WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 56 | 57 || 59 | 60 |   ...   | 66 |

Материалы о бизнесе носят, как правило, заказной характер, этакий ненавязчивый пиар: «Сегодня генеральный директор и совладелец инвестиционностроительной компании «КомСтрин» не желает останавливаться на достигнутом:

Сотников в буквальном смысле намерен продолжить свой полет»569. Материал – о жизни и судьбе человека, фото – в том числе, команды, работающей над проектом «Жилой комплекс «Виктория». Через несколько разворотов – реклама жилого комплекса «Виктория». Региональные СМИ работают по принципу: о бизнесе – либо Там же.

Уходящая тайна Вишеры // Компаньон magazinе, 2010, № 4.

Два города – две сиесты // Компаньон magazinе, 2010, № 4.

Опаленные властью // Компаньон magazinе, 2010, № 4.

Взлеты и падения Максима Сотникова, строителя, физика, спортсмена, летчика, коллекционера и человека // Компаньон magazinе, 2010, № 4.

за деньги, либо никак. Исключение – поводы для критики, равно как и с представителями политической элиты.

Тем не менее, «Компаньон магазин» на своих страницах представляет Пермский край как динамично развивающийся во всех отношениях регион, территорию успеха, реального или потенциального.

Иные основания региональной идентичности представляет журнал «Ретроспектива». Имиджевые темы журнала: Пастернаковская Пермь, Дягилев, пермские боги, Пермь-36, пермский балет, а также царская ссылка, династия Романовых и Прикамье. Муссируется то обстоятельство, что Пермь являлась культурной столицей огромного региона Северо–Востока европейской части российской империи в течение почти двух столетий, имея первый на Урале театр, первый университет и т.д.

В журнале публикуются обширные статьи, посвященные известным людям, связанным с Пермью – от Воронихина до Панфилова, от Строгановых до Ельцина.

Существенное внимание уделяется подвижникам и мученикам православной церкви.

Широкий спектр образов, связанных с историей, политикой, ресурсами, производством Прикамья призван способствовать формированию позитивной идентичности через историю, памятные события и даты, заметных деятелей, создавая ощущение принадлежности к исторически значимому региону.

Молодое издание «Мы – земляки» определяет в качестве важнейшей своей цели осознание региональной идентичности и ее развитие. Само содержание журнала сформировано в соответствии с этой целью: первый материал в каждом номере – эссе о Пермском крае. Номер обязательно включает рубрику «Судьба», в которой рассказывается о выдающихся, известных, заметных, интересных людях, живущих в регионе. Рубрика «Мы помним» посвящена памятным событиям региональной жизни, вплетенным в общеисторическую канву. Новые факты истории края и его настоящего публикуются в рубрике «Непознанное Прикамье». Даже рубрика «Территория культуры» выглядит в данном журнале по-особому: в ней речь идет не о столичных притязаниях региональных элит, а о культурных событиях в широком смысле слова.

Герои журнала – преимущественно представители интеллигенции – работники образования, телережиссеры, ученые, философы, актеры, музыканты. (В этом контексте необычно только внимание к работникам правоохранительных органов, что объясняется многолетним опытом работы главного редактора в этих структурах и знакомством со многими незаурядными людьми в данной сфере). Многие из героев родились далеко от Перми, и не всем из них Пермь показалась изначально привлекательной. Другие являются пермяками от рождения и гордятся этим. Как выразился ректор Пермского Государственного института искусства и культуры Евгений Малянов: «Я коренной пермяк. И в пермяках мне, простите за тавтологию, нравится, прежде всего, то, что они пермяки. Ведь Пермь для нас всех – это часть судьбы. Люди, события, места, сопровождают тебя всю жизнь, и сами становятся частью жизни. Как сказал Владимир Радкевич, «любовь моя, жизнь и работа, земля моя русская – Пермь»570.

Плюсы города и края, на которые делается акцент в журнале: люди, культурные достижения, история, природа Прикамья. Но главное – ощущение общей принадлежности, единых корней. С учетом того, что после ряда печально известных событий (падение Боинга и пожар в ночном клубе) часть активно рефлексирующих Мы – земляки. 2009, ноябрь.

пермяков взялась судить о Перми как месте, забытом Богом, журнал «Мы – земляки» выполняет своего рода компенсаторную функцию, уравновешивает потоки негативной информации о городе.

В совокупности научно-популярные журналы на региональном уровне создают адекватные и достаточно разнообразные механизмы формирования идентичности.

Зачастую и сами журналы становятся этими механизмами. Когда на страницах журнала появляются акторы регионального политического процесса, обсуждения, представленные в этом СМИ, достаточно быстро переходят из узко журналистских – в публичные. Поскольку острые и спорные вопросы, в силу специфики политического развития региона и сложившихся вместе с ней традиций, все же принято обсуждать открыто. Но преимущественно, процесс этот имеет пока другую направленность:

проблемы, поднимаемые в публичных политических дискуссиях, переносятся на страницы журналов. А потому и говорить о серьезном влиянии журналов на направленность развития региона – затруднительно. Между тем, явным является тот факт, что когда региональные власти задаются задачей, например, социальной направленности, как то формирование региональной идентичности, журналы выполняют свою функцию в этом процессе, отчасти – из меркантильных соображений и интересов, но в большинстве своем – просто выполняя свою работу, т.е. фиксируя и отображая информационные поводы. Представляется, что в этом плане Пермский кейс в значительной мере отражает общероссийские тенденции.

А.В. Михалева, Институт философии и права УрО РАН, Пермский филиал РЕГИОНАЛЬНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ИСЛАМСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ В ПЕРМСКОМ КРАЕ Проблема соотношения исламского и регионального в сознании мусульман изначально содержит определенное противоречие – исламская идентичность в доктринальном контексте реализуется на транснациональном уровне и не должна иметь региональных измерений. С другой стороны, религия как неотъемлемая часть менталитета неизбежно реагирует на происходящие в социуме изменения. История ислама демонстрирует возможность подобной адаптации доктринальных норм к конкретным региональным условиям в зависимости от конфессиональной, этнической, географической и даже социально-политической составляющей. Яркими примерами подобной регионализации на национальном и наднациональном уровне могут служить такие бренды как «евроислам» (в российской (Р.Хакимов) и западной интерпретации (Б.Tиби)), «турецкий ислам» (M.Aйдинn), «русский ислам» (C.Градировский ), получившие свое продолжение на государственном уровне.

Чтобы оценить роль регионального компонента в сознании мусульман, необходимо обратиться к анализу процессов, протекающих на низовом, локальном уровне, которые могут быть раскрыты через субъектное измерение исламской идентичности. При этом религиозная идентичность понимается как психологическая категория, составная часть социальной идентичности личности и проявляется в осознании своей принадлежности к определенной конфессиональной общности.

Эмпирической основой исследования послужили результаты опросов (2002, 20072008) и интервью (2007-2008, 2010), проведенных автором в Пермском крае за Исследование выполнено при финансовой поддержке гранта Президента Российской Федерации МК-3809.2010.последние восемь лет572. Модель государственно-исламских взаимоотношений в данном регионе можно охарактеризовать как взаимно дистанцированную со слабым активизмом местных исламских лидеров. Аналогичные характеристики справедливы для значительной группы немусульманских регионов, что позволяет рассчитывать на определенную универсальность выводов для данной группы регионов.

Ислам как маркер идентичности определенной части российского населения становится заметным явлением в 1990-е гг. с активизацией так называемых «возрожденческих» процессов. В Пермской области в 2002 г. о своей религиозности заявили 76,7% опрошенных татар и башкир573. Эти данные демонстрируют одну из особенностей религиозного сознания, в том и числе и исламского: а именно, способность быстрой регенерации казалось бы утраченных ценностей: «Она [вера – прим. авт.], наверное была заложена генетически, принадлежность верующим, к исламу, воспитанием» (муж., Пермь, 2010)574. Наблюдаемый феномен вполне объясним с точки зрения психологии меньшинства и латентности религиозных представлений в советский период. Даже непрактикующие мусульмане на вопрос о возможности смены веры безапелляционно утверждают: «Есть я мусульманка и останусь и умру я мусульманкой, и другую веру я не приму» (жен., Пермь, 2010).

Для самих верующих «быть мусульманином» означает соблюдать определенные нравственные принципы, обряды, ощущать сопричастность к общему историческому прошлому (в ракурсе этнической истории), соответствовать внешнему виду и определенным чертам характера и психологии. В то же самое время структурное содержание исламской идентичности среди верующих сильно размыто, а уровень осведомленности в исламском вероучении оставляет желать лучшего. Лишь 37,9% опрошенных знакомы с основными положениями веры.

По–прежнему немалую роль в самоидентификации верующих играет этнический фактор: «Хотя мы считаем себя мусульманами-татарами, но три слова, начинающиеся на «м» – мулла, мусульманин, мечеть, – мы не знали» (муж., Пермь, 2010).

Исламская идентичность, как и любая другая, не статичное явление и она в свою очередь подвержена изменениям. Трансформация религиозных норм и поведенческих моделей в сознании верующих особо заметна в сфере семейных, гендерных, межконфессиональных отношений. По словам имама одной из деревень Пермского Края при проведении обряда бракосочетания по исламской традиции (никаха): «…один обед до перерыва проходит без спиртного, я прощаюсь с ними, ухожу, потом, наверное, выносят спиртное, подают. Ну, у нас сейчас население и молодежь очень увлекается спиртным, и работы там нет, и женщины есть, – вот это Выборка респондентов для первого опроса 2002 г. строилась по этническому принципу и была рассчитана на татаро-башкирское население Пермской области. Целевая группа последующих опросов (2007-2008 гг.) и интервью подбиралась по конфессиональному критерию и охватила «номинальных мусульман» Пермского края, т.е. тех, кто хотел и мог назвать себя мусульманином. По данным всероссийской переписи населения 2002 г. в Пермском крае проживало около 200 тыс. мусульман. См.: Население по национальности и владению русским языком по субъектам Российской Федерации (http://www.perepis2002.ru/ct/doc/TOM_04_03.xls).

Михалева А.В. Религиозная идентичность и политическая культура мусульман Пермской области // Панорама исследований политики Прикамья. Вып.2. Пермь, 2004. С. 116-136.

Высказывания информантов приводятся в их оригинальном варианте с сохранением авторской стилистики.

отрицательная сторона. Лучше люди сейчас поддаются спиртному, чем религии» (муж., Пермский край, 2008).

Мусульманская идентичность опрошенных не всегда нацелена на выполнение предписанной религиозной практики, с правилами и ритуалами которой некоторые из респондентов не знакомы, хотя подчеркивают их бесспорную значимость и авторитет: «Ну, вообще-то я считаю себя верующим человеком, но может быть не так достаточно, как надо было бы, т.е. соблюдать все нормы исламские. Я не соблюдаю из-за своего здоровья, но в душе я всегда верю» (жен., Пермь, 2008).

Субъективное обоснование верующими несоблюдения обрядовых норм доказывает пластичность протекаемых в их сознании процессов. На деле предписанный пятикратный намаз регулярно соблюдают 38,5% опрошенных, что выше среднестатистических общероссийских показателей (10%)575. Периодически это делают 36,5% мусульман (31% по России). Остальные верующие (25%) не молятся, поэтому справедливо говорить об их номинальной, а не фактической религиозности.

Вместе с тем не стоит недооценивать значимость исламского фактора: все же 87,7% опрошенных мусульман Пермского края в 2007 г. указали на значимость религии в их жизни. Другое дело, что религии все чаще отводится смыслообразующая функция: на первый план ставится значимость эмоциональнорелигиозного опыта; религиозная практика секуляризируется, сокращается число практикуемых обрядов.

Условия, которые оказывают влияние на актуализацию исламской идентичности в сознании отдельных граждан в каждом конкретном случае различны:

необходимо учитывать особенности социализации, субъективные жизненные обстоятельства верующих, их теоретическую фундированность, психологическую комфортность проживания в том или ином регионе и т.д. Однако можно назвать и общее условие – наличие религиозного окружения (супруги, родственники, друзья).

По-прежнему важным каналом трансляции, поддержания и передачи исламских ценностей остается институт семьи.

Актуализации религиозности способствует и внешний фактор – статус религиозного меньшинства и вытекающие из этого следствия: так дискуссии в средствах массовой информации о сущности ислама, его совместимости с демократическими системами, о его «воинствующем характере» неизбежно ведут к усилению самоидентификации в мусульманской среде.

Помимо условий, способствующих активизации религиозного сознания, можно назвать и основные причины обращения респондентов к вере – это духовные искания и психологическая мотивация личности. В подобных ситуациях религия выполняет идентификационную и компенсаторную функции.

Несмотря на внешнюю гомогенность регионального поля при экстраспективном наблюдении, исламская идентичность включает достаточно широкий диапазон социально возможных практик.

Примеры индивидуальной актуализации региональной исламской идентичности («пермские мусульмане») среди информантов практически не встречаются. Как показывает анализ интернет-публикаций и СМИ, она продуцируется либо лидерами мусульманских общин576, либо региональными СМИ577, что лишний раз Пресс-выпуск № 789. Религия в нашей жизни, 11.10.2007. (http://wciom.ru/arkhiv/ tematicheskii-arkhiv/item/single/8954.htmlcHash=6c139e501c&print=1&no_cache=1).

Пермские мусульмане скорбят по жертвам взрыва во Владикавказе. Духовное управление мусульман Пермского края и вся мусульманская умма региона выражает подтверждает возможность конструирования региональной религиозной идентичности в зависимости от целей и ситуативного контекста.

Pages:     | 1 |   ...   | 56 | 57 || 59 | 60 |   ...   | 66 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.