WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 34 |

1. Биченко И.Г. Элементы ценностной системы российских студентов: любовь в структуре представлений о «хорошей жизни» // Знание. Понимание. Умение. – 2008.

2 Гладилина И.П. Социальное становление творчески одаренной молодежи в системе высшего профессионального образования // Социально-гуманитарное знания. – 2009.

3. Манько Ю.В., Оганян К.М. Социология молодежи. Учебное пособие. – СПб.: ИД «Петрополис», 2008.

Социальный анархизм в России: местное самоуправление как школа политического воспитания народа Комадоров И.С.

Камская государственная инженерно-экономическая академия.

г.Набережные Челны В современных условиях развития России особую актуальность приобрела проблема формирования гражданских структур общества. Кризис социального государства и крах авторитарных социалистических идеологий способствует возрождению общественных философско-политических движений. В частности, особую популярность получили идеи анархизма. Многие положения анархизма не лишены достоинств. Это идеи справедливости, равенства и свободы личности, самоуправления, а также идея федерального характера взаимоотношений разных социальных союзов и организаций. Не случайно анархизм имел и имеет в настоящее время немало сторонников и последователей.

Анархизм, посредством отстаиваемого им в рамках своей теории одного из главных элементов гражданского общества – института самоуправления, являет собой теорию общественного устройства, а также одну из разновидностей политико-философских концепций, выступающую за ликвидацию принудительного управления и власти человека над человеком.

Русские анархисты, в частности, П.Кропоткин ратовали за необходимость научения российского населения самодеятельности:

«Мы хотим устроить так, чтобы каждому родящемуся на свет человеческому существу было обеспечено, во-первых, то, что оно выучится какому-нибудь производительному труду и приобретёт в нём навык, а во-вторых, то, что оно сможет заниматься этим трудом, не спрашивая на то разрешения у какого-нибудь собственника или хозяина и не отдавая львиной доли всего своего труда людям, захватившим землю и машины» [1]. Анархо-коммунисты, к числу которых принадлежал П. Кропоткин, настаивали на том, что действительно свободная форма социальной организации возможна только в обществе, состоящем из самоуправляющихся коммун и общин, где организовано коллективное использование средств производства и действует принцип прямой демократии, а значит, решения принимаются коллективно, совместно, между собой коммуны связаны через объединение в федерации, посредством горизонтальных, и вертикальных (построенных снизу вверх) связей.

В новейшей истории России происходит обновление и углубление анархистского мировоззрения. Интернет-пространство свидетельствует, в частности, о наличии здорового критицизма, желании разных классов общества участвовать в определении форм социальной жизни [см. сайт Bakunista!]. Радует, что сегодня в России актуализируется один из базовых принципов анархизма: решение проблем, которые касаются общества в целом, а также осуществления проектов, затрагивающих широкие слои общества, предполагает, что инициатива должна выстраиваться снизу вверх, а не наоборот.

Исследователь анархизма Н.М. Пирумова (1923-1997гг.) считала естественной сферой творческой деятельности и формой, направлением мысли «органический синтез анархизма как различных вариантов идей свободы и реализации широких прав человека общественного самоуправления, саморегуляции, раскрепощения личности и частной инициативы, торжества разумного, нравственного и духовного начал в организации общества, а также либерализма, несколько «приземляющего» порой «заоблачные» идеалы анархизма о свободе» [2].

Итак, политическая повестка дня общенационального уровня гласит:

для того, чтобы обществу двигаться вперёд, то есть саморазвиваться, необходимо, чтобы люди поверили в возможность построения хорошего общества, ибо «…всякое политическое действие несёт в себе стремление к знанию блага, в роли которого выступает хорошая жизнь или хорошее общество. Ибо хорошее общество представляет собой завершённое политическое благо» [3,с.9]. Институты самоуправления дают каждому россиянину возможность (пусть иногда и призрачную) «держать руку на пульсе» политической истории, а значит способствовать продвижению общества по пути приобретения статуса «хорошего».

Несмотря на неоднозначность оценок, получаемых российскими теориями анархистского толка, следует констатировать:

они есть свидетельство наличия в России процесса формирования открытого типа общества. Призывы анархистов к необходимости изменения индивидуального и общественного сознания: опираться на себя, а не на авторитеты; формировать внутреннюю свободу; быть способными к личному нравственному и политическому выбору и др. в конечном итоге будут способствовать укоренению в сознании россиян основных ценностей открытого (демократического) общества.

Литература:

1. Кропоткин П. А. Взаимопомощь как фактор эволюции.

- М.: Самообразование, 2007. – 236 с.

2. Пирумова Н. М. Социальная доктрина М. А.

Бакунина.- М.: Наука, 1990. – 265 с.

3. Штраус Лео. Введение в политическую философию. – М: Логос, Праксис, 2000. – 364 с.

Общественное мнение в процессе социальной самоорганизации Комадорова И.В.

Камская государственная инженерно-экономическая академия.

г.Набережные Челны Современное гуманитарное знание располагает методологией, позволяющей исследовать сложные социальные явления. Таковой на сегодняшний день является теория самоорганизации сложных динамических систем, экстраполированная из сферы физического знания на область культурологии. Именно культурологический подход к феноменам массового поведения в данном случае представляется нам наиболее перспективным. Это обусловлено несколькими моментами. Во– первых, изменение внутренней структуры современного общества, ее выраженное усложнение за счет нарастания и сохранения автономности субкультурных, стратификационных групп различного характера, определили необходимость в исследовании явлений мультикультурализма. Анализ мультикультурализма потребовал нового переосмысления сути и природы процессов социокультурной ассимиляции и интеграции.

С другой стороны, современная социокультурная ситуация характеризуется необычайно интенсифицированными глобальными связями, оказывающими воздействие на всю систему нормативно – регулятивных средств и механизмов, обеспечивающих координацию жизнедеятельности людей и сообществ. Последствия модернизационных процессов и выраженные «пределы роста», диагностируемые во всем глобализируемом мире, потребовали пересмотра самого понятия «среда» и перехода на взвешенные позиции коэволюционных взаимодействий.

Изначально человек формировался как социальная единица, в границах общества, как часть единого социального тела. Общество как сложная социальная структура в процессе эволюции сформировало две важнейшие потребности. Первая – это сохранение в социальной памяти и распространение среди членов общества тех правил и норм поведения, ценностей, которые на практике доказали свою жизнеспособность и помогли обществу самосохраниться в борьбе с природой и противостоянии другим социальным системам.

Общественное мнение в этом случае выступало как «рассеивающий фактор», обеспечивающий диффузию, конвертацию необходимого знания внутри социальной системы.

Вторая потребность – это выработка новых норм поведения и ценностей, которые могли бы обеспечить обществу дальнейшее развитие вслед за меняющимися условиями окружающей среды.

Таким способом общественное мнение создает ценностные и нормативные «неоднородности» в социальной среде. В столкновении этих важнейших потребностей и вырабатываются формы психического реагирования индивидов на поведение друг друга внутри социальной системы, фиксирующиеся в культурной символике.

Таким образом, общественное мнение предстает как механизм выработки ценностных общественных регулятивов; оно существовало всегда и эволюционировало вместе с человеком, точнее – вместе с его культурной историей. Традиционное рассмотрение общественного мнения как структурного элемента массового сознания, наряду с историческим сознанием, мировоззрением и миросозерцанием, в виде его «оболочки» (Е. П.

Прохоров) – оправдано лишь отчасти. Синергетика демонстрирует, что объединение структур не сводится к их простому сложению:

«Целое уже не равно сумме частей. Вообще говоря, оно не больше и не меньше суммы частей, оно качественно иное. Появляется и новый принцип согласования частей в целое: установление общего темпа развития входящих в целое частей (сосуществование структур разного возраста в одном темпомире)» [1, с. 5].

При этом синергетические парадигмы подталкивают к выводу о том, что корректнее говорить не о свойствах массового сознания, а о способности и готовности каждого отдельного сознания «подстраиваться» под сознание другого, активизируя психологические зоны совпадения смыслов. В данном случае уместнее говорить о существовании неких устойчивых познавательных структур, «отвечающих» за инварианты восприятия информации, во всяком случае это убедительно доказывают эффекты корреляции в группах различной величины. Так, Р. Арон пишет о том, что в «обществе, которое позволяет каждому быть самим собой, в индивидуальных сознаниях существует некая область коллективного сознания, более значительная, чем мы могли бы думать. Общество органической дифференциации не смогло бы удерживаться в одном и том же состоянии, если бы вне или поверх договорной формы правления не существовало бы императивов или запретов, ценностей и коллективных святынь, которые привязывают людей ко всему общественному» [2].

Характерно, что методология синергетики оказывается более или менее одинаково прочтенной на самых разных гуманитарных языках, в различных эпистемологических системах.

Сегодня в американской культурантропологии наибольшей востребованностью пользуется учение Л.Уайта о факторах адаптивно-эволюционного развития культуры, которые он именует «векторами» [3]. Данное именование неслучайно и отражает разнонаправленность соразвивающихся и взаимодействующих факторов социокультурного бытия человека. Каждый «вектор» обладает величиной, силой, направлением. Именно их специфическое единство определяет своеобразие каждого «вектора». Динамика же культурной системы есть выражение координации, интеграции и синтеза этого бесконечного числа разнонаправленных «векторов».

Следует особо подчеркнуть, что разработанная Уайтом концепция культурных систем заставляет по-новому взглянуть на проблему взаимоотношений между человеком и культурой. Культура вовсе не служит человеку, она развивается самостоятельно, по ей самой свойственным законам.

В современной американской культурной антропологии эта проекция реализуется сегодня в рамках развития синергетических подходов, по-новому ставящих вопрос о факторах социокультурной динамики. В основе данного направления в культурной антропологии США лежат работы Э.Берджесса, Р.Э. Парка, Р.Д.

Макензи, Р.А. Крагера, С.А. Аледа, С.Дж. Даррелла и др.

Вполне очевидно, что в подобных практиках учтены эффекты, производимые общественным мнением как механизмом выведения общества на новые уровни социальной организации. Этот механизм оказался весьма востребованным новой коммуникативной структурой, особенно в условиях политической борьбы буржуазии за историческое лидерство.

Общественное мнение в его публичной форме инициирует процессы, условно определяемые как эффекты «самонаведения».

Выработка генеральной линии поведения – это и есть историческая, эволюционно заданная функция общественного мнения, существующего в качестве механизма самоорганизации социальных систем. Использование этого механизма в целях управления общественным развитием – серьезная и ответственная задача, стоящая перед мировым сообществом. Игнорировать сегодняшние достижения гуманитарного знания в теории коммуникаций и продолжать настаивать на «свободном рынке идей», на «свободном перемещении информации» внутри общества – значит отказывать себе в адекватном восприятии реальности, а потому – и в будущем.

Бибиография :

1. Князева, Е. Н., Курдюмов, С. П. Синергетика как новое мировидение: диалог с И. Пригожиным // Вопр. философии. – 1992. – № 12. – С. 3-20.

2. Киричёк П.Н. Средства массовой информации в системе “общество-государство”: Лекция. - М.: РАГС, 2007.С.16.

3. Комадорова И.В. Американская культурная антропология о факторах социокультурной динамики.-М.: Academia, 2005.С. 294.

Социальное регулирование этнокультурной идентичности Комарова А.А., Государственный Университет Управления. г. Москва За последние два десятилетия произошли глубинные изменения в идеологии российского общества, что обусловило серьезные изменения в ценностно-мотивационной сфере российской молодежи. Молодежь вообще и студенческая молодежь, как наиболее образованная ее часть, ответственна за сохранение и развитие страны, за преемственность истории и культуры, жизнь старших и воспроизводство последующих поколений. Она играет особую роль в обществе, не замещаемую и не реализуемую никакой другой социально-демографической группой. Именно поэтому эта категория граждан Российской Федерации так интересна для изучения.

Изменения в обществе, как определила Г.М.Андреева, привели к ломке социальных стереотипов, изменению ценностных ориентаций и кризису идентичности.

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.