WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 62 | 63 || 65 | 66 |

Господствует мнение, что скандинавская идентичность искусственно создана местной элитой. Для этого есть немало оснований. Главным признаком такой искусственности полагают скандинавизм – культурно-политическое течение в скандинавских странах, культивирующее идеи их государственного, политического, экономического и культурного объединения. В узком смысле это идейное течение 1840–1860-х годов, в широком смысле под скандинавизмом понимаются любые идеи объединения скандинавских государств. Возникший в 1820–1830-х годах в Дании как идейная основа борьбы за расширение национального рынка, скандинавизм постепенно проник и в Швецию, став основой идеологии для монархии, поставившей целью объединить все государства Скандинавии под эгидой своей династии.

Изначально проводниками скандинавизма были в основном студенты, литераторы, учёные («литературный» или «академический» скандинавизм), но с середины ХIХ в.

в Дании эту роль играли уже представители буржуазии, а в Швеции идеи скандинавизма были перехвачены у буржуазии монархией («династический» скандинавизм). Уже к середине 60-х годов стали заметны различия в понимании идей скандинавизма в Швеции, использующей скандинавизм для прикрытия своих великодержавных целей, и Дании, нуждавшейся в скандинавизме как в военнополитической и идейной поддержке в борьбе против Пруссии.

Удар по идеологии скандинавизма нанёс отказ Швеции помочь Дании во время Датской войны в 1864 г. В дальнейшем предпринимались попытки спасти идею скандинавизма путём образования Скандинавского монетного союза 1872 – 1914 гг. и «конституционного» союза (проект шведского общественного деятеля и учёного А.

Хедина в 1865 г. о конфедерации скандинавских стран). Однако ожидаемых результатов эти попытки не принесли, и буржуазия скандинавских стран к концу ХIХ в.

вообще отказалась от идей скандинавизма, поскольку тенденция объединения скандинавских стран мешала вести конкурентную борьбу внутри этих стран. Новая волна популярности этих идей поднялась в 1903 – 1918 гг., когда правящие круги Швеции и Дании пытались использовать их для предотвращения самоопределения Норвегии и Исландии. Позднее, после Первой мировой войны, скандинавизм приобрёл исключительно культурно-просветительскую окраску, что было связано с деятельностью сети скандинавистских обществ «Нурден». Тенденции к экономическому и культурному единству скандинавских стран возросли с 1950-х годов в связи с деятельностью Северного совета, основанного в 1952 г.

В вопросе о причинах развития скандинавизма нет единства мнений.

Сторонники искусственного его происхождения склонны выдвигать на первый план чисто политические мотивы правящих классов – стремление оградить страну от германского влияния в Дании, имперские притязания в Швеции. Их оппоненты указывают на тесную общность истории, восходящей, прежде всего, к эпохе викингов – древних скандинавов, населявших территории этих стран в период с VIII по XI вв.

Образ древних викингов сильно приукрашен; в частности, нет никаких доказательств того, что они носили шлемы с рогами, это лишь плод творчества учеников художественной школы, созданной в 1811 г. в Стокгольме для популяризации скандинавской мифологии. Тем не менее, сегодня викинги – это образ, с которым принято ассоциировать скандинавские страны. Это и бренд, который широко и охотно используется во всех этих странах в названиях компаний, магазинов, товаров.

В свете утвердившейся общей мифологии единство скандинавских государств выглядит весьма убедительно.

В истории развития скандинавских государств после эпохи викингов тоже можно выделить немало сходных черт, отличавших их от остальной Европы:

отсутствие ярко выраженного периода феодальной раздробленности, замедленное развитие феодализма, позднее установление цехового строя, отсутствие крепостного права, довольно позднее принятие христианства. Значительным событием, способствовавшим усилению общности между скандинавскими странами, стало образование Кальмарской унии в 1397 г. для борьбы с укреплением немецкого влияния в Скандинавии. Союз включал Данию, Швецию, Норвегию и зависимые территории – Финляндию и Исландию. Однако расхождение интересов (особенно недовольство Швеции господством Дании) привело к конфликту и окончательному распаду союза в 1523 г. Многие исследователи считают, что именно существование Кальмарской унии позднее послужило импульсом к возникновению скандинавизма.

Однако, несмотря на видимую общность истории стран, следует помнить, что здесь постоянно вспыхивали военные конфликты между Данией и Швецией, а Норвегия получила независимость довольно поздно, долгое время находясь под далеко не дружелюбным господством Швеции. Всё это прививало населению каждой скандинавской страны весьма острое чувство противостояния своим соседям.

Более убедительным аргументом в пользу единой скандинавской идентичности является лингвистический аспект. В Дании, Швеции и Норвегии официальными являются скандинавские языки, которые составляют северную подгруппу германских языков. Согласно нашим опросам, абсолютное большинство жителей этих стран способно понимать письменную форму всех скандинавских языков. При этом большинство опрошенных отмечает, что они способны понимать и устный язык своих соседей. Так, норвежцы, в целом, понимают и шведов, и датчан, датчане – шведов и норвежцев, шведы хорошо понимают норвежский, но при этом не всегда понимают датский (исключение – южные шведы, жители Мальмё, которые в силу географической близости к Дании довольно хорошо знакомы и с её языком, и с культурой).

В связи с этим, однако, возникает вопрос о принадлежности Финляндии к Скандинавии, а финнов – к скандинавам. Ведь финский язык относится к прибалтийско-финской ветви финно-угорской группы языков. Действительно, те из опрошенных, кто называл язык главным признаком скандинавской идентичности, в основном не считали финнов скандинавами. Однако большая часть опрошенных финнов утверждала, что знает шведский язык (шведский – второй язык Финляндии, его официально изучают в школах), тем самым настаивая на своей близости со Швецией (речь датчан и норвежцев опрошенные финны не понимали).

В большинстве скандинавских стран государственной религией является лютеранство (исключение – Швеция, где официально государственная религия вообще отсутствует, хотя большинство шведов принадлежат к евангелическолютеранской церкви). Однако в ответах опрошенных жителей ссылки на общность религии встречаются редко.

Известную роль в чувстве единой идентичности играет сходство валют, которые носят название крона (в Финляндии это евро). Это название было унифицировано согласно Скандинавскому валютному союзу 1873 г., который ввёл единый золотой паритет в 0,4032258 г. Однако этот союз распался с началом Первой мировой войны, и ныне курсы валют существенно отличаются друг от друга.

Скандинавские страны обладают большим политико-институциональным сходством, и это постоянно отмечалось при опросах. Главную роль играет, повидимому, не столько монархический строй в Дании, Швеции и Норвегии, сколько принятая здесь модель социального государства (т.н. шведская модель). Именно активную социальную политику государства – высокие расходы государственного сектора на образование, здравоохранение, льготы и дотации студентам на аренду жилья, забота об инвалидах, высокие пособия для матерей-одиночек, безработных и иммигрантов – многие скандинавы отмечают в качестве признака общей идентичности.

Важный объединяющий фактор – особо высокий уровень жизни в скандинавских странах. Скандинавские страны постоянно занимают лидирующие позиции в ряду государств с самыми высокми показателями качества жизни, развития человеческого потенциала и т.п. Респонденты почти всегда подчёркивали высокий уровень благосостояния населения как важную общую характеристику скандинавских стран, а также относительно небольшой разрыв в доходах между богатыми и бедными.

В оценке внешнеполитических аспектов политики своих государств у скандинавов выявлено широкое распространение мифологического сознания. Если их убеждённость в особо долгой истории демократического развития не вызывает возражений, то их настойчивые уверения в том, что скандинавские страны были в стороне от мировых войн, проходивших в Европе, является типичным культурным мифом. Фактически нейтральной во время обеих мировых войн оставалась только Швеция. Во время Второй мировой войны Дания и Норвегия были оккупированы фашистскими войсками, а Финляндия вообще воевала против СССР, позднее заключив перемирие. Стойкость подобных мифов порождена, по-видимому, тем, что по сравнению с остальной Европой Скандинавия действительно мало пострадала во Второй мировой войне. Именно с этим связан термин «spoiled countries» (избалованные страны), который некоторые опрошенные употребляли, характеризуя скандинавские страны в этом отношении. Скандинавские страны неоднозначно относятся к членству в НАТО. Норвегия и Дания являются членами НАТО, но отказались от размещения в мирное время на своих территориях ядерного оружия.

Швеция и Финляндия придерживаются статуса военного нейтралитета, в НАТО не входят, однако свои территориальные воды для НАТОвских учений предоставляют.

В Евросоюз, как известно, входят все скандинавские страны, кроме Норвегии631.

Яркая черта скандинавов – бережное отношение к природе. Согласно различным экологическим рейтингам, чаще всего в природоохранных инициативах лидирует Финляндия, далее идут Норвегия, Канада, Швеция, Дания. Эти мотивы постоянно фигурировали в ответах респондентов.

Среди общих черт всех стран следует также отметить и скандинавский дизайн.

Некоторые опрошенные с гордостью называют ведущих скандинавских дизайнеров и практичные дизайнерские находки.

Более половины респондентов называли внешность общей чертой всех скандинавов. Сравнивая себя с жителями других стран региона, светловолосые и голубоглазые датчанки, шведки, норвежки и финки отмечали, что их внешность схожа с внешностью соседей. Складывается впечатление, что упоминание внешнего облика скандинава имеет здесь исключительную значимость, поскольку стран с заметным числом светлокожих голубоглазых блондинов в мире действительно мало.

Как общая черта всех скандинавов не раз был отмечен и менталитет, национальный характер. Типична самоидентификация скандинавов как людей замкнутых, но дружелюбных, воспитанных, скромных и терпимых. Сравнивая с себя со шведами, датчане называли себя более весёлыми и открытыми, добавляя, что шведы и норвежцы любят селиться далеко друг от друга, чтоб не видеть соседей, а они, датчане, предпочитают жить ближе друг к другу. Характеризуя Данию, шведы склонны считать её более европейской страной, в то время как к Финляндии они относятся как к «младшему» брату, несколько свысока. Большинство датчан и норвежцев Финляндию воспринимают обособленно, иногда даже не считая её частью Скандинавии. Сами финны чувствуют родство только со шведами, а некоторые даже настаивают на большем сходстве Финляндии и России. При этом критические взгляды, которые, как предполагалось, должны были проявиться в виде резких высказываний по отношению к соседям, в процессе проведения опросов не подтвердились. Единственное исключение – это распространённое мнение о шведах как о любителях выпить («сохрани город чистым – отнеси шведа на паром»), но подобное пристрастие датчане полушутя отмечали и у себя. Возможно, такая сдержанность – это следствие культа социальной толерантности, столь типичного для скандинавских стран.

В процессе опросов не удалось окончательно разобраться в том, считают ли Финляндию частью Скандинавии сами финны и жители трёх скандинавских стран.

Традиционно эту страну к Скандинавии не относят. Историческое прошлое Финляндии в меньшей степени связано с другими скандинавскими странами (недаром Финляндию почти не затронул скандинавизм), Финляндия не является монархией, весьма чувствуется близость России. Однако с остальными скандинавскими странами Финляндию роднят высокий уровень благосостояния и социальная политика, хорошее состояние окружающей среды, сходные черты природы, отмеченная выше общая для скандинавов внешность. Значительная часть опрошенных (прежде всего сами финны) причисляла Финляндию к Скандинавии, пусть при этом и называя её отдалённой и обособленной.

Большинство населения этой страны по итогам двух референдумов (1972 и 1994 гг.) высказалось против вступления в ЕС, однако в 1994 г. с Норвегией было подписано Соглашение о Европейском экономическом пространстве, которое стало основой для её тесного сотрудничества с Евросоюзом. В Шенгенскую зону входят все четыре страны.

(Прим. ред.) Таким образом, опросы 2009 г. в 12 скандинавских городах выявили не столько общую скандинавскую идентичность, сколько хорошо выраженное у местного населения чувство сходства между странами региона. Тем не менее, как отмечают многие респонденты, швед, находясь в пределах Швеции, склонен считать себя скорее не скандинавом, а шведом, датчанин – датчанином, норвежец – норвежцем.

Скандинавами они себя чувствуют, покинув пределы родины и выехав в Европу или вообще далеко за рубеж. Следовательно, будет правильнее определить скандинавскую идентичность как дормантную (т.е. существующую в скрытой форме), хотя и готовую к тому, чтобы ярко проявить себя в общественно значимой социальной и политической активности, если это чувство будет мобилизовано внешними факторами. Пока же, судя по современному состоянию дел, культурные мероприятия по активизации скандинавской идентичности дают весьма скромный эффект.

Ю.С. Семина, Уральский государственный университет ФРАНЦИЯ ПЕРЕД ВЫЗОВАМИ РЕГИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ Сегодня становится всё более очевидным процесс «обратной глобализации», проявляющийся в этнорасовой гетерогенности и мультикультурности. В результате масштабной миграции национальные государства становятся полиэтническими обществами, что делает проблемы этнических и культурных меньшинств особенно актуальными.

Мультикультурное общество изначально конфликтно. Опыт различных государств демонстрирует множество способов «разрядки» ситуации: от культурного диалога до открытой конфронтации. Однако культурный диалог эффективен только в рамках политического процесса, и это видно из опыта одного из самых развитых национальных государств Западной Европы – Франции, которая добилась весомых результатов в вопросе формирования региональных идентичностей.

Pages:     | 1 |   ...   | 62 | 63 || 65 | 66 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.