WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 66 |

На сегодняшний день проект Евросоюза можно рассматривать как своего рода наиболее «продвинутый» образец интеграционной модели, имеющей, безусловно, общемировое значение. Очевидно, что любая модель надцивилизационной интеграции предполагает в качестве своего фундаментального принципа универсализм и потенциально ориентирована на глобальное пространство самореализации, а объектами интеграции в рамках такой модели могут стать, в конечном счете, любые культурно-цивилизационные образования современного мира.

Конкретные особенности культуры и институциональной среды сообществ, включающихся в интеграционный процесс, с этой точки зрения могут влиять лишь на темп и нюансы процесса, но не на общий тренд преобразований.

Тем не менее, формирующиеся при этом универсальные практики и модели интеграции и идентификации имеют принципиально важное значение в решении многих ключевых проблем современного развития.

В частности, именно в гражданской идентичности, которая лежит в основе реального политического самоопределения индивида, его самоотождествления с политической нацией, современное общество пытается найти опору в противостоянии натиску как глобализма, так и его антипода – ксенофобии. Это обстоятельство особо значимо ввиду повсеместного обострения национальных чувств и подъема на этой волне националистических движений в развитых странах Запада, роста политической поддержки правых партий и радикальнонационалистических идейных группировок, равно как и нарастания радикальных настроений в большинстве проблемных регионов мира.

Стоит упомянуть и о проблемах, которые создают потоки инокультурной иммиграции, рассматривающиеся уже как угроза не только нынешнему и будущему экономическому и социальному благополучию, но и собственному уникальному культурному потенциалу развития принимающих сообществ, как фактор, реально меняющий культурную физиономию этих сообществ. Вместе с тем, массовая миграция порождает сегодня парадоксальное сосуществование в рамках единой политической системы разнородных цивилизационных сообществ, характеризующихся принципиально различной культурой повседневности и полярными типами присущих им моделей самоидентификации. В результате в принимающих мигрантов странах растет потребность в интеграции сообществ «поверх» их национально-цивилизационной идентичности, в институциональном оформлении этих новых универсалистских форм идентификации (подобно тому как, в свое время, политическая рамка нации стала пресловутым «плавильным котлом» этноконфессиональных идентичностей). Иными словами, растет потребность в конструировании над-цивилизационных политических интеграционных моделей.

Это последнее обстоятельство заслуживает особого внимания. Картина сегодняшнего последовательного и стремительного размывания национальной идентичности, со всей очевидностью наблюдаемая с «классических» для Нового времени позиций государства-нации – с иных позиций выглядит скорее как формирование альтернативных идентификационных ориентиров, преимущественно цивилизационной природы. Симптомы этой начавшейся во всем мире трансформации, собственно, и побудили в свое время С.Хантингтона выступить со своей знаменитой концепцией столкновения цивилизаций, составляющего, по его мнению, основное содержание мировой политики этой новой эпохи.

Ей, казалось бы, соответствует повсеместно наблюдаемая активизация устремлений многочисленных периферийных регионов реализовать претензии на собственную культурную и цивилизационную самобытность. А также – сегодняшнее драматическое расщепление понятия национального, которое в зависимости от контекста может прочитываться как атрибут государства-нации, а может наполняться этническими и даже примордиальными коннотациями.

Но, с другой стороны, для значительного числа регионов незавершенной модернизации все более притягательными становятся наряду с традиционными «национальными» универсалистские модели самоидентификации. Анализ причин этого вновь побуждает возвратиться к проблемам и движущим силам развития интеграционного проекта Евросоюза. Прежде всего – к осмыслению особенностей природы так называемой западноевропейской цивилизации, которая, на мой взгляд, существенно отличается от всех прочих, так или иначе традиционных цивилизаций. Эта особенность очевидна не только при анализе того, как с культурно-цивилизационных позиций происходило формирование Евросоюза, включение в него стран Южной, а затем и Восточной Европы, а также того, как сейчас видятся приоритеты интеграции инокультурных сообществ в Евросоюз, как трансформируется дискурс общеевропейской идентичности.

Наиболее точно эта особенность может быть обозначена с учетом той принципиальной «мутации» западноевропейской цивилизации, результат которой и зафиксирован в представлениях о современном обществе. В их основе лежат культурные принципы и институциональные механизмы, выработанные в процессе формирования тотально коммерциализированного общества и дополненные позднее, в качестве условного компромисса, так называемой социальной политикой.

Условность и ограниченность возможностей этого компромисса видна на примере политики стран Евросоюза в условиях современного кризиса, имея в виду то, что именно социальная политика оказывается первой в перечне тех жертв, которые приносятся в интересах финансовой стабилизации и политического престижа Евросоюза в современном мире... Нынешнее повсеместное распространение этой социальной модели (по-прежнему, как правило, сначала – ее практик коммерциализации, и лишь спустя некоторое время – ее приложений в сфере социальной политики) неизбежно влечет за собою специфические формы идентификационной трансформации, изучение которых является задачей, заслуживающей самого пристального внимания нашего исследовательского сообщества.

Намечу лишь одну из множества связанных с этим исследовательских проблем.

Оценивая в целом процесс трансформации идентичности, сопряженный с модернизационными переменами, стоит обратить внимание на две принципиально различные его интерпретации. В одном случае завершением этого процесса видится неизбежная и закономерная смена идентичности модернизирующегося общества. В другом – исходя из представления о многосоставности идентичности, допускается возможность неконфликтного (или ограниченно конфликтного) соприсутствия в социальной идентичности современного индивида разнообразных ее составляющих, формирующихся в условиях современного мира. Именно последний подход, на мой взгляд, позволяет рассмотреть и исследовать возможность совмещения императивов модернизации и глобализации с сохранением основ культурной идентичности конкретного сообщества, возможность обеспечить воспроизводство и преемственность культурной традиции. Только на этом пути меняющаяся идентичность может стать ресурсом развития общества.

Такой представляется проблемная среда изучения идентичности в условиях глобализирующегося мира.

Н.В. Загладин, ИМЭМО РАН КОНФЛИКТ ИДЕНТИЧНОСТЕЙ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Идентичность большинства людей современного мира носит сложный, составной, многоуровневый характер. При этом различные «уровни» идентичности далеко не всегда гармонично сочетаются друг с другом. Например, человек может считать себя патриотом своей страны, однако, ставя на первый план интересы семьи, личного благополучия, он вполне может решиться уехать за границу на постоянное место жительства, даже осознавая, что его знания нужны на родине. В субъектах РФ на Северном Кавказе нередко возникают ситуации, при которых люди, которые считают себя добропорядочными и законопослушными гражданами, прибегают к насилию, идентифицируя себя с интересами и традициями своих кланов (тейпов и т.д.).

В эпоху глобализации к уже четко определившимся на уровне национальных государств коллизиям идентичностей различного уровня угрожают добавиться новые противоречия. Они могут возникать между людьми, считающими себя «гражданами мира», и индивидами, рассматривающими себя как патриотов «своего» государства, религии или этнонациональной общности.

Четкого, общепризнанного определения идентичности «гражданина мира» нет.

Однако, как правило, таковым считается человек, полагающий высшим приоритетом решение тех или иных проблем, важных для всего человечества или его большинства. Некоторые из «граждан мира» сосредотачивают свою политическую активность на вопросах экологии. Это подразумевает борьбу с загрязнением окружающей среды промышленными и бытовыми отходами, за переход к экологически «чистым» производствам и запрещение использования потенциально опасных технологий (в частности, генной модификации пищевых продуктов), за сохранение естественной среды планеты – прекращение вырубки лесов, промысловой добычи редких представителей фауны.

Другие «граждане мира» сосредоточены на защите общегуманистических идеалов. Это предполагает очень широкий спектр требований, в частности, в области защиты прав человека. Гуманитарные НПО добиваются отказа от использования смертной казни и пыток, оказывают помощь беженцам из зон конфликтов, поддержку беднейшим странам в развитии образования, систем здравоохранения, содействуют в преодолении последствий природных катастроф, в борьбе с эпидемиями, выдвигают требования запрещения использования «негуманных» видов оружия, защищают права сексуальных и иных меньшинств.

Наконец, многие «граждане мира» поддерживают требования перемен политического и социального характера на глобальном уровне: выступают за изменение модели глобализации (альтерглобализм), осуждают политику мировых лидеров и международных организаций как отвечающую, прежде всего, интересам транснациональных корпораций и банков (ТНК и ТНБ), призывают решить проблемы развития, бедности и т.д.

Судя по данным опроса общественного мнения, проведенного в 2009 г. в странах, в которых проживает более 2/3 населения Земли, в среднем 66% людей в первую очередь считают себя гражданами своих государств, 10% в первую очередь воспринимают себя «гражданами мира», 20% – сочетают приверженность общечеловеческим ценностям с национальной идентичностью. При этом в различных странах показатели не совпадают. Наибольший процент людей, считающих себя в первую очередь «гражданами мира», оказался в Германии и Италии (19% и 21%)172.

Разумеется, полностью доверять всем этим опросам нет оснований.

Показательно, что в комментарии к упоминавшемуся опросу отмечается, что, согласно ранее опубликованным данным, «гражданами мира» считает себя 72 % населения Земли, что не получило подтверждения173. Действительно, очень многое зависит от того, как сформулирован вопрос, понимает ли респондент, что национально-государственные интересы могут мешать осуществлению мер, которые необходимы для решения глобальных проблем современности.

Во многих странах большинство опрошенных не видят противоречия между национальной идентичностью и восприятием себя в качестве «гражданина мира».

Это, в частности, относится к таким крупным государствам, как Франция, Китай, Италия, Индия, Мексика (соответственно, 51%, 50%, 48%, 46%, 44%)174. Иначе говоря, большинство граждан этих стран в принципе согласны с проводимой правящими кругами политикой, считают ее в основном отвечающей как интересам решения глобальных проблем современности, так и национально-государственным интересам.

Применительно к государствам Евросоюза это не вызывает удивления.

Гуманистическая, экологическая направленность политики стран ЕС во многом выступаетздесь своего рода эталонным образцом. Можно констатировать, что ориентированные на экологические цели и гуманитарные акции «граждане мира», живущие в странах Евросоюза, в целом имеют основания одобрять такой курс по Likely to See Themselves as Global Citizens: Global Survey.

(http://www.worldpublicopinion.org/pipa/articles/views_on_countriesregions_bt/608.php).

(http://www.worldpublicopinion.org/pipa/articles/views_on_countriesregions_bt/608.php).

Ibid.

довольно широкому спектру вопросов. Но в США ситуация не столь однозначна. Так, согласно данным опросов, 73% американцев считают себя гражданами мира и одновременно – гражданами Соединенных Штатов. В то же время, эти же 73% положительно оценили Киотский протокол, содержавший обязательство ограничить выброс в атмосферу парниковых газов, к которому Вашингтон не присоединился. К этому можно добавить, что 67% американцев признают, что Америка ответственна за значительную часть загрязнения отходами окружающей среды и избыточное потребление, 91% опрошенных согласны с тем, что при этом не учитываются интересы будущих поколений, 88% – считают, что необходимо изменить образ жизни и потребления175. Тем не менее, теоретически осуждая собственный образ жизни и отдельные действия своего правительства, на практике американцы не проявляют желания прибегать к массовым протестным действиям, чтобы способствовать решению экологических проблем.

В какой-то мере это объясняется тем, что, проголосовав за Б. Обаму, обещавшему уделить особое внимание вопросам экологии и глобальным проблемам современности на выборах 2008 г., граждане США заняли затем пассивную, выжидательную позицию. Это во многом объясняется глобальным кризисом, повлекшим смену приоритетов развития.

Неоднозначно обстоит дело и с правозащитной, гуманитарной деятельностью.

Как правило, она пользуется высоким авторитетом и поддержкой в странах Запада, одобряется международными организациями, в том числе ООН. Осуществляющие ее НПО имеют филиалы во многих государствах. Так, известная международная организация «Эмнести интернэшнл» (офис в Лондоне) имеет всего 320 штатных работников, но при этом численность ее добровольных активистов, действующих в 140 странах мира, превышает 1 млн. чел176.

Однако если правозащитные НПО и их активисты исходят из принципиальных соображений, то отношение к ним правительств, в том числе и стран Запада, носит сугубо прагматический характер. Деятельность НПО встречает поддержку СМИ, государственных институтов, дипломатии, когда она направлена на изменение положения в странах, которые рассматриваются как недружественные. В то же время, если осуждению подвергается политика государств НАТО (в частности, заключение без суда и следствия лиц, заподозренных в причастии к терроризму на базе Гуантанамо, и иных тюрьмах ЦРУ вне территории США), или же разоблачается причастность американских военных к жестокому обращению с военнопленными и гражданскими лицами в Ираке и Афганистане, это вызывает недовольство властей.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 66 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.