WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 76 | 77 || 79 | 80 |   ...   | 123 |

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2008 году тенденции и перспективы Хотя статистические данные отсутствуют (прежде всего в силу закрытости такого рода информации), значимым каналом перераспределения активов (в том числе зарубежных) уже в 2008 г. могли стать принудительные продажи заложенных под банковское кредитование ценных бумаг (margin calls) российских компаний. Среди проблемных осенью 2008 г. оказались акции компаний Magna (Канада) и Hochtief (Германия), заложенные по кредитам «Базэла» (реализованы кредиторами), а также доля группы О. Дерипаски в Strabag, компании X5 Retail Group, «Вымпелком» (депозитарные расписки были заложены под кредиты Альфа-банка), «Роснефть», «Норильский никель» (25% заложено по кредитам «Русала»), «ЛУКОЙЛ», «Связьинвест», «СТС Медиа» (акции отданы в залог по кредитам Альфа-банка), АФК «Система» (в залоге ценные бумаги компании «Система-Галс» и башкирские нефтяные активы), «Вимм-Билль-Данн», «Седьмой континент», «НОВАТЭК» и др.3 Существует также множество кредитных соглашений, залогом по которым являются миноритарные пакеты крупнейших российских компаний с участием государства, однако (в силу сохранения у государства контрольного пакета) переход прав собственности является вполне возможным (например, переход ADR и акций ОАО «Газпром» в размере 0,77% уставного капитала от Vostok Gas к Deutsche Bank).

Большинству компаний удалось тем не менее пока удержать свои активы. Одной из особенностей российского кредитного рынка является доминирование российских банков в корпоративном кредитном портфеле (в сентябре 2008 г. – 92,7% при общем объеме кредитного портфеля российских банков в нефинансовый сектор 11,8 трлн руб.), однако практика margin calls не является для них характерной. Сбербанк РФ, являясь крупнейшим кредитором нефинансового сектора (более 1/3 совокупного кредитного портфеля), по имеющимся данным, пока не практикует такую возможность.

ВТБ стал пока одним из немногих крупнейших российских кредиторов (около 10% кредитного портфеля), который на практике применил этот механизм4. Некоторые компании (например, «Норильский никель», МТС) еще летом выкупали свои акции на открытом рынке, хотя при продолжающемся падении рынка эта мера не могла сработать полноценно5.

По оценкам агентства Fitch Ratings, в IV квартале 2008 г. корпоративный сектор выплатил по внешним долгам 36 млрд долл., при этом 55% внешних кредитов было пролонгировано, включая обремененные требованиями margin calls. В 2009 г. для выплат по корпоративным долгам предстоит аккумулировать около 140 млрд долл.

Переход активов может быть обусловлен также начавшимися в 2008 г. дефолтами по долговым корпоративным обязательствам. К началу ноября 2008 г. совокупная сумма эмиссий, по которым возникли дефолты, составляла около 30 млрд руб.

К началу 2009 г. стали известны прецеденты урегулирования долговых обязательств за счет передачи активов банку-кредитору (прежде всего в сфере строительства, ритейла, розничных услуг мобильной связи, производства продуктов См.: Секрет фирмы. 24 ноября 2008 г. № 46.

См.: Слияния и поглощения. 2008. № 12. С. 10–16.

Безусловный интерес вызывает получение осенью 2008 г. компанией «ДОН-строй», которая специализируется на «элитной недвижимости», кредитных линий в ВТБ на сумму 0,5 млрд долл. при том, что государственная поддержка (федеральная и московская) была, вполне очевидно, обещана лишь застройщикам эконом-класса.

Раздел Институциональные проблемы питания и др.). В январе 2009 г. отмечен также случай передачи в счет долга нефтегазоконденсатных месторождений (Urals Energy в счет долга Сбербанку). Среди получателей активов можно указать также ВТБ, Альфа-банк, Юникредитбанк, банк «ТРАСТ» и некоторые другие. Вполне вероятным является последующее выставление полученных активов на продажу (в силу элементарного несоответствия приобретений профилю банковской деятельности, отсутствия специалистов и т.д.), что работает на интенсификацию рынка корпоративного контроля.

5. 1. 2. Внешний корпоративный долг и новый этап государственной экспансии Специфической чертой нынешнего кризиса (в отличие от кризиса 1997–1998 гг.) является активное участие государства и контролируемых им хозяйственных субъектов в процессе перераспределения собственности. Более того, современная ситуация становится фактически зеркальной по отношению к ставшему уже легендарным периоду залоговых аукционов (ноябрь – декабрь 1995 г.), когда правительство, получая частные финансовые средства для пополнения бюджета, для обеспечения исполнения своих обязательств предоставило в залог акции 12 крупных (стратегических) российских предприятий. В их числе, в частности, были пакеты акций компаний «ЮКОС», «ЛУКОЙЛ», «Сургутнефтегаз», «Сибнефть», «Норильский никель», «Новолипецкий металлургический комбинат» и др., но ни в одном случае подобный псевдокредит так и не был возвращен, что означало фактическую приватизацию этих пакетов акций по многократно заниженным ценам, согласно подавляющему большинству оценок.

Осенью 2008 г. роли диаметрально поменялись: из публично заявленных соображений «экономической безопасности» государство проявило готовность рефинансировать те внешние займы госкомпаний и частного сектора, невыполнение обязательств по которым способно повлечь за собой утрату национального контроля (со стороны государства или национального капитала) за стратегическими активами.

Это означает, в частности, что объектами потенциальной фактической национализации могут стать не только ценные бумаги компаний государственного сектора в строгом смысле слова (с участием государства в капитале более 50%), но и стратегические – при всей неопределенности этого термина в российском правовом поле – компании частного сектора.

Еще в 2006 г. в работах ИЭПП отмечалось6, что дальнейшие перспективы развития компаний с государственным участием, ставших «ядром» госэкспансии, будут определяться в том числе их способностью к погашению взятых кредитов в зависимости от конъюнктуры мировых цен на энергоносители. Наиболее пессимистичный прогноз базировался на ощутимом падении цен на энергоносители, от которых в значительной степени зависит бизнес крупнейших государственных компаний-заемщиков. Отмечалось, что при падении цен на нефть доступ к финансовым ресурсам на внешних рынках для рефинансирования накопленной задолженности сократится и в результате увеличится цена обслуживания привлеченных кредитов. В этой ситуации прогнозировались отток краткосрочного иностранного капитала, См.: Российская экономика в 2005 г. Тенденции и перспективы. М.: ИЭПП, 2006; а также: Интервью Е. Гайдара // Эксперт. 2006. № 3. С. 6.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2008 году тенденции и перспективы падение фондового рынка и тяжелые проблемы банковской системы, связанные с сокращением ликвидности.

В 2000–2005 гг. внешний долг российских государственных компаний увеличился многократно: в 2000 г. – 570 млн долл., в 2002 г. – 12 млрд долл., в 2005 г. – 28 млрд долл., т.е., по оценкам, от 30 до 40% общего объема внешнего корпоративного долга России. В частности, в 2005 г. внешние займы Сбербанка, Внешторгбанка, Внешэкономбанка и Россельхозбанка составили около 6,45 млрд долл. (около 36% средств, привлеченных российским банковским сектором). Совокупный объем займов «Газпрома», «Роснефти», «Совкомфлота», ОАО «РЖД», «Транснефти» и «АЛРОСА» достиг 28,2 млрд долл. Для 2006 г. стал характерен новый виток увеличения задолженности: внешняя задолженность нефинансовых компаний и коммерческих банков составила соответственно 135,4 и 78,5 млрд долл. (при доле госкомпаний, по оценкам, свыше 50% внешнего корпоративного долга России).

К 1 июля 2008 г., по данным Банка России, общий внешний долг российских компаний, банков и органов государственного управления достиг 527,1 млрд долл.

(увеличение только за II квартал 2008 г. составило почти 50 млрд долл.). При этом на долю внешнего долга финансовых организаций пришлось 191,3 млрд долл. (рост долга за квартал – более 21 млрд долл.). Долг нефинансовых компаний без учета долговых обязательств перед прямыми инвесторами составил 263 млрд долл. (рост долга за квартал – почти 25 млрд долл.). Государственный внешний долг России на 1 июля 2008 г. был равен примерно 41 млрд долл. По оценкам, на долги государственных компаний и банков (например, «Газпром» – всего около 60 млрд долл., «Роснефть» – всего около 26 млрд, ВТБ – 11,4 млрд к выплате до конца 2009 г.) приходится в настоящее время около 50–60% всего внешнего корпоративного долга России7.

По общепринятым формальным признакам (соотношение объема долга и текущей прибыли компании) крупнейшие российские заемщики не достигли критического «порога». Тем не менее различные меры регулирования (ограничения) внешней Оценка инвестиционной компании «АТОН»: внешний долг России прирастает долгами госкомпаний, www.svobodanews.ru, 5 октября 2007 г. Необходимо отметить тем не менее, что при оценке внешнего долга именно государственных компаний существуют определенные трудности: во-первых, в силу элементарного отсутствия сводных реестров (по крайней мере, публичных); во-вторых, существуют методологические неясности. Соответствующая статистика Центрального банка по внешнему долгу (детализированное аналитическое представление за 2008 г., см.: www.cbr.ru/statistics) учитывает внешний долг раздельно по государственному и частному секторам, причем в состав государственного сектора включены только те банки и нефинансовые предприятия, «в которых органы государственного управления и денежно-кредитного регулирования напрямую или опосредованно владеют 50% и более участия в капитале или контролируют их иным способом». Все прочие государственные (смешанные по форме собственности) компании, по всей видимости, относятся к частному сектору. Если допустить, что все основные «должники» с долей участия государства свыше 50% относятся в статистике Центрального банка к государственному сектору, то совокупная цифра внешнего корпоративного долга госкомпаний и банков оказывается заметно меньше общепринятой экспертной (141,9 млрд долл., или 34,7% совокупного внешнего долга банков и компаний государственного и частного секторов на 1 апреля 2008 г.). Отметим, что долг только двух «нефинансовых предприятий», прямо подпадающих под определение Центрального банка, – «Газпрома» и «Роснефти» (в сумме около 86 млрд долл.) – уже заметно превышает общую сумму долга нефинансовых предприятий в рамках «государственного сектора» (74,5 млрд долл.). В-третьих, имеет место по сути «двойной счет», поскольку, по оценкам, часть средств, учитываемых Центральным банком в качестве внешнего долга, представляет собой внутренние кредиты в рамках групп (холдингов), по своему экономическому содержанию не имеющие отношения к внешнему долгу.

Раздел Институциональные проблемы задолженности госкомпаний обсуждались неоднократно начиная с 2005 г. С точки зрения Минфина, государство должно нести определенную ответственность за деятельность таких компаний путем выработки единых подходов к внешним и внутренним займам государственных компаний. Внешние займы не следует запрещать в принципе, однако они должны быть ограничены количественно и по возможности заменяться заимствованиями на внутреннем финансовом рынке8. Определенные надежды возлагались на представителей государства в советах директоров. Поскольку вопрос о привлечении заемных средств тесно связан с пропорциями распределения чистой прибыли компаний (выплаты дивидендов акционерам, включая государство), готовились документы по созданию единой системы заимствований и единой дивидендной политики. В целом к середине 2008 г. какая-либо регламентация и унификация указанных процессов так и не была осуществлена. Кроме того, административное ограничение доступа госкомпаний к зарубежным источникам долгового финансирования вряд ли можно рассматривать как эффективный антиинфляционный механизм. Проблема внешних заимствований госхолдингов должна решаться в другой плоскости – определение их места в системе государственных приоритетов, прозрачность финансовых потоков, эффективное управление профильными активами.

Как известно, существенная часть задолженности ведущих госкомпаний была связана с операциями на рынке корпоративного контроля в 2005–2007 гг. Иными словами, значительная доля привлеченных средств не пошла на развитие существующего бизнеса, а была связана с процессом нового перераспределения собственности – со скупкой активов, с изменением структуры акционерного капитала и пр. В отличие от силового передела прошлых лет (пример – «дело «ЮКОСа»), новая его фаза, лидерами которой выступают госкомпании и ряд компаний, располагающих политической поддержкой государства, носит рыночно-силовой характер. Активы продаются не вполне добровольно, но по цене, близкой к рыночной (достаточно упомянуть историю приобретения 50%-й доли в проекте «Сахалин-2»). В результате процесс перехода к государственно-капиталистической модели экономики способствует росту рынка и привлечению инвестиций. В условиях высокой ликвидности и благоприятной макроэкономической ситуации госкомпании активно привлекают кредитные ресурсы для покупки новых активов, что ведет к росту их капитализации9.

Хотя формально государство не отвечает по долгам компаний смешанного сектора, тем не менее их долги де-факто оцениваются как суверенные. Более того, для инвесторов вложение средств в них становится источником практически гарантированной доходности, поскольку государство демонстрирует решимость оказывать этим компаниям поддержку – как силовую и политическую, так и в сфере государственного регулирования (программа повышения цен на газ для внутренних потребителей). Это и предопределяет чрезвычайную популярность российских акций у офшорных хедж-фондов, для которых ухудшение институциональной среды (прежде всего политика «двойного стандарта») в России оборачивается дополнительными РИА «Новости». 2005. 8 декабря.

См. также: Абрамов А., Радыгин А., Рогов К. Модель развития: Ловушка госкапитализма // Ведомости.

2007. 9 апреля. С. А 4.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2008 году тенденции и перспективы прибылями. В то же время иностранные банки охотно кредитуют под низкий процент покупку госкомпаниями все новых активов (отметим заметный рост задолженности негосударственных заемщиков во II квартале 2008 г., т.е. уже в условиях мирового финансового кризиса).

Очевидно, что такая модель роста рынка является во многом спекулятивной, так как не связана с вложением значительного капитала в производство10 и возможна лишь в условиях притока средств на развивающиеся рынки, а также роста выручки компаний за счет повышения цен на их продукцию и перераспределения активов в их пользу.

Pages:     | 1 |   ...   | 76 | 77 || 79 | 80 |   ...   | 123 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.