WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 66 |

Таким образом, процесс формирования идентичности связан с интенсификацией представлений об общности, при этом в процессе интенсификации они должны быть доведены до сведения индивида, то есть репрезентированы. Возвращаясь к Б.Андерсону, можно, тем самым, утверждать, что карта была именно такого рода инструментом "доведения до сведения" общности колониальных сообществ, и соответственно, средством интенсификации исходных структур формирования идентичности. Отсюда следует, что наличие образа общей территории является одним из факторов, превращающих функциональную территориальную группу в территориальное сообщество – по крайней мере, в случаях, рассмотренных Андерсоном. Таким образом, членение обществом окружающего пространства, связанное с формирование образов отдельных его частей, оказывается одной из основ формирования соответствующих территориальных сообществ.

Из этого, однако, не следует необходимости смешения образов территории, функциональных сообществ и идентичности. Процесс формирования идентичности Ассман Ян. Культурная память: Письмо, память о прошлом и политическая идентичность в высоких культурах древности. М.: Языки славянской культуры, 2004. С. 143-144.

Пока оставим еще одну важную тему, а именно, соотношение осознания принадлежности, идентичности и сопричастности. Так, например, в территориальном аспекте индивид включен, например, в группу избирателей определенного избирательного участка. Придя в поликлинику, он оказывается принадлежащим к зоне ответственности педиатра Ивановой;

придя записывать ребенка в детский сад, индивид оказывается включенным в группу прописанных на улице Цюрупы. На наш взгляд, приведенные примеры являются примерами территориальной принадлежности, но не сопричастности и не идентичности. Однако заметим, что в некоторых случаях приведенные примеры "исходных структур" могут быть интенсифицированы до сопричастности: скажем, могут возникать сетевые сообщества, борющееся против нарушения закона на определенном избирательном участке, за отстранение от работы нерадивого педиатра Ивановой, а также против закрытия детского сада в районе, в который включается и улица Цюрупы. Проблема же соотношения сопричастности и идентичности требует отдельного исследования.

сложен, и имеет определенную длительность. Поэтому мы и полагаем, что при изучении вернакулярных районов необходимо строго различать отдельные аспекты, представленные нами в таблице.

Таблица Комментарий Естественные (физико-географические) различия к объекту отдельных участков территории Роль Естественные (ландшафтные) условия формирования в процессе территориальных особенностей пространственной формирования организации общественной жизни и/или образов идентичности территории Влияние естественных условий на территориальную организацию общества обычно проявляется на Комментарий значительных временных отрезках, зависит от уровня к роли развития общества; ландшафтная организация территории, территориальная организацией общества и представления о членении территории могут не совпадать Комментарий Территориальная организация общества: формирование к объекту населенных пунктов, районов и др.

Территориальные объекты общественной жизни Роль (поселения, районы, пути сообщения и др.) формируются, в процессе испытывая относительное влияние вмещающего формирования ландшафта и могут лечь в основу формирования идентичности территориальных сообществ, члены которых осознают свою общность друг с другом Комментарий -- к роли Стихийное районирование населением территории, Комментарий выделение отдельных ее участков, вернакулярных районов, к объекту формирование топонимов Роль Служат средством (одним из средств) доведения до в процессе сведения индивидов оснований для их принадлежности к формирования территориальной общности и, тем самым, одним из идентичности факторов формирования территориальной общности Сформированность представлений об определенной Комментарий территории не означает сформированности к роли соответсвующей территориальной общности (хотя и служит фактором формирования последней) Осознание каждым членом сообщества своей Комментарий принадлежности к определенному сообществу, общность к объекту членов которого так или иначе репрезентирована Формирование территориальной идентичности основано на Роль осознание индивидом своей принадлежности к в процессе определенному сообществу, которое, в свою очередь, формирования соотносится с определенными пространственными идентичности представлениями Репрезентация общности территории (вербальная -- через Комментарий топоним, визуальная -- через карту и др.), по-видимому, к роли лишь один из видов репрезентации общности членов сообщества Территория Общество Объект исследования территории сообщества о самом себе, образы территории, образы Представления общества Представления о Соответствие выделенных объектов друг другу (или, иначе, степень сформированности, стадия формирования территориальной коллективной идентичности) должно каждый раз становиться предметом специального рассмотрения.

Таким образом, мы получили усложненную картину поля выбора объектов изучения: различие личностной и коллективной идентичности, а при изучении коллективной идентичности – четыре объекта изучения, два из которых связаны, в первую очередь, с пространством (устройство собственно территории и его образ), а два – с обществом (собственно территориальная организация общества и ее образ).

Для дальнейших рассуждений мы остановимся на коллективной идентичности.

Что же касается выбора между социо- и пространство-центричным подходом, то мы будем, не смешивая их, применять их сочетание, по мере рассмотрения проблемы переходя от одного объекта изучения к другому, каждый раз отдавая себе отчет в выборе объекта изучения.

Вертикальная и горизонтальная репрезентация территориальной идентичности В связи с вышеизложенным обратимся к репрезентации территориальной идентичности. Одна из типичных стратегий позиционирования региона, которую можно без особых натяжек назвать сугубо местной или «почвеннической» (выводы делаются на основе выполненного Замятиной изучения описания регионов России на официальных сайтах субъектов РФ456). Эта древняя стратегия типична для традиционных культур. Ее содержание, по сути, сводится к факту существования данного места. Попутно утверждается, что оно одно является хорошим, правильным, а то и единственным. Комплекс представлений о нем почти всегда включает легенду о его происхождении или основании, в которой, как правило, присутствует главный герой – конкретный основатель. Вместо этой легенды или наряду с ней может появляться легенда о незапамятно-давнем происхождении места, но она не исключает героя, знаковой фигуры народной мифологии, усиливающей значение места. Десятки примеров этой мифологии содержат сообщение в духе «Ехал как-то царь Петр по нашей земле…».

При этом образ самого места обычно разработан слабо. Многие характеристики субъектов РФ сводятся к формуле «у нас душевные, работящие, гостеприимные люди, красивая природа и благодатная, щедрая земля, богатая на грибы, ягоды и таланты». Подобные описания устроены так, как если бы описываемая территория была одинока в пространстве457. Ведь характерное описание прекрасной и щедрой родной земли мгновенно теряет смысл, если в поле зрения появляется соседняя – не менее прекрасная и щедрая. Иногда в этом контексте добавляется соотнесение с объектами высшего ранга (в сердце России и т.п.), но не с равноценными географическими объектами. Иначе любимый край был бы неотличим от других мест с богатой природой и гостеприимными жителями. Их появление в поле зрения означает качественный скачок, радикально меняющий контекст формирования образа характеризуемой территории.

См. подробнее: Замятин Д.Н., Замятина Н.Ю., Митин И.И. Моделирование образов историко-культурной территории: Методологические и теоретические подходы. М.: Институт наследия, 2008.

Примерно так обитатели некоторой округи понимают выражение «поехать в город». Для локального социума («мира») город, допустим райцентр, тоже единственен.

Другой полюс (тип) характеристики территории связан с излишней "зацикленностью" на другой, внешней территории – объекте постоянных сравнений458. Таковы фронтирные образы – Севера (в отличие от «материка»), Запада (в отличие от Востока США) и Востока (в отличие от европейского Запада России), ранние образы Америки (в отличие от Европы) и т.д. Они наталкивают на предположение, что именно излишняя пространственность может служить признаком незрелости «образообразования»459.

Образы, формируемые без соотнесения с образами других географических объектов, назовем условно местными, или «вертикальными», поскольку их содержание наращивается как бы по вертикали, безотносительно к окружающему пространству. А их антиподы – пространственными, «горизонтальными», как бы вросшими во внешнее пространство.

Очаги развитой городской культуры обычно могут похвастаться детально разработанной местной мифологией. В России ярким примером служит СанктПетербург. Детальный анализ формирования образа Петербурга в русской литературе проведен В.Н. Топоровым460. Показательно, что образ Петербурга содержит как "горизонтальную" (противопоставление Москве), так и "вертикальную", экзистенциальную составляющую. Как показано Топоровым, детально разработанный, объемный ("вертикально-горизонтальный") образ Петербурга - это в значительной мере плод культурного труда мигрантов, результат интенсивного «вживания» в чуждую культуру, напряженной культурной адаптации на новом месте.

Строго "вертикальные" образы, напротив, характерны для относительно замкнутых и традиционных сообществ – они «автохтонны». "Горизонтальные" образы характерны для территорий нового освоения, с неукоренившимся населением, где только начинается культурный труд "образного обживания земли".

Объективные процессы урбанизации, интенсивных миграций, расширения информационных контактов в наименее выгодное положение ставят территории с автохтонными, "вертикальными" образами, характерными для огромной массы населенных пунктов России: интровертные образы «благодатной» земли разрушаются. В столкновении с образами сотен других мест, "просто" благодатное и красивое место буквально теряет свою уникальность, а вместе с ней – отчасти и идентичность. Развитие же нового, более сложного и полноценного образа требует времени, а главное – интенсивной культурной жизни, для которой у местного сообщества порой просто нет человеческих ресурсов.

Тип репрезентации и формирование идентичности На наш взгляд, "вертикальные" и "горизонтальные" образы территории связаны с двумя типами интенсифицирующих процессов формирования идентичности, описанных Ассманом. Механизм их в первом приближении может быть охарактеризован следующим образом. Чтобы общность была осознана, нужно, Подробнее: Замятин Д.Н., Замятина Н.Ю., Митин И.И. Моделирование образов историкокультурной территории: Методологические и теоретические подходы. М.: Институт наследия, 2008.

Аналогичное наблюдение сделал Л.В. Смирнягин, наблюдая слоганы американских городов.

Топоров В.Н. Петербург и «Петербургский текст русской литературы» (Введение в тему) // Миф. Ритуал. Символ. Образ: Исследования в области мифопоэтического: Избранное. М., Прогресс – Культура, 1995. С. 259-367.

чтобы чувство общности было как-то интенсифицировано. Чаще всего интенсификация происходит двумя путями. Первый – столкновение с другой культурой (знаменитый пример, когда польские крестьяне почувствовали себя поляками, а не просто крестьянами, только эмигрировав в США). Второй – например, при формировании централизованного государства. В первом случае созданные преимущественно силой дифференциации (формирование идентичности как оппозиции Чужому), во втором – созданные преимущественно силой интеграции (вокруг некой общей «идеи»). Хотя данные процессы взаимосвязаны, Ассман выделяет общества, в которых интенсифицирующей силой (силой, превращающей принадлежность в идентичность) является либо интеграция, или дифференциация.

Характерно, что сообщества, созданные разными интенсифицирующими силами, обладают различными свойствами. Различается, в частности, их пространственное устройство. В интегративных сообществах развиты центрпериферийные отношения: центр задает некий культурный образец, который периферия в той или иной степени принимает: «Культура становится феноменом верхних слоев. При этом культура считает себя, как правило, не культурой элиты, противостоящей культуре народа, а культурой «просто», и разница лишь в том, что элита лучше ее усвоила и воплотила… Нижние слои были причастны культуре тем, что становились предметом ее внимания»461. Соответственно, на периферии допустимо некоторое разнообразие, которое постепенно подвергается ассимиляции.

Сообщества, идентичность которых связана с дифференциацией, напротив, отличаются внутренней однородностью.

В том и другом случае различаются и формы репрезентации идентичности.

«Спутниками» политической интеграции, по Ассману, нередко выступает строительство монументальных зданий (Ассман упоминает любопытный проект строительства пирамиды в Лондоне – столице Британской империи)462. «Спутником» дифференциации является выделение некоторой «пороговой структуры» (по Гелену), «пограничного признака», носителем которого может быть не только территория, но и человек: «Граница проводится орнаментами татуировки, раскраской тела, специально наносимыми увечьями, украшениями, костюмом, языком, кухней, образом жизни, в общем, культурой как вещным имуществом, преданиями, мифами и проч. (Вспомним шотландские орнаменты, которые одновременно являются отличительными знаками кланов)463.

Сочетая наши наблюдения о различных типах географических образов (вертикальные и горизонтальные) с разными типами интенсификации идентичности по Ассману, легко прийти к выводу, что "вертикальные" образы территории должны продуцироваться интегративными сообществами. Соответственно, "горизонтальные" образы характерны для сообществ, интенсифицирующей силой идентичности которых является дифференциация.

Таким образом, изучение формирования территориальной идентичности на определенной территории заставляет последовательно переходить от одного объекта изучения к другому: собственно территория, население территории, организованное тем или иным образом, местное сообщество (если оно сформировано), образ территории у местного сообщества, образ самого сообщества Ассман Ян. Культурная память: Письмо, память о прошлом и политическая идентичность в высоких культурах древности М.: Языки славянской культуры, 2004. С. 160-161.

Там же. С. 156.

Там же. С. 165.

Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 66 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.