WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 123 |

1. 1. 5. Некоторые уроки антикризисного опыта прошлого Дискуссия по проблемам современного кризиса так или иначе вращается вокруг исторических прецедентов и даже генетических страхов, ими порождаемых. Прежде всего, это Великая депрессия с длительной дефляцией и двузначным уровнем безработицы, полностью преодолеть которую удалось только в результате мировой войны. Несколько реже упоминается кризис 1970-х годов, в ходе которого возник новый феномен – стагфляция. Собственно, учитывая эти два исторических прецедента, и имеет смысл рассуждать о современной экономической ситуации. Хотя, разумеется, отдавая себе отчет в том, что исторические прецеденты являются лишь удобными инструментами для анализа, но вовсе не дают исследователю каких-либо решений.

Судя по принимаемым правительствами развитых стран мерам, они более всего боятся дефляции, из которой приходится выбираться в течение десятилетия, если не более. Помимо 1930-х годов, об этом же свидетельствует пример Японии 1990-х годов.

Дефляционная и стагфляционная модели кризиса являются по сути своей альтернативами. И поэтому они предполагают принципиально различные механизмы его преодоления.

Противодействие дефляции требует прежде всего стимулирования спроса, т.е. активной бюджетной политики, бюджетного экспансионизма. Здесь допустимо снижение процентной ставки и налогов при расширении бюджетных расходов.

В случае со стагфляцией набор мер прямо противоположный – прежде всего необходим контроль над денежной массой, т.е. ужесточение бюджетной политики и повышение процентных ставок. После десятилетия перманентного экономического кризиса 1970-х годов выход был найден только тогда, когда вставший во главе ФРС Пол Волкер решился на беспрецедентно жесткие меры, резко повысив ставку рефинансирования. В результате безработица перевалила за 10%, а процентные ставки превысили 20%. В США началась жесточайшая рецессия, за которую Дж. Картер заплатил президентским постом, но из которой страна вышла с обновленной и динамичной экономикой.

Конечно, противопоставление этих двух моделей условно, и нынешний кризис вряд ли будет точно копировать одну из них. Однако здесь для нас важно понимание того, что рецепты лечения болезни зависят от ее природы и могут требовать не схожих, а подчас диаметрально противоположных лекарств.

Применительно к современной ситуации опыт обоих кризисов может оказаться вполне уместным. Строго говоря, развитые страны проводят сейчас политику, которую РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2008 году тенденции и перспективы они считали недопустимой применительно к развивающимся рынкам (и, в частности, к посткоммунистическим странам) на протяжении 1980–1990-х годов6.

Мощные финансовые вливания, которые осуществляют США и Евросоюз, действительно, могут предотвратить ухудшение экономической ситуации до политически нетерпимого уровня. Однако следует быть очень осторожным при попытке применения этих мер в развивающихся экономиках. Дело в том, что денежные власти США обладают двумя отличительными особенностями. Во-первых, в их руках находится печатный станок по производству мировой резервной валюты, и этот статус, хотя и несколько поколеблен нынешним финансовым кризисом, все-таки никем всерьез не подвергается сомнению. Более того, большинство стран мира, хранящих резервы именно в долларах, заинтересовано в поддержании его относительной стабильности.

Во-вторых, именно в силу особого статуса доллара фирмы и домохозяйства США не имеют альтернативных инструментов для хеджирования валютных рисков – маловероятно, чтобы они бросились менять доллары на евро или иены даже в случае сомнения в правильности политики денежных властей. Вот почему, несмотря на бюджетноденежный экспансионизм последних месяцев, скорость обращения денег в США не увеличивается, как это было бы в других странах, а замедляется.

Совершенно другой будет реакция на финансовую экспансию в большинстве развивающихся рынков, особенно в России. Там, где не сформировалась длительная кредитная история национальной валюты, а сама эта валюта, естественно, не является ни в коей мере резервной, ослабление бюджетной и денежной политики с высокой вероятностью обернется бегством от национальной валюты, ростом скорости обращения денег и инфляцией. А на фоне мировой рецессии такой вариант будет неизбежно означать стагфляцию.

Особенно опасной подобная политика была бы в странах с доминированием сырьевых отраслей в структуре экспорта. Зависимость таких экономик от мировой конъюнктуры исключительно высока, поскольку даже небольшое снижение спроса на внешних рынках оборачивается существенным падением производства в странах – экспортерах сырья. При сохранении низкой деловой активности в развитых странах и низкого спроса на экспортные товары развивающихся экономик депрессия в последних может сопровождаться бегством от национальной валюты. Бюджетная экспансия не сможет компенсировать падение внешнего спроса, что приведет к инфляции, не сопровождаемой ростом производственной активности7.

Таким образом, в условиях нынешнего кризиса вполне мыслима ситуация сочетания дефляции в одной части мира и стагфляции в другой. Последнее является одним из самых серьезных рисков для современной России.

Сказанное подводит нас к принципиально важному выводу относительно развертываемого кризиса и путей выхода из него. По сути дела, мир может столкнуться с двумя параллельно разворачивающимися моделями кризиса, требующими противопоFerguson N.. Geopolitical Consequences of the Credit Crunch, September 2008, and Kenneth Rogoff, America Goes From Teacher to Student. February 2008; Dani Rodrik. The Death of the Globalization Consensus. July 2008.

По этому поводу журнал The Economist писал в мае 2008 г.: «Существуют тревожные аналогии между сегодняшними странами с развивающимися рынками и богатейшими странами в 1970-е годы, когда разразилась Великая инфляция» (Inflation’s back // The Economist. 2008. May 24. P. 17).

Раздел Социально-политический фон ложных подходов. Борьба с дефляцией в западном мире будет выталкивать инфляцию во внешний для него мир, в развивающиеся экономики. А последние, повторяя западные подходы к борьбе с кризисом, быстро окажутся в ловушке стагфляции.

Таким образом, антикризисная политика России должна основываться прежде всего на недопущении макроэкономической разбалансированности системы. Даже допуская бюджетный дефицит в 2009 г., необходимо задействовать здоровые источники его покрытия, прежде всего внутренние заимствования, а не включать печатный станок.

Исключительно опасным было бы упование на то, что искусственное стимулирование спроса – примитивное кейнсианство («Crass Keynesianism») – сможет решить ключевые проблемы социально-экономического развития страны.

1. 1. 6. Приоритеты и риски антикризисной политики 2009 г.

Помимо обеспечения макроэкономической стабильности, необходимо выделить еще ряд вопросов, которые должно будет решать правительство в борьбе с кризисом.

Кризис прежде всего опасен социально-политической дестабилизацией, и именно этому вопросу надо уделять первостепенное внимание. Поэтому, смягчая последствия кризиса, надо сначала помогать работникам, а не предприятиям, менеджерам и акционерам. За годы бума накопилось немало структурных перекосов (многие из них остались с советских времен), и попытка удержать на плаву предприятия будет только отодвигать назревшие структурные сдвиги в народном хозяйстве. Государство должно обеспечивать социально-политическую стабильность, а не поддерживать конкретный бизнес.

В борьбе с безработицей не стоит возлагать большие надежды на общественные работы. Мы много читали о них в советских учебниках истории («как было у них»), но не учитываем, что это был феномен индустриального общества, когда большая часть высвобождаемых работников были заводскими «синими воротничками». Вряд ли привлечение финансовых аналитиков к общественным работам принесет пользу кому-то – как им самим, так и объектам строительства. В современном мире гораздо шире могут и должны применяться разного рода образовательные программы, позволяющие использовать кризис для переосмысления своей жизненной стратегии и для переквалификации. Затраты на эти программы будут отнюдь не выше, чем на общественные работы, зато они дадут значимый эффект при выходе из кризиса.

Обсуждая перспективы помощи отдельным («системообразующим») предприятиям, необходимо сформулировать внятные критерии отнесения к этой категории и различать разные формы помощи им. Одно дело – моногорода, где проблема закрытия предприятия – прежде всего социальная и политическая (снятие препятствий для развития малого бизнеса). Другое дело – инфраструктурные объекты, когда вполне допустима прямая поддержка функционирования предприятия со стороны государства.

Но самое опасное было бы под видом помощи «системообразующим» предприятиям воспрепятствовать закрытию неэффективных производств и модернизации отечественной экономики. Именно поэтому необходимо минимизировать масштабы перекладывания ответственности на государство. А если государство готово спасать тот или иной бизнес, оно должно это делать публично и по известным для всех правилам.

Уже сейчас следовало бы сформулировать внятную повестку будущей приватизации. В результате кризиса государство, по-видимому, значительно расширит список РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2008 году тенденции и перспективы принадлежащих ему активов, но не сможет обеспечить адекватный контроль за эффективностью управления ими. Это может воссоздать хорошо известную из начала 1990-х годов ситуацию «красных директоров», фактически бесконтрольно распоряжающихся предприятиями, т.е. имеющих права собственника без мотивации собственника. Этого избежать можно, только если менеджмент знает: придет реальный собственник, перед которым придется отвечать за результаты своего хозяйствования.

Наконец, надо максимально избегать принятия протекционистских мер, ограничения международной конкуренции. Применительно к современной российской ситуации наиболее эффективными мерами защиты отечественных товаропроизводителей является политика валютного курса, не допускающая избыточного укрепления рубля.

Девальвация, в отличие от тарифных мер, хороша уже тем, что она действует в равной степени и на всех, ее нельзя коррумпировать, пролоббировав более выгодные для себя импортные тарифы.

1.2. Антикризисная политика в зарубежных странах Кризис вызвал шок у мировой экономической и политической элиты. Первоначальная реакция на него была довольно хаотичная, правительства развитых стран стремились затормозить быстрое развертывание кризиса. Основное внимание уделялось решению двух групп проблем. Во-первых, не допустить коллапса кредитной системы, т.е. спасти финансовые институты. Во-вторых, ослабить рецессию, не допустить глубокого спада производства.

Можно выделить четыре сферы воздействия антикризисной политики властей и соответственно четыре группы проблем, которые должны решаться.

I. Меры по срочному спасению банковской системы Основная задача здесь – избежать банковской паники и дестабилизации (остановки) национальных кредитно-банковских систем. Пока это наиболее масштабная часть антикризисных мер.

Эти меры включают:

1) рекапитализацию банков (США, Австрия, Бельгия, Германия, Греция, Испания, Италия, Кипр, Люксембург, Португалия, Финляндия, Венгрия, Дания, Швейцария, Гонконг, Катар, ОАЭ, Саудовская Аравия, Казахстан);

2) предоставление стабилизационных кредитов (США, Франция, Испания, Италия, Швеция, Норвегия, Великобритания, Венгрия);

3) меры по реструктуризации банковской системы, включая содействие объединению банков или их национализацию (Бельгия, Нидерланды, Португалия, Исландия, Швеция, Великобритания, Ирландия);

4) снижение процентной ставки практически до нуля;

5) резкое расширение вплоть до 100% гарантий по вкладам физических лиц в банках;

6) меры по расчистке балансов банков, включая предоставление госгарантий по проблемным активам (США, Канада, Германия, Испания, Италия, Великобритания, Дания, Швеция, Швейцария, Япония, Корея, Австралия).

Раздел Социально-политический фон II. Денежно-кредитная политика – переход от антиинфляционной к стимулирующей политике (quantitative easing) Целями этих мер являются стимулирование экономического роста и расширение доступа к кредитным ресурсам; стремление не допустить дефляцию (борьба с инфляцией уходит на задний план); стабилизация внутреннего рынка (через процентную ставку); стабилизация платежного баланса (через девальвацию); повышение эффективности мер экономической политики.

Эти меры включают:

1) снижение процентных ставок большинством стран из опасения дефляции (США, Канада, Швейцария, Швеция, Норвегия, Дания, Великобритания, Австралия, Япония, Китай, Индия, Вьетнам);

2) повышение процентных ставок. Некоторые страны пошли по этому пути (Венгрия, Исландия, Белоруссия);

3) снижение курса национальной валюты (Исландия, Венгрия, Польша, Вьетнам, Корея, Бразилия, Мексика, Украина, Белоруссия);

4) снижение норм резервирования (Китай, Бразилия, Болгария);

5) появление новых инструментов кредитования экономики вплоть до прямого финансирования центробанками государственных бюджетов.

III. Воздействие на реальный сектор – стимулирование спроса Имеется в виду поддержка отраслей, ориентированных на внутренний спрос и обеспечивающих внутреннюю занятость. Эта политика может быть определена как преимущественно кейнсианская, для которой характерны меры воздействия на спрос, включая антициклическую фискальную политику.

Среди этих мер:

1) поддержка отдельных отраслей, включая:

- автомобилестроение (США, Канада, Франция, Швеция, Китай);

- «новая» энергетика и энергосбережение (США, Франция, Швейцария);

- транспортная инфраструктура (Канада, Франция, Китай, Гонконг, Казахстан, Италия, Швейцария, Тайвань);

- жилищное строительство (Канада, Великобритания, Китай, Аргентина, Казахстан, Корея);

- аэрокосмическая, горнодобывающая, лесная промышленность (Канада);

- инновационные технологии (Китай, Казахстан);

- аграрно-промышленный комплекс (Китай, Казахстан);

- экспорт (Китай);

- авиакомпании (Аргентина);

2) снижение налогов – прямое или косвенное (Германия, Франция, Швейцария, Япония, Китай, Индия, Тайвань, Аргентина, Украина);

3) повышение налогов (Литва);

4) поддержка малого и среднего бизнеса (Германия, Греция, Италия, Великобритания, Япония, Китай, Казахстан, Венгрия);

5) создание специальных бюджетных фондов (Франция, Бразилия, Гонконг, Кувейт);

6) увеличение госзаимствований (Германия, Франция, Норвегия, Япония).

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 123 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.