WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 31 |

Регулирование инклюзии в современном обществе находится в ведении частных систем. «Они <индивиды> должны участвовать во всех функциональных системах в зависимости от того, в какой функциональной области и посредством какого кода осуществляется коммуникация между ними» [Там же.С.39].

Инклюзия зависит от высокодифференцированных шансов на коммуникацию, предоставляемых функциональными системами, причем эти шансы не могут гарантированно и неизменно во времени координироваться между собой. «Если же кто-либо не использует своих шансов по участию в инклюзии, то ему это индивидуально вменяется в вину. Тем самым современное общество - во всяком случае, принципиально - избавляет себя от того, чтобы воспринимать в качестве феномена социальной структу СЕКЦИЯ 1.

БЫТИЕ СОЦИАЛЬНОЙ СУБЪЕКТИВНОСТИ В СТРУКТУРАХ ДИСКУРСА _ ры другую сторону формы, эксклюзию» [Там же.С.40]. Как следствие, общество заботится о различиях лишь в области инклюзии, то, что не охвачено ею, остается недифференцированным «остатком». Логика инклюзии носит характер тоталитарной логики, и в ее рамках эксклюзия проявляется в качестве проблемы «остатка», категоризация которой не ставит под сомнение тоталитарную логику.

Н. Луман предостерегает от иллюзии полной инклюзии всех индивидов в современное общество, связанной с постулатом о правах человека. «Итак, свобода и равенство теперь обоснованы тем, что все ограничения и неравенства устанавливаются только через коды и программы отдельных функциональных систем, и для этого больше не существует директив в масштабе всего общества…» [Там же.С.42]. В этом случае эксклюзия как другая сторона формы тем более остается непроясненной. В действительности многократная зависимость функциональных систем друг от друга усиливает эффект эксклюзии. Н. Луман указывает на то, что переменная инклюзия/эксклюзия готова выступить в роли некого метаразличия во многих регионах и даже опосредствовать двоичные коды функциональных систем. «В таком случае - проявляется ли вообще различие между правом и бесправием и трактуется ли оно по внутрисистемным правовым программам, зависит, в первую очередь, от предыдущей фильтрации через инклюзию/эксклюзию; и происходит это не только в том смысле, что исключенное исключается и из права, но и в смысле, что противостоящее ему, и особенно политика, бюрократия и полиция, не говоря уже о военных структурах, решают по собственному усмотрению, будут ли они придерживаться права или нет [Там же.С.46].

Эксклюзия в саморефлексии функционально дифференцированного общества является побочным эффектом, который вызывает дополнительную ирритацию, в первую очередь, потому, что указывает на ограниченность универсальных общественных требований к состоятельности функциональных систем.

Явление ирритации при взаимодействии функциональных систем обусловлено тем, что каждая функциональная система может выполнять только собственную функцию, то есть характеризуется оперативной замкнутостью, при этом функциональные системы находятся в постоянных отношениях интеграции/дезинтеграции. Вместе с ростом взаимозависимостей и взаимной независимости растет и коэффициент ирритации. След I ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» _ ствием является невозможность предугадать изменения в отношениях между системами и последствия этих изменений. Поводы для ирритации в современном обществе постоянно возрастают, следовательно, требуется своевременное реагирование функциональных систем. Это приводит к самоирритации общества, к ирритации посредством ирритации. Таким способом давление неопределенности лишь усиливается, отношение системы с ее окружающим миром еще более затрудняется. Проблему самоирритации пытаются решить сведением систем к неирритируемости: неожиданно возникают жесткие различения и границы, которые способствуют формированию идентичности. «Это мы наблюдаем на возвращении этнических различений в мнимо умиротворенных государствами регионах, а также в оживлении религиозного фундаментализма в мировом обществе, которое, как правило, описывается как «секуляризованное». В обоих случаях нам приходится иметь дело с процессами изоляции, с установлением миноритарных отношений между инклюзией и эксклюзией, предлагающих места для непреложной идентичности» [Там же.С.227]. Явления национализма, терроризма можно охарактеризовать как попытки остановить ирритацию.

Неопределенность, связанную с некоординируемой длительной ирритацией, пытаются преодолеть с помощью установления абсолютных ценностей. Ценности являются лишь предпочтениями, их относительность гарантируется наличием двоичного кода в системах. В то же время, поскольку это предпочтения, их можно жестко зафиксировать, принять в качестве абсолюта. Абсолютные ценности характеризуются отрефлектированным соперничеством. «Так как приверженцы таких ценностей уже знают, кто будет их противниками, они не видят повода для уступчивости. Для них существуют только победы и поражения - тем более что они могут быть уверены, что ценность, которую они представляют, не может оспариваться в качестве ценности» [Там же.С.231].

Таким образом, для снижения уровня неопределенности возникают упрощения в принципах функционирования систем.

В самоописании функциональной системы упрощается двоичный код. В качестве собственного смысла системы начинает действовать лишь позитивное значение кода: право, мир, истина, тогда как негативное значение добавляется в качестве выражения неудачи, «остатка». Желаемая сторона кода противопоставляется отвергаемой и в то же время применяется для обозначе СЕКЦИЯ 1.

БЫТИЕ СОЦИАЛЬНОЙ СУБЪЕКТИВНОСТИ В СТРУКТУРАХ ДИСКУРСА _ ния самого различия. Эта операция своеобразно отражает инклюзию/эксклюзию. Инклюзии присваивается позитивное значение кода, тогда как эксклюзия является негативным значением, отрицательным ответом на вопрос, который ставит система посредством введения двоичного кода. Дальнейшая, подсоединяющаяся коммуникация теперь невозможна, возникает состояние некоммуницируемости системы.

Итак, понятие «терроризм» возникает в дискурсе социального как формальная субстанция, образованная от прилагательного «террористический», характеризующего лишь форму действия. Оно обретает содержание и квазисуществование в качестве сущности благодаря приписыванию предиката. «Террористический» как предикат приписывается множеству индивидов, исключенных из символического пространства. Их непредставимое существование представляется через пустое имя.

Приписывание предиката каждому индивиду предъявляет стремление социальной системы к абсолютной прозрачности или поименованности. Оно характеризуется присвоением позитивного значения двоичного кода как символа самосогласования системы. Но абсолютная прозрачность системы невозможна, поскольку всегда должен существовать непрозрачный «остаток», необходимый для самоопределения социального целого на пределе смысла.

В структурированном социальном постоянно присутствует «лишний» элемент, занимающий в нем маргинальное положение. Он дестабилизирует согласованный и легитимированный функциональный порядок отношений в социальном целом.

«Остатком» системы социального, в частности, оказываются те, кому приписан предикат «террористический» и, посредством его последующей субстанциализации, присвоено формальное наименование «террорист».

Поименованные индивиды, дискурсивно произведенные и исключенные системой, определяются ею и организуются через отношение к ней. Появляется эксклюзивная структура социального на краях легитимированного инклюзивного порядка. В ответ на исключение, он вступает в противодействие с существующим социальным порядком, присваивающим себе право на универсальность. В эксклюзивной структуре может происходить аналогичная операция: инкорпорированный социальный порядок самоопределяется как единственно возможный и правильный. Каждый из порядков в своей завершенности претендует на I ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» _ совершенство. Они представляют собой взаимно невыразимые части, каждая из которых стремится заместить целое, отрицая принадлежность другой к целому, исключая ее как не-часть.

Возникают две модели построения целого на основе части.

Устанавливается двоичный код, содержащий вопрос о том, какая из двух моделей может стать универсальной. Положительный ответ, присвоенный одной из моделей, автоматически означает отрицательный ответ для другой.

Два социальных порядка определяются через взаимное отрицание. Положительное значение двоичного кода присваивается легитимированной инклюзивной частью социальной системы. Эксклюзивная часть социального клеймится отрицательным ответом. Он наделяется именем, с предписанным негативным значением.

Таким образом, понятием «терроризм» маркируется отрицательный ответ в автокоммуникации нерефлексирующей социальной реальности как системы, самоопределяющейся через демаркационный термин, субстанциализирующийся и объективирующийся в двойном присвоении предицирующегося «остатка» самоопределяющегося целого на пределе смысла.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Бросса А. Невыговариваемое //Мир в войне: победители/побежденные: 11 сентября 2001 глазами французских интеллектуалов. М.: Фонд "Прагматика культуры", 2003.

2. Бадью А. Философские соображения по поводу нескольких недавних событий //Мир в войне: победители/побежденные: 11 сентября 2001 глазами французских интеллектуалов. М.: Фонд "Прагматика культуры", 2003.

3. Жижек С. 13 опытов о Ленине. М.: Ад Маргинем, 2003.

4. Жижек С. Ирак: История про чайник /Пер. с англ. А.Смирнова. М.:

Праксис, 2004.

5. Луман Н. Дифференциация. Пер. с нем./ Б. Скуратов. М.: Издательство "Логос". 2006.

6. Нанси Ж.-Л. О едином и о иерархии //Мир в войне: победители/побежденные: 11 сентября 2001 глазами французских интеллектуалов. М.: Фонд "Прагматика культуры", 2003.

СЕКЦИЯ 1.

БЫТИЕ СОЦИАЛЬНОЙ СУБЪЕКТИВНОСТИ В СТРУКТУРАХ ДИСКУРСА _ И.А. Караваева Удмуртский государственный университет ГРАНИЦЫ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДИСКУРСИВНОСТИ Анализ существования самостоятельного педагогического дискурса начнем с рассмотрения определения педагогики. В учебном пособии по педагогике Н.В. Бордовской, А.А. Реана педагогика понимается как «наука о целенаправленном процессе передачи человеческого опыта и подготовки подрастающего поколения к жизни и деятельности» [1.С.11]. Человеческий опыт, подлежащий передаче последующему поколению, относится к пространству социального и предстает в качестве частного случая социального опыта вообще. Поскольку он считается объективно существующим в рамках методологии деятельностного подхода, постольку он может быть представлен в нормированном виде образовательного стандарта. Образовательный стандарт, во-первых, является объективированной структурой части социального опыта, во-вторых, является основанием, регламентирующим образовательную деятельность. Поскольку, с одной стороны, стандарт представляет собой структуру социального, а, с другой – нормирует образование, постольку можно говорить о том, что образовательный стандарт представляет границу социального и педагогического пространств. Другими словами, в образовательном пространстве представлено социальное в виде структуры предметов обучения и условий осуществления образовательного процесса как прообраза педагогического пространства образования.

Автором стандарта является коллективный социальный субъект: «общее культурное содержание строится на основе обобщенного социального опыта, созданного специалистами в соответствующих областях человеческой деятельности – учеными, писателями, музыкантами, инженерами и др. Предполагается, что предметом их деятельности были именно те реальные объекты, которые выделяются в качестве фундаментальных» [3.С.8-9]. Находясь на границе образовательного пространства со стороны социального, субъект оказывается элиминированным за пределы образовательного пространства как внутреннего пространства образовательной деятельности, и представляют собой трансцендентный субъект, который «выбрасываясь за пределы системы, превращается в объяснительный принцип, I ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» _ который в пределах самой системы всегда оказывается необъясненным» [2.С.63]. Заметим, что смысл образовательной деятельности вместе с его субъектом также оказывается вне образовательного пространства. В частности это означает, что образовательные цели в рамках деятельностного подхода всегда являются целями трансцендентного субъекта, оказываются за пределами образования и, следовательно, недостижимы. Трансцендентный субъект, деятельность которого направлена в сторону образования со стороны социального, но не является образовательной деятельностью, может рассматриваться как субъект управления образованием, который имеет собственные цели – достижение стандарта. Поскольку его цели оказываются внешними по отношению к образованию, постольку его деятельность предъявляется как управляющая, или деятельность по управлению образованием.

Поскольку субъект управления оказывается внешним по отношению к образовательной деятельности, а его целью является обеспечение стандарта, или, создание условий его достижения в реальном образовательном процессе, постольку его управляющая деятельность будет направлена на обеспечение условий протекания операции (по терминологии А.Н. Леонтьева [4]), или учебного процесса. Кратчайшим способом обеспечения протекания именно этой, а не иной операции, достижения именно этих, а не иных целей является инструктирование, или создание технологий управления образованием, обеспечивающее учебный процесс. Иными словами, образование разворачивается как технологическая система организации и обеспечения условий функционирования учебного процесса и предстает как образовательная система. Выстаивается структура, или иерархия элементов, слоев образовательного пространства, которая, в свою очередь, исполняет роль организации образовательной среды, или условий функционирования управляемого образовательного процесса. Точкой «сцепления», или связи предшествующего и последующего слоев иерархической структуры образования выступает точка взаимосвязи, через которую с внешнего управляющего слоя во внутренний образовательный транслируются инструкции, а в обратном направлении – отчеты. Другими словами, точка взаимосвязи выступает в роли точки актуализации управления (организации), с одной стороны, и контроля (отчета), с другой. Такая взаимосвязанная иерархическая структура организации и контроля образовательного пространства может СЕКЦИЯ 1.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.