WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 34 |

3. Достаточно частые разрушительные войны, требующие высокой концентрации людских и промышленных ресурсов, необходимость поддерживать военный паритет с крупными соседними державами при догоняющей модели индустриального развития.

Отметим, что последствия поражения в «холодной» войне страна не преодолела до сих пор. Еще до мирового экономического кризиса, начавшегося в 2007 г., когда, казалась, экономика России ожила, В.В. Путин в своих выступлениях подчеркивал, что страна по ряду социально-экономических показателей не достигла уровня г. и ставил одной из приоритетных задач достижение данного рубежа.

Но мировой экономический кризис 2008 г. (новый виток которого ожидается в 2012 г.), который наложился на внутрироссийские экономические проблемы (прежде всего, 70% износ основных фондов на промышленных предприятиях, повышенная энергозатратность экономики, вытеснение с внутреннего рынка отечественного производителя и др.) поставил под сомнение возможность реализации даже этой задачи Возникает вопрос: какова будет роль либеральной идеологии в обосновании дальнейшего социально-экономического и политического развития государства В 1980-90-е гг. либеральная идеология преуспела в критике советской системы, но при этом оказалась неспособной создать конструктивные модели и проекты модернизации.

У российского либерализма пока не видно программ и идей, чтобы совершить масштабный цивилизационный проект. Идеологемы «правового государства» и «гражданского общества» совершенно лишены той сплачивающей, харизматической силы, которая была у советского мифа, и, в отдельные периоды истории, у монархического.

В экстремальной социально-экономической и политической ситуации они могут быть отброшены, как это не раз бывало в российской истории, и новый авторитаризм будет иметь совершенно нелиберальные формы. Идеологемы «правового государства» и «гражданского общества» совершенно лишены той сплачивающей, харизматической силы, которая была у советского мифа, и, в отдельные периоды истории, у монархического. В экстремальной социально-экономической и политической ситуации они могут быть отброшены, как это не раз бывало в российской истории, и новый авторитаризм будет иметь совершенно нелиберальные формы.

Список литературы:

1.Дергунова Н.В. Доктрина западноевропейского классического либерализма: история формирования и развития (проблемно-политологический анализ). Автореф. дис… докт. полит.

наук. – М., 2001. – С. Особенности социализации личности в виртуальной реальности Невесенко Е. Д.

Санкт-Петербургский Государственный университет сервиса и экономики. г. Санкт-Петербург Результатом активного развития информационнокоммуникационных технологий, наблюдаемого во второй половине XX века, явилось формирование новой социальной реальности, получившей название «виртуальной». Под виртуальной понимается реальность, создаваемая с помощью компьютерных устройств и технологий, предоставляющих возможность создавать мир, события которого весьма напоминают события обычного или придуманного мира [1, с. 386].

Значительный рост интернет-пользователей, привлеченных уникальными техническими возможностями Интернета (отметим, что число интернет-пользователей в России весной 2011 года составило 52,9 млн. человек [2], тогда как летом 2010 г. было зафиксировано всего 43 млн. пользователей [3]), повлиял на интенсивность интеракций в Сети, способствовал становлению социальной интернет-среды и расширению информационного пространства, а также содействовал формированию большого количества разнопрофильных интернет-сообществ. Результатом вышеобозначенных процессов стала возможность говорить о наличие такого интернет-феномена, как киберсоциализация.

Киберсоциализация (или «виртуальная компьютерная социализация личности») - это «локальный процесс качественных изменений структуры личности, происходящий в результате социализации человека в киберпространстве Internet-среды, т.е. в процессе использования его ресурсов и коммуникации с «виртуальными агентами социализации», встречающимися человеку в глобальной сети Internet» [4, с. 51-52].

Киберсоциализация обладает рядом специфических особенностей. Изучая феномен социализации пользователей в киберпространстве С.В. Бондаренко, выделяет первичный и вторичный ее уровни [5, с. 101-104]. С первичным уровнем социализации он сопоставляет период получения (посредством таких агентов социализации, как друзья, родственники, коллеги, СМИ, книги, кинофильмы и т.д.) и осмысления индивидом информации о существовании и особенностях виртуальной реальности с последующим его знакомством с социальными нормами и сетевой этикой, повсеместно применяемыми в среде Интернет, а также «конструированием будущей [его] виртуальной идентичности».

Вторичный уровень социализации связан с непосредственной деятельностью индивида в рамках того или иного интернетсообщества. В данном случае агентами социализации выступают, как правило, другие пользователи интернет-ресурсов, с которыми индивид взаимодействует посредством специального программного обеспечения (Skype, ISQ, QIP, Miranda), электронной почты, форумов, чатов, блогов, социальных сетей. На данном этапе пользователь уже начинает ориентироваться в социальной среде киберпространства, интернализировать ценности и нормы, присущие тому или иному виртуальному сообществу, принимать статусноролевую структуру сообщества, выполнять возложенные на него функции, имея потенциальную возможность изменения своего статуса в группе (рост авторитета, лидерство), а также действовать в рамках установленных норм и правил. Таким образом, в результате восприятия новой для себя социальной среды и ее ценностнонормативных особенностей, у пользователя формируется ощущение коллективной идентичности и, как следствие, происходить удовлетворение таких потребностей, как принадлежность к социальной группе и осуществление совместной деятельности, потребности в самоуважении и уважении, одобрении и признании со стороны других людей, потребности в самовыражении и т.д.

Социализация индивидов в среде Интернет, отсутствие географических ограничений и тем самым расширение и усложнение коммуникационных процессов сети, возможность быстрого удовлетворения целого спектра потребностей и интересов [6] существенно влияют на усвоение индивидами социальных норм, на формирование ценностных ориентаций, способствуют изменению стандартов и правил жизни и деятельности. В частности, под влиянием процесса повсеместной киберсоциализации пользователей (напомним, что число пользователей постоянно растет [2], [3]), происходит активизация таких общественно значимых процессов, как интернационализация экономической, политической, социальной и духовной сфер общественной жизни, в результате которых образуются новые формы организации деятельности, а именно интернет-коммерция, интернет-политика, интернет-церковь, интернет-образование, интернет-культура.

Данные перемены, на наш взгляд, (а особенно в последние десятилетия) играют существенную роль в трансформации социума, являя значимым фактом развития нового информационного общества с его ориентирами на ИТ-технологии и распространением так называемого «информационного образа жизни».

Библиография:

1. Социологический словарь / отв. Ред. Г.В. Осипов, Л.Н.

Москвичев; уч. Секр. О.Е. Чернощек. – М.: Норма, 2008. – 608 с.

2. ФОМ: интернет-аудитория растет быстрее, чем ожидалось - 2011 [Электронный ресурс] http://www.spbit.su/analytics/a99643/ (дата обращения: 17.06.2011).

3. Новый выпуск бюллетеня «Интернет в России. Весна 2010»: База данных ФОМ- 2010 [Электронный ресурс] http://bd.fom.ru/report/whatsnew/int290610_pressr (дата обращения:

17.06.2011).

4. Плешаков В.А. Киберсоциализация человека в информационном пространстве //Информация и образование:

границы коммуникаций INFO'2009: Сборник научных трудов. – Горно-Алтайск: РИО ГАГУ, 5. Бондаренко С.В. Социальная структура виртуальных сетевых сообществ: Дис. д-ра социол. наук: 22.00.04: Ростов н/Д, 2004 - 396 c.

6. Плешаков В.А. Киберсоциализация человека: от Homo Sapiens`a до «Homo Cyberus`a» - 2010 [Электронный ресурс] http://vapleshakov.taba.ru/blog/21875.html (дата обращения:

17.06.2011).

Возможности интеграции социально-гуманитарного знания в целях разрешения актуальных проблем образования Нечитайло И.С.

Харьковский гуманитарный университет. г. Харьков И зарубежные и отечественные ученые отмечают, что нынешняя система образования не удовлетворяет требованиям современного социума и находится в состоянии кризиса. Это утверждение справедливо не только для России и Украины, но и для других стран ближнего и дальнего зарубежья. Причем считается, что кризис образования – один и самых опасных кризисов, существующих на мировом уровне, т.к. он является причиной для всех других общечеловеческих кризисов. С социологической точки зрения, этот кризис рассматривается, прежде всего, как дисфункциональность системы образования по отношению ко всему обществу. Базисной причиной, вызывающей дисфункциональные изменения, является противоречие между постоянно нарастающей динамикой социальных процессов и естественной консервативностью образования [1].

Различные подходы к разрешению данного противоречия разрабатываются в рамках многих дисциплин: философии, педагогики, психологии, культурологии и др. Однако, ведущую роль здесь призвана играть социология. Эта роль заключается, прежде всего, во всестороннем освещении актуальных проблем образования для вышеперечисленных и многих других, преимущественно узкоспециальных, дисциплин, а также предложении путей разрешения этих проблем. Именно в области социологического знания, в частности, посредством такой его отрасли как социология образования, возможно обеспечение взаимодействия всех дисциплин, изучающих те или иные аспекты образования. В такой интегративной функции социологии образования, собственно, и заключается ее основная научно-практическая миссия [2]. Следовательно, социология образования призвана играть, прежде всего, методологическую роль по отношению к ряду других дисциплин, создавая для этих дисциплин общие ориентиры, помогающие определить границы изучаемых явлений и принципиальные связи внутри них, конструируя структурную (образование как социальная система) и функциональную (образование как социальный институт) модели образования [3; 4; 5]. В этом выдающиеся представители социологической мысли видят основную миссию, предназначение социологии образования, ее практическую значимость. Реализация этой миссии зависит от ряда взаимосвязанных аспектов, среди которых первостепенное значение отводится развитию социологической теории образования, разработке проблем образования на концептуальном уровне.

Вкладом в концептуальное развитие современной социологии образования может стать разработка концепции скрытой учебной программы. Эта концепция, на наш взгляд, позволит раскрыть фундаментальные вопросы, связанные с изучением наиболее устойчивых социальных взаимосвязей, закономерностей в сфере образования на всех (макро-, мезо-, микро-) уровнях социального взаимодействия, показать и объяснить комплементарность этих уровней. Данная концепция будет иметь большую объясняющую силу, при условии допущения разнообразия теоретикометодолоогических подходов, имеющих отношение как к социологии, так и к другим наукам, изучающим человека и общество.

Речь идет о совмещении тех или иных аспектов системного, социально-коммуникационного, конфликтологического подходов, функционализма, когнитивизма, структурализма и др).

Взаимодействие различных наук о человеке и обществе в рамках социологии образования отражено основными смыслообразующими понятиями концепции скрытой учебной программы. Это понятия: «скрытая учебная программа», «когнитивный код», «педагогический дискурс». С помощью этих понятий раскрываются основные функции, выполняемые образованием в отношении отдельных индивидов, социальных групп и общества в целом, что создает основу теоретико-методологической интеграции и практической нацеленности социологии образования, является важным ориентиром для других научных дисциплин, изучающих проблемы образования. Эти функции можно разграничить на общие и специальные. Под общими понимаются функции социализации (средствами которой являются обучение и воспитание); трансляции культуры; воспроизводства социальной структуры; регулятивная функция и функция социального контроля. В числе специальных функций скрытой учебной программы можно выделить такие как: формирование установок на понимание социальной реальности (либо их изменение), формирование габитусов и формирование компетенций (как профессиональных, так и общекультурных).

В целом, основные положения концепции скрытой учебной программы требуют существенной доработки и дальнейшего развития, что определяет перспективы нашей дальнейшей научной деятельности.

Библиография 1. Социология образования перед новыми вызовами (круглый стол) // Социс. – 2000. – №6. – С. 58-66.

2. Пузиков В. Социология образования и ее роль в системе социально-гуманитарного знания [Электронный ресурс] / В.

Пузиков, А. Тимофеев. - г. Омск. – 2001. Режим доступа:http://www.prof.msu.ru/publ/omsk/50.htm. Заглавие с экрана.

12.03.2011.

3. Осипов А.М. Социология образования в Ргоссии:

проблемы и перспективы / А.М. Осипов, В.В. Тумалев // Социс. – 2004. – №7. – С. 120-127.

4. Нечаев В.Я. Социология образования / В.Я. Нечаев. – М: Изд-во МГУ 1992. – С. 5-23.

5. Филиппов Ф.Р. Социология образования / Ф.Р.

Филиппов. – М. : Наука, 1980. – С. 19-39.

Коррупция в условиях глобальной трансформации социума Николаев А.В., Следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по Удмуртской Республике. г. Ижевск С развитием информационно-коммуникационных технологий происходит глобальная трансформация социума, затрагивающая фундаментальные основания общественного бытия. Наряду с экономическими и политическими основами социума, меняется представление и о таких традиционных социальных явлениях, как коррупция.

Проблема коррупции давно приобрела статус актуальной научной проблемы. Многочисленные исследования посвящены экономическим, правовым, психологическим и социальным аспектам коррупции. Между тем, социально-философские исследования в области коррупции единичны. Это объясняется, прежде всего, методологическими трудностями, с которыми сталкивается исследователь социально-философских аспектов коррупции. Если в юридической науке имеются вполне определенные трактовки явлений, связанных с коррупцией, то в социальной философии отсутствует вообще какая-нибудь объяснительная модель данного феномена.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.