WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 31 |

Идентификация индивида с этносом происходит на основе принципа самоопределения этнической принадлежности. Согласно этому принципу, человек принадлежит к той этнической общности, с которой он сам считает себя связанным общностью языка, культуры, быта. Этническая принадлежность человека предопределяется фактором «крови» путем биологического наследования от родителей. Вместе с тем этническая принадлежность — результат воспитания и социализации человека, в процессе которых ему прививаются черты той этнической среды, в которой он оказался. В подавляющем большинстве случаев молодой человек причисляет себя к тому этносу, к которому принадлежат его родители. Очень важно для этнической идентификации то, в каком этническом окружении живет семья. Если семья живет среди того народа, к которому она сама принадлежит, то определение этнической принадлежности детей, выросших в такой семье, не вызывает, как правило, никаких затруднений.

Сложнее обстоит дело с формированием этнического самосознания в тех случаях, когда ребенок растет в семье, где родители принадлежат к разным этносам. Вопрос о том, какой этнос выберет ребенок — материнский или отцовский — решается здесь в зависимости от конкретной обстановки, в которой живет семья, от языка, преобладающего в ее быту, от семейных, культурнобытовых традиций и навыков, наконец, от окружающей этнической среды. Окружающая среда, воспитание, язык, усвоенная культура, традиции, обычаи значат для человека как общественного существа не меньше, чем гены. Значит, следует считаться не только с происхождением человека, но и с другими обстоятельствами.

Поиск идентичности для любого подростка — центральная задача периода взросления. Идентичность означает осознание человеком тождественности самому себе, непрерывности во времени собственной личности и связанное с этим ощущение, что другие также признают это. Например, Э. Эриксон связывал идентичность с переживанием индивидом себя как целого и оп I ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» _ ределял ее как длящееся внутренне равенство с собой в непрерывности самопереживаний индивида [4.С.11-13]. Поиск социальной и личностной идентичности предполагает экспериментирование с доступными социальными ролями, социальными функциями, способами общения, профессиональными ориентациями. При невозможности или затрудненности подобного экспериментирования процесс обретения идентичности проходит более медленно, сопровождаясь кризисными явлениями. Говоря конкретно об этнической идентичности, некоторые авторы отмечают то, что она инструментальна. «На индивидуальном уровне этничность – инструмент, позволяющий человеку ориентироваться в окружающем его социальном мире…. На коллективном уровне этническая идентичность рассматривается в качестве инструмента внутриэтнической мобилизации, повышающей уровень внутригруппового единства» [3.С.124]. Для других исследователей, этническая идентичность – это «психологический процесс отождествления индивидом себя с этнической общностью, позволяющий ему усвоить важные стереотипы поведения, требования к основным культурным ролям» [2.С.124]. Здесь чувство принадлежности к этнической общности выступает как эмоциональное подкрепление, способствует активному освоению социального поведения, осуществляемого членами данного этноса, принятию этнических норм и ценностей.

Современная молодежь определяет себя в нестабильном мире коммуникаций и инновационных технологий, в мире массового потребления и маркетинга посредством многих факторов, одним из которых является этнический фактор. С одной стороны, этническая принадлежность помогает человеку вливаться в окружающую его среду без особых усилий, на основе традиций и принципов заложенных задолго до его появления. С другой стороны, именно этнический фактор может стать причиной конфликтов и трудностей взаимопонимания с окружающим миром. Нельзя забывать, что идентичность изменчива, подвижна и восприимчива ко всему новому, особенно у молодого поколения. В связи с этим в процессе формирования человеком идентичности и в процессе социализации этнический фактор может сыграть как положительную, так и отрицательную роль.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ СЕКЦИЯ 3.

КОНСТРУИРОВАНИЕ ДИСКУРСА ЦЕННОСТЕЙ В ПОЛИЭТНИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ _ 1. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. М.:

Медиум, 1995.

2. Тавадов Г.Т. Этнология. Словарь-справочник. М.: Соц.-полит. журнал, 1998.

3. Чагилов В.Р. Политизированная этничность: опыт методологического анализа. М.: Прометей, 1999.

4. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис / Пер. с англ. М.: 1996.

ПРОБА ПЕРА:

СТУДЕНЧЕСКИЕ РАБОТЫ Ю.В. Караваева Удмуртский государственный университет САМООПРЕДЕЛЕНИЕ СУБЪЕКТИВНОСТИ В СТРУКТУРАХ ИНТЕРПРЕТАЦИИ Для того чтобы выяснить, какие методы истолкования текстов предлагают влиятельные представители различных философских направлений, рассмотрим методы герменевтики, экзегетики и интерпретационизма на примере текстов Дильтея, Аристотеля и Ленка.

Аристотель как основоположник трактования священных писаний, прежде всего, дает определение душе и е местонахождению в мире. Посредством души философ объясняет способы интерпретации мира. Душа в модели Аристотеля делится на внешнее и внутреннее выражение. Внутреннее, говорит Аристотель, у всех людей – едино. В итоге получается оптимистическое утверждение – у всех людей одна душа. Внешне душа выражается посредством знаков и звукосочетаний. Знаки обозначают разнообразие письма и зависят от культурного и социального окружения, звуки – определяют разнообразие речи и зависят от тела человека и условий, в которых оно живет.

Философ большое внимание уделяет правильности терминов, имен, призывает правильно строить предложение, грамотно согласовывать имя с глаголом, так как имя не живет, если при нем нет глагола. И от того, как мы скажем об этой вещи, так она и будет существовать для нас в пространстве. Речевому акту, озвучиванию слова Аристотель уделяет самое пристальное внимание, углубляется в филологические термины и понятия, разбирает языковые правила употребления слов, устанавливает взаимосочетаемость глагола и имени. В отдельные главы выделяет отношения между утвердительными, отрицательными и противоречивыми высказываниями.

ПРОБА ПЕРА:

СТУДЕНЧЕСКИЕ РАБОТЫ _ Действительно, душа, объединяя в себе обобщения об окружающем мире - «общее некоторым образом находится в душе» [1], имеет индивидуальную окраску, свои собственные принципы организации, отличающие одну душу от другой. Вместе с тем, есть, наверняка, что-то общее более высокого порядка, что объединяет души на уровне общих законов человеческого мышления. Конечно, можно допустить, что это уже наши рассуждения, выходящие за рамки аристотелевской терминологии, но мы все же находим подтверждение своей мысли в тексте «Об истолковании», где относительно соотношения языка и души, или языка и мысли Аристотель заявляет: «то, чт в звукосочетаниях, - это знаки представлений в душе, а письмена – знаки того, чт в звукосочетаниях… представления в душе… одни и те же» [Там же].

В. Дильтей [2], в свою очередь, ссылаясь на Аристотеля, так же задается вопросом о том, какой структурой обладает душа. Он пишет, что в душе все взаимосвязано, это одно неделимое целое, внутри которого существует структурная взаимосвязь. Таким образом, дух выходит за пределы тела и начинает выражаться в разнообразии внешних форм – в архитектуре, текстах, музыке. Более того, В. Дильтей делает значительное обобщение: все, что мы изучаем – и есть человеческий дух. Герменевтика, по мнению философа, единственный метод для истолкования всех вещей на свете.

Так же, как Аристотель, он придерживается мнения о том, что имена есть только в человеческом мире. Для того, чтобы определить существование предмета, необходимо правильно его назвать, поименовать. Прежде чем о чем-то утверждать, необходимо доказать существование этого предмета или явления. Самый радикальный в этом смысле глагол «есть», схватывает время и говорит о настоящем, длящимся существовании вещей.

Душа, способная в некотором отношении выражать саму себя, определяет настоящее время и утверждает, что предмет «всегда есть». Однако душа схватывает не только саму себя, но и нечто иное. По определению В. Дильтея, душа непрерывна и целостна, способна останавливаться в самой себе. Благодаря таким остановкам, мы можем что-то различать в своей душе. Возможности такого различения фиксируются в языке.

В. Дильтей полагал, что душа – это наш язык и другой души просто не существует. Более того, он утверждал, что все, что мы видим вокруг есть наша душа и то, как это выражается в текI ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» _ сте или в речи – тоже она же. В. Дильтей предлагал толковать текст посредством самого текста – экзегезой. Экзегеза становится ключом к истолкованию. Подобно Аристотелю, знание языка он считал самым важным в практике познания и интерпретации мира. Зная язык, мы истолковываем себя и других, считает философ. Однако все, что существует в языке – есть сам язык. Интересна его позиция по поводу бессмертия значимых фигур во времени. Человек и его открытия живы до тех пор, пока они существуют в текстах, пока о них помнят и говорят. Сократ не умер – он говорит через нас.

Ханс Ленк [3] истолковывает текст посредством интерпретации и, прежде всего, продолжает кантовскую традицию, согласно которой мир делится на внутренний (мир вещей-в-себе) и внешний (мир вещей-для-нас). Х. Ленк, рассуждая двух формах выражения мира, утверждает, что о внешнем мире людям практически ничего не известно, кроме того, что он существует.

Внутренний мир, напротив – всегда четко организован всевозможными понятиями, категориями и отношениями между людьми.

В понимании Х. Ленк придерживается кантовской традиции, полагая, что схемы очевидности существования человека всегда готовы. Это трансцендентальные схемы, которые заключают в себе множество накопленных человеческих привычек – к познанию, к идеям, к действию. Они не осознаются человеком, не объясняются и не подвергаются рефлексивному анализу, однако активно используются в обиходе, что выражается в методе прагматического интерпретационизма.

Модель интерпретации мира, по Ленку, состоит из шести уровней организации внутренних схем. Поведение и действия человека определяется тремя первыми уровнями. На первичном (биогенетическом) уровне человек способен различать тьму и свет, ориентироваться в окружающем мире. На уровне вторичных схем происходит восприятие этого мира, на следующем уровне – уровне категоризации выделяются причинноследственные связи происходящих явлений в мире. Начиная с четвертого уровня (языкового) происходит построение мысли и выражении ее посредством языка. Пятый уровень схем – и есть теоретический уровень, именно здесь формируется интерпретация вещей окружающего мира, языковые действия отражаются в применении к языковым объектам (даже то, что не ощущается обычными органами чувств, доказывается на теоретическом ПРОБА ПЕРА:

СТУДЕНЧЕСКИЕ РАБОТЫ _ уровне и принимается на веру). Последний, шестой уровень выражения внутреннего мира – методологический уровень, содержащий в себе «мета-интерпретацию», которая подразумевает осознание того, что мир, с которым мы каждый день имеем дело, уже интерпретирован. Вот и возникает сама собой интерпретация интерпретации.

Таким образом, все три автора – Аристотель, В. Дильтей и Х. Ленк, связывают интерпретацию с понятиями души и языка.

Такое объяснение толкования дает возможность отметить следующие базовые толкования: душа как все сущее, как движущее (само себя движущее), как качество, количество и сущность, как начало (причина, элемент), как первая сущность, как форма и суть бытия тела, как цель, движет живое существо решением и мыслью, имеет основу в материи.

Сравнивая три концепции, можно выделить общие компоненты – «форму» и «мысль» и на их основании вывести общее заключение: душа – это своеобразная внутренняя форма языка, причина его развития, способ выражения мысли и самовыражения народа, то есть мыслительная модель, как бы генетический код языка народа.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Аристотель Об истолковании. – Режим доступа:

http://abuss.narod.ru/Biblio/aristotel.htm 2. Дильтей В. Возникновение герменевтики // Дильтей В. Собрание сочинений в 6 тт.: Герменевтика и теория литературы. М.: Дом интеллектуальной книги, 2001. С. 235-262.

3. Ленк Х. Схемные интерпретации и интерпретационный конструкционизм. – Режим доступа:

http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000058/index.shtml С. Поторочина Удмуртский государственный университет Производство текста в структурах интерпретации В работах Аристотеля, В. Дильтея и Х. Ленка рассматривается вопрос об основных формах человеческого существования и тех средствах, которые необходимы для его достижения.

Человек – существо, живущее среди других существ, среди предметов. Он часть мира, которое уже было до и будет после.

Чтобы полноценно существовать в мире, человек должен соприI ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» _ касаться с ним, проектировать его на себя. Экзегеза или интерпретация помогает человеку быть человеком в мире. Но если бы все люди изначально были разные по сути, то они бы не смогли понимать друг друга. Так даже через общение люди бы не имели общих «точек». Именно поэтому изначально человек наделен духом. Высказывание Аристотеля: «Представления в душе одни и те же» [1] подобно представлению В. Дильтея о том, что повсюду «один и тот же человеческий дух». Так, если я «намереваюсь узнать Леонардо, то тут взаимодействует интерпретация действий, картин, полотен, письменных сочинений, причем в процессе гомогенном, едином» [4.C.239].

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.