WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 49 | 50 || 52 | 53 |   ...   | 66 |

стран. Вып. 13. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1993. С. 84-95; Смирнягин Л.В. Культура русского пространства // Космополис, №2, Зима 2002/2003. С. 50-59.

Об операнализации различных территориальных идентичностях см. работы: Морозова Е.В., Улько Е.В. Локальная идентичность: формы актуализации и типы // Политэкс, 2008. № 4.; Шматко Н.А., Качанов Ю.Л. Территориальная идентичность как предмет социологического исследования // Социс, 1998, № 4; Deacon B. The reformulation of territorial identity: Cornwall in the late eighteenth and nineteenth centuries. – Open University, 2001. Chapter 1. Identity and territory. (http://www.exeter.ac.uk/cornwall/ academic_departments/huss/ics/documents/Chapter1.pdf) Петров Н. Формирование региональной идентичности в регионах России: общие закономерности, подходы к изучению. (http://www.dartmouth.edu/~crn/groups/ centering_group_papers/Petrov.pdf) Minichbauer R. Regional Strategies On Spatial Aspects of European Cultural Policy. 2004.

(http://eipcp.net/policies/minichbauer1/en) Крылов М.П. Российская региональная идентичность как фокус социокультурной ситуации (на примере европейской России) // Логос, 2005, № 46. С. 285.

Макарычев А.С. Глобальное и локальное: Меняющаяся роль государства в управлении пространственным развитием // Политическая наука, 2003, № 3. C. 14.

Наиболее распространенные описания идентичности связаны с несколькими измерениями:

– влиянием физического пространства (природный ландшафт, климат) на региональное сознание, общее миропонимание жителей и представления об общности на территории.

– символическим освоением и репрезентацией пространства, закреплением региона с помощью установления границ и формирования ментальной карты, в ходе чего происходит “символическая” связь жителей с пространством и формирование сообщества483.

– историей освоения культурного и социального регионального пространства, сопровождаемой анализом ценностно-окрашенных и эмоциональных представлений (например, “первичная родина” (“отечество”)484, “малая родина”485, территория проживания отдельного этноса или народа (зачастую – коренного)), а также коллективной истории (нарративы об освоении культурного и социального регионального пространства) и особенностей региональной культуры486. На основе этого формируются представления об уникальности и самобытности региона.

– общими ценностями (такими, как региональная гордость и патриотизм) с акцентом на динамике влияния культуры на формирование регионального самосознания и политические действия и установками по отношению к своему месту проживания: качество жизни, инфраструктура, образование, здравоохранение, работа, участие в общественной и политической деятельности, доступность культурных событий и т.д.

– различными региональными историями успеха (представления о будущем региона) - это могут быть истории об экономическом возрождении региона, о создании комфортных условий для жизни и работы в регионе. Формирование идентичности становится приоритетом региональной политики и социальноэкономического развития, главной цель которых является повышение капитализации региона и привлечение инвестиций в регион (реализация культурных, социальных, спортивных проектов).

Таким образом, мы можем видеть, что в зависимости от исследовательского интереса, знаний о тех или иных процессах, контекста исследований региональная См., например: Назукина М.В. Граница в дискурсе идентичности региональных сообществ России // Вестник Пермского университета. Серия “Политология”, 2007. № 1. С.11-17.

Тишков В.А. Реквием по этносу: Исследования по социально-культурной антропологии.

М.: Наука, 2003. С. 444.

Крылов М. Российская региональная идентичность как фокус социокультурной ситуации (на примере европейской России) // Логос, 2005, № 46. С. 276.

См., например: Баранов А.В. Историческое сознание в контексте региональной идентичности и Юга России // Человек. Сообщество. Управление, 2003. № 2-3; История края как поле конструирования региональной идентичности: материалы семинара / Под ред И.И.Курилы. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2008; Политика и культура в российской провинции.

Новгородская, Воронежская, Саратовская, Свердловская области / Под ред. С.Рыженкова, Г.Люхтерхандт-Михалевой (при участии А.Кузьмина). М., СПб.: ИГПИ: Летний сад, 2001;

Суханов В.М. О некоторых вопросах становления региональной идентичности в России // Вестник Башкирского государственного университета, 2008, № 4. С. 1071-1079; Суханов В.М.

Региональная политическая идентичность в современной России: идеологические, социокультурные и исторические основания. Саратов: Издательский центр “Наука”, 2008;

Фадеева Л.А. Сквозь призму политической культуры: нация, класс, регион. Пермь: Пушка, 2006.

идентичность может быть рассмотрена в очень широком диапазоне тем:

символического освоения пространства до региональной культуры, от ценностной основы закрепления социальной общности до использования региональной уникальности в прагматических политических целях элит.

Однако, большинство российских исследований региональной идентичности уделяют недостаточное внимание самому процессу формирования и конкурирующим дискурсам о региональной идентичности и ограничиваются рассмотрением символических форм при их недостаточной операционализации, анализируют региональное сообщество как единое целое без анализа данного сообщества как совокупности разных групп.

На наш взгляд можно выделить пять основных проблем при изучении формирования региональной идентичности:

Во-первых, концептуализация и операционализация основных рабочих понятий.

Прежде всего, это само понятие региональной идентичности (социально разделяемые представления о границах сообщества, критериях принадлежности, которые формируют автостереотипы во времени и пространстве). Необходимо также обратить внимание на концепты, при помощи которых мы можем описать ее формирование и конструирование (к таким понятиям мы можем отнести символы, образы, нарративы и мифы). Следует определить субъектов, участвующих в конструировании (политическая и интеллектуальная элита), определении деятельности (ритуалы, дискурсы или практики), способ оценки этой деятельности (например, сравнение политики идентичности в разных регионах).

Во-вторых, выборка регионов, которая предполагает описание причин обращения исследователя к тому или иному региону. Также мы должны обратить внимание на то, что репрезентирует выборка (например, различные модели символической борьбы). Регион не всегда является сугубо административным образованием, он может выходить за рамки отведенных государством границ.

Несколько регионов (административные единицы) могут быть объединены в мезорегион, обладающий с точки зрения воображаемой географии историкокультурными особенностями и объединяющий ряд территории в одно целое, имеющее общие исторические, экономические и политические параллели развития (например, Урал, Поволжье, Сибирь). Различные трактовки региона позволяют обратить внимание на тот факт, что идентичность российских регионов не всегда совпадает с административными границами. Однако “административная привязка региональной идентичности велика, что может свидетельствовать как о естественности территориально-государственного устройства России, представляющего собой, по сути, зоны влияния крупных центров, так и о вторичности РИ по отношению к административным структурам в условиях относительной долговременности последних и “загосударствленности” общества”487.

В-третьих, дизайн исследования (прежде всего сравнительного). Очень важно акцентировать внимание на критериях сравнения и описании гипотез.

На наш взгляд, эффективной моделью изучения формирования региональной идентичности является динамическая модель, предложенная финским географом Петров Н. Формирование региональной идентичности в регионах России: общие закономерности, подходы к изучению (http://www.dartmouth.edu/~crn/groups/ centering_group_papers/Petrov.pdf).

А.Пааси488, которая позволяет выделить основные этапы процесса идентификации и определить способы восприятия и интерпретации с помощью символических механизмов. Преимуществами данной модели являются изучение формирования региона как политического, экономического, социального и культурного пространства, применение обширного концептуального аппарата (практики, дискурсы, ритуалы, институты, ментальная карта). Устойчивость региональных границ зависит от интегрированности различных переменных (идентичности, культуры, институциональной структуры, политической мобилизации, коллективной солидарности, административных границ, географического положения региона) и внутренней самодостаточности региона, что в совокупности будет способствовать успешному становлению и укреплению регионализма. Успешность воспроизводства региональной идентичности заключается в единстве оснований, которые воплощаются в социальных практиках (т.е. наборе последовательных действий во времени и пространстве), дискурсах, институтах, посредством чего возникает территориальная принадлежность (то есть место общей совместной жизнедеятельности). Эстонский географ Г.Раагмаа, развивающий подход А.Пааси, предлагает сочетать и провести взаимодействие между различными географическими и социологическими концепциями региональной идентичности и концепциями регионального развития и планирования для того, чтобы рассматривать региональную идентичность как “инструмент планирования”489.

В-четвертых, выбор источников эмпирических данных (в зависимости от выбранных рабочих понятий – это могут быть политические документы, выступления региональных лидеров, региональные учебники по истории).

В-пятых, выбор методов сбора и обработки данных (например, социологические, дискурс-анализ и т.д.).

Для изучения региональной идентичности необходимо вписать идентичность в определенный пространственно-временной контекст (например, политическое пространство регионов ПФО постсоветской России, в котором предполагается рассмотреть интересы и стратегии элит). Тем самым учитывается разнообразие и изменчивость региональной идентичности.

Перспективным направлением в изучении региональной идентичности является изучение воспроизводства представлений о регионе посредством объяснения роли культурных и творческих индустрий, во-первых, как цепочки производства, распространения и потребления символических продуктов490, а, вовторых, способом коммуникации внутри сообщества. В российском контексте данная проблематика сталкивается с трудностями в виду небольшого числа примеров такого рода в отличие от стран Европы (на региональном уровне – это Красноярский и Пермский край, Московская область, на городском уровне – Paasi A. Region and place: regional identity in question // Progress in Human Geography, 2003.

Vol. 27. №. 4. P. 475-485.

Raagmaa G. Regional Identity in Regional Development and Planning // European Planning Studies. 2002, Vol. 10, №1. P.55.

Впервые о том, что символическое производство и потребление (символов, образов, смыслов) начинает играть огромную роль в формировании территориальной идентификации заговорили британские социологи С. Лэш и Дж. Урри. Они считают, что изменения в структуре экономики, которые мы можем наблюдать в конце XX века связаны с тем, что материальные продукты экономики приобретают символическую значимость и становятся знаками, а наделение того или иного места смыслами происходит в дискурсах места (Lash S., Urry J. Economies of Signs and Spaces. L.: Sage, 1994).

Петрозаводск, Владивосток, Самара), недостаточной проработанности в российской гуманитарной науке способов описания творческих индустрий (отсутствие концептуализации понятия, заимствование западных, прежде всего, британских, терминов, механизмов подсчета производства и распределения культурных и символических продуктов, описания роли сообщества и политических элит в формировании стратегий культурной политики).

О.Б. Подвинцев, Институт философии и права УрО РАН, Пермский филиал РЕГИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В ДЕ-ФАКТО ДВУНАЦИОНАЛЬНЫХ СУБЪЕКТАХ РФ: КОНКУРЕНТНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ И ПОПЫТКИ СТИМУЛИРОВАНИЯВ целом формирование и укрепление региональной идентичности противоречит задачам сохранения единства российского государства в его нынешнем состоянии. Региональная идентичность, при всей неравномерности ее развития в различных субъектах РФ, после распада СССР и до настоящего времени выступает конкурентом новой российской идентичности, причем конкурентом объективно более сильным и перспективным.

Однако, в некоторых случаях это противоречие не только снимается, но и превращается в свою противоположность. Речь в первую очередь идет о двунациональных субъектах РФ, имеющих два и более этноса, амбиции которых являются определяющими для развития региона. Региональная идентичность в данном случае становится конкурентом не для идентичности державной, а для идентичности национальной (этнической). Такая идентичность обладает особым мобилизующим потенциалом, и ее совпадение с территориальной идентичностью является одной из предпосылок, которые в наибольшей степени благоприятствуют возникновению межобщинных конфликтов и росту сепаратистских тенденций.

Чувство принадлежности к единому многонациональному региону такому совпадению препятствует.

Ярким примером такого региона является Кабардино-Балкария. По переписи населения 2002 г. кабардинцы составляли более 55 процентов населения этой республики. Балкарцев было только неполных 12 процентов, но их положение и амбиции подкрепляются статусом одной из двух титульных наций. Доля русских в Кабардино-Балкарии с 1979 по 2002 г. сократилась с более, чем трети, до четверти.

В последние годы в различных сферах возникло немало конфликтных точек между двумя титульными нациями Кабардино-Балкарии. Затронули они и наиболее чувствительные струны идентификационной мифологии. Полем столкновений, перерастающих из научных дискуссий в реальное противостояние, стала, в частности, национальная история.

Так, один из ведущих современных кабардинских историков В.Х.Кажаров в позитивном плане характеризует Кабарду XVI-XVII веков как «империю» (правда, «малую»). Эта претензия вызвала резкую отповедь балкарского историка Статья подготовлена в рамках гранта Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. МакАртуров №0995275-000-GSS «Борьба за идентичность и новые институты коммуникации».

Н.М.Будаева, заявившего, что суть ее в одном: «оживить старый миф, поднять рейтинг своему народу, причем не важно, какими методами»492.

Pages:     | 1 |   ...   | 49 | 50 || 52 | 53 |   ...   | 66 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.