усваивать свои собственные смыслы только посредством коммуникации. Представления о социальной действительности оказываются уже как бы данными для продолжения коммуникации, то есть они существуют внутри системы масс-медиа.

Любое явление действительности находит отражение в языке как идеально-типическая вещь, поэтому в масс-медиа действительность оказывается представленной в качестве идеально-типической. В системе масс-медиа происходит конструирование реальности, а не простое «удвоение» действительной реальности. Таким образом, в системе масс-медиа со-общаются конструкты языка. Окружающая действительность, являясь «внешним» по отношению к замкнутой системе масс-медиа, оказывается неким способом уже включенной во «внутреннее» системы. Внешнее включается в систему коммуникаций в виде идеально-типических имен, то есть в виде языковых, мыслимых конструктов.

Бренд как сообщение-вещь не отсылает больше ни к чему другому кроме самого себя, рекламный дискурс оказывается обращенным только к самому себе, замкнутым на самое себя. Обособление рекламного дискурса как системы коммуникаций предопределяется развитием средств передачи сообщения. Рекламная коммуникации происходит при помощи технических средств масс-медиа. «В основе обособления системы масс-медиа могло лежать решающее достижение – изобретение технологий распространения [коммуникаций], которые не только экономили на интеракции среди присутствующих, но и эффективно исключали ее в пользу собственных масс-медийных коммуникаций» [4.С.30]. Интеракция как непосредственное коммуника СЕКЦИЯ 1.

БЫТИЕ СОЦИАЛЬНОЙ СУБЪЕКТИВНОСТИ В СТРУКТУРАХ ДИСКУРСА _ тивное взаимодействие между коммуникантом и реципиентом представляется незначимой для рекламной коммуникации постольку, поскольку точки зрения коммуниканта и реципиента, их мнения, оказываются включенными в само рекламное сообщение в качестве знаков. Реакцией на интеракцию может быть принятие смыслов сообщения (согласия), либо неприятия. Ситуация принятия/непринятия сообщения в данном случае указывает лишь на возможные варианты развития интеракции.

Ввиду того, что позиции коммуниканта и реципиента в коммуникации не-значимы и не-различимы и «уже-включены» в само сообщение, интеракция понимается только как способ существования рекламного сообщения, самообращенного к самому себе.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.