WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 ||

«Идеи» PR – специалиста обусловлены языком, то есть они возникают из «Символического» и существуют в нем до языкового творчества PR – специалиста. В процессе креативности он использует эти «идеи» посредством своего мышления (языка). Содержание творчества PR – специалиста сводится не к со- творению, а к «пре- «образ»- ованию» «уже» существующих «идей», которые предоставляет поле науки. Соответственно, политическое пространство воспринимается через точку PR – специалиста, который является не «творцом», а «пре –«образ»ователем». «Пре-«образ»- ование» понимается как иземенение, улучшение, соответственно, как создание новых «образов» в политическом пространстве. Каждый раз, когда PR – специалист продуцирует новую «идею», он одновременно является местом «пре–«образ»-ования» языка, то есть понятий, бытующих в поле политики. Следовательно, свободное владение является основой креативной деятельности PR – специалиста.

Преобразуя «идеи» поля политики, PR – специалист конструирует его бесконечные «образы» (смыслы). Это характеризуется появлением новых значений таких понятий, как: «олигархия», «монетаризация», «единство» и другие. Поскольку ноI ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» _ вый «образ» политического пространства становится востребованным во время политических выборов, тогда и актуализируется деятельность PR – специалиста. Только за счет продуцирования новых «образов» PR – специалист делает поле политики актуальным, привлекает к нему внимание и, тем самым, самоутверждается в собственной деятельности, которая приобретает смысл. Привлечение к полю политики осуществляется посредством политических «лозунгов», где представлены «пре-образованные» «идеи» дискурса философии.

Таким образом, креативная деятельность PR – специалиста в поле политического PR сводится к «пре- «образ»-ованию» существующих «идей» или символизации поля политики, в результате которой происходит становление «Воображаемого».

«Идеи» PR – специалиста структурируют политическое пространство и, тем самым, утверждают в нем «креакратию».

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Двоскин А. Время креакратии // Сообщение. 2003. №4. С.75-78.

2. Жижек С. Возвышенный объект идеологии. М.: «Художественный журнал», 1999.

3. Касториадис К. Воображаемое установление сообщества / Пер. с фр. / М.: Издательство «Гнозис», издательство «Логос», 2003.

4. Лакан Ж. Семинары, книга1: Работы Фрейда и техника психоанализа (53/54). М.: ИТДГК «Гнозис», изд-во «Логос», 1998.

5. Луман Н. Реальность массмедиа / Пер.с нем. М.:Ппраксис, 2005.

6. Хайдеггер М. Исток художественного творения/ Работы и размышления разных лет. Пер.с нем. М.: издательство «Гнозис», 1993.

А.А. Аверькова Ульяновский государственный университет ВЛИЯНИЕ КРИТИКИ НА ДИСКУРС ФИЛОСОФСКОГО СООБЩЕСТВА Философская критика по своей сущности есть философско-литературное творчество на грани искусства и науки. Основной задачей данного феномена является истолкование и оценка философских произведений, трудов, статей с точки зрения современности. Кроме того, критика оказывает огромное влияние на последующее развитие философской мысли, на формирование общественной мысли и сознания. Но и сама критика формируется под влиянием историко-культурной ситуации, зависит ПРОБА ПЕРА:

СТУДЕНЧЕСКИЕ РАБОТЫ _ от степени сформированности научного философского сообщества и его этоса, а также от степени его самоидентификации.

Исследование философской критики и дискурсивных практик в российском философском сообществе в различные периоды его существования дает возможность говорить о взаимовлиянии этих феноменов. Целью этой статьи является выявление механизмов влияния критики на дискурс философского сообщества.

Особенности философской коммуникации зависят от множества причин, среди которых: зрелость философской традиции и сформированность философского сообщества. Однако дискурс философского сообщества формируется в лоне философской критики и публицистики. Попытаемся выявить влияние критики на формирование и развитие дискурса философского сообщества в России в послереволюционные 20-е годы XX века.

В сформировавшемся до революции философском сообществе отмечалась высокая активность его членов. Уровень коммуникации между философами и учеными был достаточно высок. Философская критика как способ коммуникации в философском сообществе совмещала в себе как эмоциональность высказываний и суждений, так и научный характер ведения полемики. Соответственно дискурс философского сообщества, проявленный в публицистике находился в научных рамках. Существовали определенные правила ведения дискуссии: философское доказательство логическая аргументация, ссылка на философскую репутацию.

Однако еще до революции в критике В.И. Ленина мы обнаруживаем иные тенденции и установки. Его критика носила идеологизированный характер, что в последствии повлекло за собой изменения и в философском дискурсе.

Специфика критики В.И. Ленина проявлялась в его неприятии любой философской системы отличной от единственно-верного, по его мнению, диалектического материализма.

Причем критика его отличалась резкостью суждений и нетерпимостью к воззрениям оппонента. Это обусловлено тем, что В.И. Ленин руководствовался принципом партийности в оценке философских школ и течений. Его критика идеалистических направлений в философии проявлялась в неуважительном отношении к позиции оппонента.

I ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» _ Попытки соратников В.И. Ленина противостоять его манере ведения дискуссии не принесли плодов. Примечательно, что, к примеру, еще в 1912 году в статье «Г. Бердяев и моя бабушка» Л.И. Аксельрод, так активно боровшейся против использования нелегитимных дискурсивных приемов, мы обнаруживаем влияние В.И. Ленина. Статья написана в резкой и грубой форме. К примеру, Л.И. Аксельрод говорит по поводу книги Н.А. Бердяева «Субъективизм и индивидуализм в общественной философии»:

«Высокоторжественно, со свойственным этому слабонервному писателю поповским красноречием, он клялся тогда пролетариату в вечной, неизменной любви» [2.С.262].

Под влиянием критики В.И. Ленина начал формироваться специфический дискурс, характерный для советского философского сообщества.

В 20-е годы, когда наука и философия уже были подчинены идеологии правящей партии, философская критика явила собой инструмент борьбы власти против «враждебных» философских течений. И, в первую очередь, критика велась с позиции классового интереса.

Критика идеализма, в частности русской религиозной философии, в тот период преследовала определенные цели, основной из которых была дискредитация какого-либо «неугодного» философского направления в глазах читателя. Задачами критики в тот период были разоблачение идеалистической сути множества философских школ, а также попытки показать несостоятельность и реакционность воззрений их представителей.

Результатом постановки подобных целей и задач явилась идеологизация дискурса философского сообщества. В этот период дискурс приобрел подчеркнуто эмоциональный характер. Легитимным для дискуссий стало использование пафосного революционного тона. Наибольшее распространение получили презрительный тон и глумление над позицией противника, использование палочных аргументов, апелляция к авторитету вождя.

Дискурс философского сообщества превратился в инструмент идеологической борьбы.

Примером тому могут послужить статьи, опубликованные в журнале «Под знаменем марксизма». Н.А. Карев в 1923 году написал рецензию на книгу Н.А. Бердяева, где выступил с жесткой критикой идей оппонента, в частности он критиковал, принятый Н.А. Бердяевым метод воспоминания как универсальный исторический метод: «Такой памятью, которая охватила бы всю ПРОБА ПЕРА:

СТУДЕНЧЕСКИЕ РАБОТЫ _ историю, может обладать лишь стоящий уже одной ногой в могиле класс. Старцы лишь, а не люди дела, имеют воспоминания.

Их вера в судьбу, есть жалоба судьбе» [4.С.279]. Или статья И.К.

Луппола «Новое средневековье», опубликованная в 1926 году.

Главным пунктом его критики являлось неприятие социальнополитических воззрений русских религиозных философов. Он писал: «Помещичье-дворянская семейка и за рубежом окруженная целой сворой лакеев, услаждающих господское ухо сладкими перепевами православно-славянской мистической философии, - вот та среда, в которой родился феодальный социализм наших дней. Лакейская корпорация его теоретиков насчитывает в числе своем имена «заслуженных деятелей науки», «плавающих, путешествующих, страждущих, плененных и повсюду православных», а этих «заслуженных» окружает еще плеяда молодых старателей второго поколения» [5.С.120].

Приведенные примеры подтверждают идеологизированность философской критики этого периода. Перед нами яркий пример дискурса философского сообщества 20-х годов. Здесь мы видим и неуважение к противнику, и использование палочных аргументов, и использование аффектно окрашенных слов, придающих ненависть к инакомыслящим («лакейская корпорация» и т.д.), авторы использовали в качестве риторических приемов иронию и сарказм.

Таким образом, в зависимости от объекта и целей критики, от задач, которые ставят перед собой авторы, формируется и специфика дискурса легитимная для философского сообщества того или иного периода.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Аверькова А.А. Значение принципа партийности в советской философии в 70-х годах // Книга В.И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» и философия XX века. К 100-летию со дня издания:

Материалы научной конференции. Ульяновск: УлГУ, 2009. С. 5-2. Аксельрод Л.И. Г. Бердяев и моя бабушка // Современный мир.

1912. №6. С. 262-272.

3. Баранец Н.Г. Метаморфозы этоса российского философского сообщества в XX веке: моногр.: в 2 ч. Ч. 2. Ульяновск: УлГУ, 2008. 408 с.

4. Карев Н.А. София. – Проблемы духовной культуры и религиозной философии. – Николай Бердяев – Смысл истории // Под знаменем марксизма. 1923. № 8-9. С. 276-5. Луппол И.К. Новое средневековье // Под знаменем марксизма.

1926. № 12. С. 117-I ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» _ А.В. Никишин Ульяновский государственный университет ФОРМИРОВАНИЕ НОРМ НАУЧНОГО И ФИЛОСОФСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ В СОВЕТСКОЙ ФИЛОСОФИИ СОЗНАНИЯ И ПСИХОЛОГИИ В 20-Е ГОДЫ Советский период в истории науки и философии зачастую характеризуется как жестко идеологизированный и, как следствие, нормы научного и философского исследования соответствовали скорее требованиям правящих кругов, нежели научному и философскому этосу. Однако такое положение дел сформировалось к 30-м годам, в 20-е же годы тенденции к жесткому регулированию науки государством только начинают складываться.

Это происходило и в психологии.

Период 20-х годов для отечественной психологической науки характеризуется несколькими особенностями, которые обусловили своеобразное формирование норм советского периода. Во-первых, новоявленные марксистские психологи должны были вести пропаганду диалектикоматериалистического подхода к проблемам человека в противовес господствовавшим в этот период идеалистическим, интроспективным и эмпирическим течениям, и в то же время заниматься освоением марксизма.

И если установление марксистских принципов в трактовке человека и его психики и сознания по большому счету к году было завершено в результате Первого Всероссийского съезда по психоневрологии, на котором была осуждена позиция видного в тот период идеалистического философа и психолога Г.

И. Челпанова, то с построением марксистской психологии дело обстояло сложнее.

В 20-е годы выделилось несколько достаточно влиятельных течений на основе достижений сеченовско-павловских разработок в области рефлекторной деятельности и в силу достаточно большого влияния уотсоновского бихевиоризма на отечественную психологию и философию сознания, казавшимся советским мыслителям одним из вариантов выхода из кризиса, в котором в XX веке, по замечаниям В. И. Ленина, оказалась наука, и психология в том числе. Среди этих течений можно выделить бихевиористские концепции П. П. Блонского и В. М. Боровского, «реактология» К. Н. Корнилова, «рефлексология» В.

ПРОБА ПЕРА:

СТУДЕНЧЕСКИЕ РАБОТЫ _ М. Бехтерева, нейробиологический монизм А. Г. ИвановаСмоленского, который вульгарно трактовал учение И. П. Павлова.

Так П. П. Блонский был первым, кто выступил против идеалистической концепции Г. И. Челпанова и в своей работе «Реформа науки» предложил перестроить психологию на основе марксизма, однако в силу влияния на него западных бихевиористских концепций он полагал, что сознание не может быть изучаемо объективно и, следовательно, сводил мышление и сознание человека к определенным видам поведения, которые объективно изучаемы [2.С.21]. Таким образом, вместе с идеалистической концепцией сознания П. П. Блонский отбрасывал и саму проблему сознания, поскольку полагал, что за ней неминуемо стоит старый вопрос о душе. Он предлагает строить новую теорию как «психологию без сознания», как науку о поведении;

только ее он считает соответствующей материализму. Предметом психологии, по его убеждению, должно было стать поведение человека. При этом человека он рассматривал как биологическое существо.

В. М. Боровский, также ощутивший на себе заметное влияние американского бихевиоризма, полагал, что мышление есть немая, или скрытая, внутренняя речь, и, таким образом, задачу изучения мышления Боровский видел в изучении речевых навыков соответственно воззрениям бихевиоризма. Мышление как речевой навык он отрывал от психических явлений, под которыми понимал субъективную группировку явлений, не имеющую для действий человека никакого значения: «не имеется особых суб'ективных психических явлений, или «явлений сознания», а только суб'ективная связь, суб'ективная сторона некоторых членов одного единого ряда реальных явлений» [1.С.189]. В результате, В. М. Боровский считал, что психология поведения стоит на точке зрения строгого монизма и изучает один-единственный ряд явлений, из которых складывается поведение каждого организма.

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.