WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 31 |

«Коллективная судьба свободных от классовой принадлежности, индивидуализированных ситуаций стала личной судьбой, судьбой отдельного человека со статистически фиксируемым, но не воспринимаемым в жизни социальным измерением, и только потом, после дробления на личные уделы, должна сложиться в новую коллективную судьбу». Пораженная рисками современного общества «общественная единица уже не группа, не класс и не слой, а … существующий в специфических условиях индивид» [Там же.С.132]. «Специфические условия», характеризующиеся «равенством» индивидов, понимаемым У.

Беком как реализация рынка труда для всех, размыванием классовых социальных связей и «стабильной соотносительной рамки семьи», порождают «полностью мобильное общество одиночек» [Там же.С.182]. «Одиночка (он или она) сам становится единицей воспроизводства социального элемента» [Там же.С.192].

Общество распадается на отдельные атомы — индивидов.

Однако фрагментация присутствует не только на уровне общества в целом, на фрагменты распадается и жизнь отдельно взятого индивида. Предопределенность социального положения заменяется принудительным и обязательным самоопределением, индивид оказывается лишенным «коллективных гарантий от индивидуальных неудач». Итогом подобного положения оказывается свобода индивидов и индивидуальность ответственности за принимаемые решения, порождающая неуверенность.

«Неуверенность как раз и является той точкой, в которой бытие СЕКЦИЯ 1.

БЫТИЕ СОЦИАЛЬНОЙ СУБЪЕКТИВНОСТИ В СТРУКТУРАХ ДИСКУРСА _ распадается на части, а жизнь на эпизоды. Фрагментированная жизнь имеет свойство проживаться эпизодами, как череда бессвязных событий» [1.С.140].

По утверждению У. Бека, индивид оказывается вынужден искать биографические решения системных противоречий. Социальные противоречия оказываются противоречиями между разными этапами одной биографии. Заданная обществом биография трансформируется в самостоятельно создаваемую. «Посредством институциональных и жизненно-исторических заданностей возникает как бы биографический «конструктор», блоки которого допускаю множество вариантов сборки. На переходе от «типовой биографии к выбранной» образуется чреватый конфликтами и исторически не отработанный тип кустарной биографии» [2.С.199].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Бауман З. Индивидуализированное общество. М.: Логос. 2002.

2. Бек. У. Общество риска. На пути к другому модерну. М.: Прогресстрадиция. А.Л. Шкляева Удмуртский государственный университет «ТЕРРОРИЗМ» В ДИСКУРСЕ САМООПРЕДЕЛЕНИЯ СОЦИАЛЬНОГО ЦЕЛОГО НА ПРЕДЕЛЕ СМЫСЛА Неопределенность понятия «терроризм» приводит к возникновению разнообразных философских концепций, интерпретирующих его. Ален Бадью в статье «Философские соображения по поводу нескольких недавних событий» называет его формальной субстанцией. Прилагательное «террористический» до последнего времени формально характеризовало определенное действие. Произошедший переход от него к существительному «терроризм» вызвал цепное именование. Форма скрытым образом стала сущностью. Стали возможны эффект субъекта (некое «мы», противостоящее «терроризму») и эффект инаковости («террористы» - чужие). «…Вполне достаточно, чтобы те, кто видит, как «западные ценности» противопоставляют «терроризму», вывели отсюда заключение, что «терроризм», несомненно, является пустым словом… Но эта пустота драгоценна, поскольку ее можно наполнить» [2.С.28]. Наполнение формальной субстанции кажущимся содержанием происходит за I ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» _ счет приложения к ней предиката, в случае с субстанцией «терроризм» в современной ситуации - предиката «исламский».

Определение понятия через приписывание предиката придает ему значение и утверждает его существование. Существует только то явление, которое определено или поименовано.

А. Бадью указывает на то, что «…большинство обитателей нашей планеты даже не получает сегодня в подарок имя…» [Там же.С.45]. Они не включены в символическую ситуацию, это анонимные исключения. «Исключенный» - вот имя того, кто не имеет имени…» [Там же.С.45]. При этом анонимному исключенному можно присвоить любое наименование, в том числе и формальное наименование «террорист». Теперь субстанция «терроризм» начинает выступать в качестве предиката к пустому имени.

Как и А. Бадью, об исключенных говорит Ален Бросса в статье «Невыговариваемое» - об индивидах, находящихся вне поля диалектики, лишенных языка, в отношении которых заклинивается дискурсивный механизм. Это всегда присутствующий «остаток» системы социального, «отребье всемирной демократизации, чье свойство в том, чтобы никогда не иметь доступа к способности вступать в игры признания, не иметь своего места в пространстве взаимной легитимации позиций и точек зрения» [1.С.64]. А. Бросса утверждает: «В горниле этих помех речевым действиям и выплавляется переход к насилию. Что не может высвободиться через речь, через сцепления одних слов с другими, выливается даже не в действие, а в жест, который не может не обернуться сверхнасилием». [Там же.С.70].

Современный глобализованный мир утверждает себя как пространство абсолютной «выговариваемости». Полагается, что «неучтенные», не принимаемые в расчет в полицейском режиме люди все равно способны явиться в общественном пространстве:

взяв слово» [Там же.С.77]. А. Бросса считает, что провозглашение абсолютной, тотальной «выговариваемости» влечет за собой сверхнасилие над тем, что не «выговаривается». «Террор выговариваемости» не предоставляет «места» неучтенным. Исключенные отвечают на это насилием. «Терроризм» в концепции А.

Бросса является ответом на глобализацию. «Эра глобализации означает в этом плане глобализацию распри и радикальной разнородности точек зрения на мир, культуру и историю – вот ведь злая ирония эпохи панкоммуникационных парадигм» [Там же.С.82].

СЕКЦИЯ 1.

БЫТИЕ СОЦИАЛЬНОЙ СУБЪЕКТИВНОСТИ В СТРУКТУРАХ ДИСКУРСА _ Утверждение абсолютной прозрачности социальной системы ведет к исчезновению представления о непрозрачности.

Но в таком случае прозрачность теряет свой смысл. Для самоопределения социального целого в нем всегда должен присутствовать некий «остаток».

Славой Жижек в книге «13 опытов о Ленине» указывает на необходимое наличие в структурированном социальном теле, в котором каждая часть занимает определенное «место», избыточности, «лишнего» элемента, порожденного социальным телом, принадлежащего к последовательности частей, но не занимающего в ней дифференцированного положения. Он называет недифференцированный элемент избытком структурированного социального порядка, «частью, которая не является частью», расстраивающей этот порядок одним лишь пустым принципом универсальности,…принципиальным равенством всех людей как говорящих существ» [3.С.222]. Иррациональный элемент социального дестабилизирует «естественный» функциональный порядок отношений в социальном теле. «Остаток» системы социального С. Жижек обозначает понятием «homo sacer». «До сих пор существует разделительная линия, которая отделяет тех, кто находится «внутри», от тех, кто находится «вовне», кто исключен из пространства полиса – есть граждане, и есть признак исключенного homo sacer, всех их преследующий» [4.С.114]. Статус «homo sacer», в первую очередь, присваивается тем, кому до этого было присвоено наименование «террорист».

При этом исключенные из существующей социальной системы индивиды не обитают в неком неструктурированном асоциальном, они обладают собственной организацией. Появляется новая структура социального, вступающая во взаимодействие с уже существующей социальной системой. Как ответная реакция на исключение может происходить операция, аналогичная процессу, идущему в социальной системе, - «отождествление не-части с Целым, части общества, не занимающей в нем определенного места (или отказывающейся признать свое подчиненное положение), с Универсальным…» [3.С.222-223]. Инкорпорированный социальный порядок в таком случае самоопределяется как единственно возможный и правильный, он вступает в противодействие с существующим социальным порядком, также присваивающим себе право на универсальность.

Жан-Люк Нанси говорит о представленности непредставимого Единого, о субстантивации Единого в Единство, проис I ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» _ ходящей в настоящее время. «… Единство, Единичность, Универсальность призываются как одной, так и другой сторонами мирового противостояния или, скорее, мира, структурированного как противостояние…» [6.С.86]. Он утверждает, что «именно Унифицирующая, Унитарная и Универсальная модель, к тому же одномерная и, в конце концов, Односторонняя (что составляет ее внутреннюю противоречивость), и сделала возможной симметричную и не менее нигилистическую мобилизацию Монотеистической и не менее односторонней модели» [Там же.С.87]. Вторая модель стала, по мнению Ж.-Л. Нанси, инструментом «терроризма». Она была мобилизована первой односторонней моделью, следовательно, явилась определенным ответом на нее. Каждый из противостоящих друг другу социальных порядков является завершенным и претендует на совершенство, при этом один порядок невыразим через другой. Они представляют собой части целого, но стремятся присвоить себе право на универсальность, заместить целое.

Для понимания исключения избыточности, «остатка» из социальной системы и последующего взаимодействия двух социальных порядков обратимся к теории функциональной дифференциации Никласа Лумана.

В книге Н. Лумана «Дифференциация» общество предстает в виде системы, включающей в себя множество дифференцированных аутопойетических функциональных систем, взаимовлияющих друг на друга. Каждая из частных систем отдифференцируется от общей системы на основе функции, которую она выполняет для этой системы. Н. Луман отмечает, что «при этом система, где образуются дальнейшие системы, воспроизводится посредством дальнейшего различения между частной системой и окружающим миром. С точки зрения частной системы остальная часть охватывающей системы теперь представляет собой окружающий мир» [5.С.9]. Возникают внутрисистемные окружающие миры.

Общество маркируется и саморефлексирует через отдифференциацию. Частная система постигает единство охватывающей системы благодаря различению системы и внешнего мира, и притом посредством всякий раз самосоотнесенного различения. «Посредством отношений система/система (к примеру, отношений между семьей и школой) она <частная система> постигает только фрагменты мира или общества. Но именно такая фрагментарность способствует тому, чтобы всякий раз наблю СЕКЦИЯ 1.

БЫТИЕ СОЦИАЛЬНОЙ СУБЪЕКТИВНОСТИ В СТРУКТУРАХ ДИСКУРСА _ дать другую систему как систему в собственном внешнем мире и тем самым воспроизводить мир или общество из перспективы наблюдения за наблюдениями (наблюдения второго порядка).

Тогда в окружающем мире других систем снова возникает та система, которая за ними наблюдает. Тем самым общая система, открывающая эти перспективы, как бы сама предлагает себя для рефлексии» [Там же.С.12].

Отдифференциация каждой частной системы для каждой конкретной функции означает, что эта функция обладает приоритетом для этой системы и является вышестоящей по отношению ко всем остальным функциям, которые система выполняет. Основываясь на функциональном примате, системы достигают оперативной замкнутости, поскольку функция превращается в неизменную исходную точку аутореференции. Для достижения оперативной замкнутости и продолжения аутопойезиса каждая система также использует двоичный код, двухстороннюю форму, которая применяется только в ней: «…кодирование управляет колебанием между позитивным и негативным значениями, то есть контингенцией оценок, на которые система ориентирует собственные операции» [Там же.С.176]. Двоичный код не является отображением некой действительности значений, но лишь правилом дупликации, он предоставляет негативный коррелят для всего, что предстает в области его применения в виде информации, и гарантирует возможность подсоединяющейся коммуникации, которая может вызвать переход к противоположному значению. Н. Луман приводит актуальный для современных условий пример: «Что постулируется как право, может в дальнейшей коммуникации служить новой постановке вопроса о праве или его отсутствии, например, требовать изменения в праве» [Там же.С.176]. Правила, определяющие, при каких условиях значение или противоположное ему значение двоичного кода распределяется правильно или неправильно, Н.

Луман обозначает понятием программы. Благодаря наличию уникального двоичного кода и координирующей его действие программы в каждой системе аутопойезис функциональных систем структурируется не допускающим смешения образом, а возникающая отсюда семантика предполагает относительность ценностей.

Коммуникация между частными системами осуществляется благодаря наличию структурных сопряжений и характеризуется системной интеграцией. Интеграцию Н. Луман понимает I ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» _ как процесс подвижной подстройки частных систем по отношению друг к другу, что ограничивает степень свободы этих систем. Параллельно может происходить процесс дезинтеграции, то есть усиления независимости систем для самостоятельных операций. Н. Луман подчеркивает, что никакая коммуникация не сможет успешно осуществляться до тех пор, пока мы не усвоим для себя сложный механизм интеграции/дезинтеграции частных систем. Общество интегрируется в форме воспроизводства своего единства как различия.

Н. Луман различает системную и социальную интеграции.

Проблему социальной интеграции он предлагает обозначать понятиями инклюзии и эксклюзии. Инклюзия понимается «как форма, внутренняя (инклюзивная) сторона которой характеризуется как шанс на социальное признание лиц, а внешняя сторона остается немаркированной. Итак, инклюзия существует лишь тогда, когда возможна эксклюзия. Только существование неинтегрируемых лиц или групп высвечивает социальную сплоченность и делает возможным специфицировать условия для нее» [Там же.С.35]. Неинтегрируемые лица или группы, характеризующие явление эксклюзии у Н. Лумана, соотносятся с исключенными А. Бадью, с «лишенными языка» А. Бросса, с индивидами, которым присваивается статус «homo sacer», у С.

Жижека - с террористами. Н. Луман прямо указывает на тот факт, что «в той мере, в какой условия инклюзии специфицируются в качестве формы социального порядка, можно назвать и противоположность, исключенное» [Там же.С.35]. Эксклюзия в качестве контрструктуры выражает смысл и обоснование социального порядка.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.