WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 |

Сознание всегда формируется в символической структуре, которая существует «вне» («до» и «после») конкретно взятого индивида [1.С.20]. Оно связано с усвоением правил по расстановки связей между знаками в дискурсивном порядке, т.е. конкретным запасом социального знания. В этом смысле «сознание» определено позицией индивида в пространстве социального, но оно носит символический характер, как и те порядки, которые его определяют. Множественность современной коммуникации неизбежно приводит к возникновению противоречий между дискурсивными порядками, т.е. к «узнаванию» индивидом существующих различий в способах связывания одних и тех же знаков [4.С.49]. Одновременно с этим, возможность существования слабых связей, способствует уменьшению роли конкретного дискурса в формировании индивида, т.е. происходит уменьшение значимости позиции власти в дискурсе. Два эти факта оказывают благоприятное влияние на формирование у индивида артикуляционных практик, осознанию «знаковой», символической природы идентичности, т.е. своей позиции в пространстве социального или дискурсивного.

Осознанная позиция формируется через определение дистанции с окружающими дискурсивными порядками, как обнаружение своего «несовпадения» с ними и установление собственного способа связывания идентификационных признаков.

Деидеологизация и доступность коммуникационных средств приводит к возможности автономизации позиции индивида, обозначению или проявлению нового места в сетевой структуре коммуникации. Конституирование нового принципа связывания знаков означает предъявление нового дискурсивного порядка, находящего свое выражение в индивиде. Тем самым обнаруживается производительная способность сетевой структуры и множественность предъявлений социального. Т.к. идентичность индивида носит осознанный знаковый характер, открывается возможность для ее переопределения с ходом времени при изменении социального окружения.

На основании классификации данных, полученных в ходе анализа транскриптов глубинного интервью, по признакам «связанности» и «рефлективности» можно выделить следуюI ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» _ щие условные модели конструирования идентичности, которые соответствуют своеобразным «чистым типам».

Модель «призрачного конструирования» раскрывается через неосознанное индивидом формирование лишь слабые связи в рамках сетевой структуры коммуникации и неспособностью объяснить принципы их формирования или необходимости наличия такой связи. В этом случае конструирования индивиды «входят» в сетевые структуры через освоение знания посредством участия в какой-либо группе. Коммуникативные стратегии заключаются в преобладании «необязывающих» типов связи, выстраиваемых с различными социальными группами, при помощи множества сервисов сети. Множественность информации и контактов для этих индивидов предъявляется в неструктурированном или слабоструктурированном виде. Обозначение в сетевой структуре носит «формальный» или «полный» характер. Зависимость от сетевой структуры значительна и выражается в неспособности представить себе возможное из нее «выпадение».

Модель «независимого автономного конструирования» раскрывается через осознанное формирование индивидом множества слабых связей, которые направлены на раскрытие или конституирование отдельных идентификационных признаков, через свою актуализацию. Для представляющих эту модель, характерно индивидуальное, независимое овладение запасом знания, способствующего включению в сетевые структуры. Они используют большой набор коммуникативных стратегий. Чаще всего, ориентированы на «необязательную» стратегию коммуникации. Множественность информации и контактов, возникающих в этом случае, структурируется с разной степенью успешности, но наличествует общая ориентация на привнесение структуры. Обозначение в сетевой структуре носит «фрагментированный» или «полный» характер. Зависимость от сетевой структуры значительна, отдельные представители полностью зависимы.

Модель «зависимого автономного конструирования» предполагает нацеленность индивида на осознанную и сильную связанность со своим социальным окружением. В этом случае запас знания о сетевой коммуникации приобретается различными способами и зависит от ситуации обращения к подобным структурам. Наблюдается сочетание «локализованной», «функциональной» и «преодолевающей расстояние» стратегий комПРОБА ПЕРА:

СТУДЕНЧЕСКИЕ РАБОТЫ _ муникаций. Информация, получаемая в этом случае, всегда полностью структурирована, а обозначение себя в структуре носит «фрагментарный» характер. Зависимость от включения в сетевые структуры значительна, но не абсолютна.

Модель «определяемого конструирования» предполагает преобладание у индивида «сильных» связей, но отсутствие способности к их артикуляции. Для представителей этой модели характерно приобретение запаса знания исключительно в рамках группы или социального окружения. Используются «локализованная» и «функциональная» стратегия коммуникации.

Обозначение носит «формальный», «фрагментарный» и «полный» характер. Степень зависимости от сетевой структуры сильная в случае «функциональной» коммуникации и слабая в случае «локальной» коммуникации.

Полученные в результате анализа модели конструирования идентичности говорят о однонаправленности и временном характере процесса конструирования. Являясь своеобразными «чистыми типам», находящими свое выражение в сетевом поведении конкретных информантов, они показывают лишь крайние возможности осуществления конструирования идентичности. Более того, сами механизмы конструирования подвержены изменениям. Возможные изменения способов конструирования идентичности связаны с развитием способностей к артикуляции и изменениями в коммуникативной структуре. В случае низкого уровня артикуляции конструирование идентичности непосредственно осуществляется «окружением», а ее переопределения детерминированы происходящими в социальности или средстве коммуникации изменениями. Вероятность «разрыва» любой связи существует всегда, по этой причине изменения возможны как по линии «ослабления» связи, так и по линии ее «усиления». Способность к артикуляции тесно связана с коммуникативными формами и средствами. Конституирование новой связи может отразиться на уровне артикуляции в поле нового для индивида дискурсивного порядка. Но общее стремление индивида в этом случае связано с необходимостью усвоения артикуляционных норм, т.е. «возвращению» на исходную позицию способности к артикуляции.

Встраивание в сетевые структуры коммуникации напрямую зависит от технического оснащения и доступа к коммуникационным каналам, наиболее ярким примером, которых является сеть Интернет. Общая структура пользователей Интернет I ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» _ на протяжении всего периода его исследования в значительной мере была представлена «молодежной» аудиторией. На эту возрастную группу будет оказываться наибольшее влияние данной технологии.

По результатам исследования Интерент аудитории в Удмуртском госуниверситете [3.С.143] можно говорить о существовании значительной группы студентов интенсивно включенной в сетевые структуры коммуникации. Численность этой группы увеличивается с течением времени, т.к. логика эффективного использования сервисов, реализуемых на базе технологии Интернет, предполагает усиление интенсивности коммуникации «со многими другими пользователями» и рост числа «слабых связей» [2.С.146]. Между тем можно говорить о наличие неравномерного доступа к сети и реализующимся на ее основе сервисам. Возможности по «встраиванию» в сетевые структуры резко снижены у представителей малодоходных групп студентов и лиц, проживающих за пределами Ижевска. Это свидетельствует о наличии сегрегации по этому основанию. Кроме того, в процессе интервьюирования многие студенты отмечали «неоднозначность» последствий от использования Интернет сервисов.

Признавая общую эффективность и полезность, относительно решения конкретных задач, были выражены опасения о расходования времени на «пустую» коммуникации и «дегуманизацию» взаимодействия между людьми, а также «распыленный» характер своего существования в результате использования сетевых сервисов.

Приведенные данные свидетельствуют о возрастание значимости коммуникативных сетей в процессе социального взаимодействия. Данная технология, с точки зрения предъявления массовому пользователю, является до конца неосвоенной. Как и любая другая технология, она может быть использована для разных целей и с разной степенью эффективности, но ее влияние с течением времени будет усиливаться, как и проявление тех последствий, которые связаны с ее широким распространением.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Абельс Х. Интеракция, идентичность, презентация. СПб.: Издательство «Алетея», 2000.

2. Обухов К.Н. Коммуникативные основания сетевых структур социального // Вестн. Удм. ун-та. Сер.: Человек и общество. 2009. Вып.

1.

ПРОБА ПЕРА:

СТУДЕНЧЕСКИЕ РАБОТЫ _ 3. Обухов К.Н. Практики использования сети Интернет студентами Удмуртского госуниверситета // Вестн. Удм. ун-та. Сер.: Человек и общество. 2009. Вып. 1.

4. Филлипс Л., Йоргенсен М.В. Дискурс-анализ. Теория и метод.

Харьков: Изд-во Гуманитарный Центр, 2004.

Е.М. Туйматова Удмуртский государственный университет КРЕАТИВНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ PR-СПЕЦИАЛИСТА В ПОЛЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО PR Современное поле политики можно характеризовать в рамках его медиатизации. Становление информации в качестве основного политического конструкта позволяет говорить о языковой природе поля политики. Конструирование поля политики осуществляется посредством представления или интерпретации, то есть понимания через определенные смысловые значения.

Иными словами, представление политического пространства заключается в конструировании или сотворении идей.

В последнее время наиболее актуальной становится проблема творчества или креативности современного политического дискурса. Традиционно феномен «креативности» изучался в рамках дискурса теологии, где понятие «креативность» было выражено понятием «креационизм» (от лат.creatio- создание) – религиозное учение о сотворении мира Богом из ничто в едином творческом акте» [ФЭС]. Согласно этому определению, «креационизм» предполагает существование абсолютного субъекта, который является «творцом» всего сущего из «ничто». Однако в рамках современного политического дискурса невозможно говорить о «креативности» в русле «креационизма», поскольку поле политики является аутопойетической системой [5]. Именно поэтому, понятие «креативность» в политическом пространстве приобретает иное значение, так как рассматривается с позиции его языковой природы.

В поле политики идея «креативности» входит в область политического PR, так как обуславливается его символической деятельностью. «Креативность» является таким процессом, в результате которого появляется «нечто» новое, это «произведение» некоего сущего. В данном случае «нечто» понимается как «идея», которая еще не существует в реальности, но уже существует в языке и может реализоваться только посредством I ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» _ языка как «истоком творения» [6]. Следовательно, «идея», как языковое творение, возникает и становится представлением только в момент языковой деятельности субъекта. Язык в данном случае необходимо понимать как мышление, присущее субъекту. Соответственно, языковое творчество является субъективной деятельностью. Данное представление выявляет недостатки современного понимания «креативности», в рамках которого рассматриваются возможности групповых техник генерирования идей типа «мозговых атак» (brain storming) [1].

Креативная деятельность является способом самоопределения процесса мышления, которое определяется в границах языка. В связи с этим, «креативность» и «языковое творчество» существуют на основе принципа тождества языка и мышления, которое заключается в в тождестве продуктивной способности субъекта и «продукта». Продуктивная способность субъекта (процесс креативности) бесконечна, поскольку нет границ языка. Безграничность креативной деятельности предполагает свободу, простор идей как творческого продукта PR- специалиста. Слово «простор» определяется как «пространство», «место», вмещающее в себя смысл [6]. Именно поэтому, можно говорить, что PR –специалист создает или конструирует «идеи», образующие политическое пространство, которое становится «местом» предъявления креативной способности PR – специалиста.

Креативная деятельность PR – специалиста сводится к языковому конструированию, как конструированию понятий, существующих в тождестве означающего и означаемого. В связи с этим, происходит конструирование реальности, которая всегда существует в состоянии нехватки «Реального» как непосредственной действительности или действительности непосредственного «проживания» [4]. Следовательно, непосредственная действительность существует в нехватке репрезентации. Именно нехватка репрезентации определяет «пустоту» поля политики, которая выражается через существование «лакун» политического пространства. Возникает закономерность, согласно которой в идеале: чем больше существует «лакун», тем больше создается креативных продуктов.

«Идеи», как продукт креативной деятельности PR – специалиста, являются «воображаемыми» конструктами [2;3]. В процессе творчества происходит становление сферы «Воображаемого» как «идеи» существования политического пространПРОБА ПЕРА:

СТУДЕНЧЕСКИЕ РАБОТЫ _ ства. «Воображаемое» символизирует реальность посредством его означения, в результате чего появляется множество смысловых значений, которые структурируются в единый политический смысл с помощью языка («господствующего означаемого») [2]. Таким образом, суть креативной деятельности PR – специалиста заключается в конструировании «Воображаемого» через «идею», и установление «Воображаемого» в качестве «идеи» или языкового творения.

В настоящее время процесс языкового творчества обуславливает возникновение «креакратии» (creation- творчество, cratos-власть), которая имеет значение власти творчества.

«Креакратия», как власть творчества, понимается как власть «идеи» в поле политики. «Идея» является языковым творением, поэтому «креакратия» представляет собой власть мышления над состоянием без-мыслия или бессмысленного повседневного существования. Такое состояние повышает роль PR –специалиста как субъекта поля политики, продуцирующего «идеи». Можно говорить, что становление «креакратии» подразумевает власть PR – специалиста как креативного субъекта в поле политики.

Однако его власть выражается не как политическая, а как власть творчества.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.