WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 66 |

пишет о «резком, даже скачкообразном увеличении количества самых многообразных, абсолютно не сводимых к сословным, классовым или слоевым определениям жизненных форм и стилей, имеющих исключительно культурное происхождение. Все эти стили, возникшие в России в течение последних пяти— десяти лет, не корреспондируют непосредственно с категориями демографической, профессиональной или экономической структуры, как советской, так и нынешней “капиталистической”»147. Эта мысль о росте значения творческой свободы в самоопределении индивида, о человеке как творце нового сегодня очень популярна, но она слишком позитивно оценивает человека, не учитывая всех особенностей анархического порядка, который может возникнуть в такой свободной стихии.

Согласно недавнему исследованию группы английских социологов, пытавшихся верифицировать теорию французского социолога П. Бурдье на материалах английского общества, жизненные стили представляют собой, используя термины Бурдье, некие социальные «поля», которые детально организованы и разделены на разные культурные практики и вкусы148. На мой взгляд, они в большей мере характеризуют идентичность социальных групп, чем индивидов.

В противоположность этому Э. Гидденс считает, что «стиль жизни может быть определен как относительно интегрированный комплекс практик, которые индивид выбирает не только потому, что они удовлетворяют утилитарные потребности, но и потому, что они придают материальную форму специфическому описанию самоидентичности» 149. Нередко, однако, стили жизни предстают как материальная форма некоторых предпочтений, но не как актов осознания самотождественности.

В-четвертых, Сен исходит из общечеловеческой сущности, своего рода неизменной природы человека, и считает, что серьезным вызовом ей являются религиозные, культурные, национальные и цивилизационные рамки идентификации.

По его мнению, существует гораздо больше уникальных разделительных линий. И потому гармония в современном мире опирается в большей степени на понимание плюральности человеческой идентичности и на признание того, что идентичности наслаиваются друг на друга и тем самым не дают создать резкую разделительную линию150. Но встает вопрос: неужели то, что человек или группа любят теннис и являются ответственными в отношении экологических угроз, определяет их «смысл себя» больше, чем религия, цивилизационная, классовая или национальная принадлежность По мнению Сена, существует два вида редукционизма. Сведение идентичностей к самотождественности религиозных или иных групп представляется Сену редукционизмом первого типа, который характеризуется как «пренебрежение идентичностью». Правильнее было бы считать это не родом редукционизма, а, напротив, неучетом идентичности индивида, которая первична у Сена, т.е. сведением этого уровня идентичности к более высоким формам. Примером этого Сен считает позиции современных теоретиков – экономистов, считающих, что в своей конкретной деятельности люди не идентифицируют себя с кем бы то ни было, кроме самих себя.

Ионин Л.Г. Культура и социальная структура // Социс, 1996, № 2. С. 31.

Bennett T., Savage M., Silva E., Warde A.,Gayo-Cal M., Wright D. Culture, Class, Distinction. L, N. Y..; Routledge. 2009. P. 48.

Giddens A. Modernity and Self-Identity: Self and Society in the Late Modern Age. Cambridge:

Polity Press, 1991. P. 81.

Sen A. Identity and Violence: The Illusion of Destiny. N.Y., London: W.W. Norton&Company Ltd. 2006. P. XIV.

Другой вид редукционизма – «единичная (солитаристская) принадлежность», которая исходит из принадлежности каждого человека к одной единственной коллективной общности. Но, думается, что Сен и сам склонен к редукционизму, который можно назвать редукционизмом третьего типа – сведением идентичности к индивидуальной, из которой не следуют коллективные идентичности. Поэтому он постоянно говорит по существу не об идентичностях, а об индивидуальных жизненных стилях. Для Сена идентичность – это не смысл себя, а принадлежность к чему-то другому.

Совершенно соглашаясь с ролевым плюрализмом, вряд ли можно принять плюрализацию идентичности, построенную по аналогии с ролевой. Многие исследователи сегодня говорят о плюрализации идентичностей, не сводя ее ни к социальным ролям, ни к стилям жизни. Чаще всего речь идет о структурном разнообразии типoв идентичности, которые интегрируются до определенной целостности. Так, профессор Гарвардского университета К.Корсгард находит в структуре идентичности практическую, или персональную идентичность;

идентичность, вытекающую из действий; идентичность, определенную предшествующим выбором; идентичность, противостоящую растительному и животному существованию; идентичность, относящую человека к живым существам;

гуманизм как практическую идентичность; идентификацию с принципами;

идентификацию с разумом. Но это – структура идентичности, допускающая ее интеграцию и самоформирование как у личности, так и у социальных групп151.

Идентичность, на мой взгляд, может принимать сакральный характер, т.к.

«смысл себя» имеет глубинную духовную основу, выработанную человеком, группой или обществом в борьбе с распадом и дезинтегрированностью152. При этом стоит различать духовное и религиозное. Н.А. Бердяев считал, что духовность не обязательно является религиозной. Добавим к этому, что и религиозность индивида не обязательно является духовностью. Она может иметь более практическое или повседневное измерение. В своем обыденном воплощении она может быть далека от высоты духовного чувства. Следовательно, и сакральность может существовать как в религиозном, так и в светском духовном содержании. Идентичность не всегда сакральна, но часто в ней сакрализированы коренные «священные» моменты детства, особых периодов жизни. Так, П.Сорокин, будучи выдающимся американским социологом, опирался в своем духовном опыте, особенно в преклонные годы, на свое коми-пермяцкое детство, на жизнь в России, что наложило отпечаток на его поздние непонятые американцами произведения.

Стоит говорить, скорее о личной, чем об индивидуальной идентичности. В отличие от Сена, Э.Гидденс так и делает. По его мнению, «личностная идентичность не является характерной чертой или совокупностью черт, которыми обладает индивид. Она представляет собой самость, рефлексивно понимаемую индивидом в терминах своей биографии. Идентичность предполагает непрерывность в пространстве и времени, однако самоидентичность является непрерывностью, рефлексивно интерпретируемой ее носителем… Быть личностью значит быть не только рефлексивно действующим лицом, но и обладать понятием личности Korsgaard Ch.M. Self-Constitution: Agency, Identity, and Integrity. Oxford, N.Y.: Oxford University Press. 2009.

Федотова В.Г., Колпаков В.А., Федотова Н.Н. Глобальный капитализм: три великие трансформации. Социально-философский анализ взаимоотношений экономики и общества М.: Культурная революция. 2008. С. 401–407.

(самому и видеть ее в других)»153. Это еще один аргумент против сведения идентичности к ролям. Это также аргумент в пользу понимания идентичности не как объективной данности социального и материального мира, а как укорененной в ценностном мире154.

Хотелось бы подчеркнуть, что сведение идентичности к самотождественности личности и социальных групп и отказ от понятий идентичности общества, национального государства, этноса как специфической социальной группы нельзя расценивать иначе, чем как редукционизм. Устойчивые общества Великобритании, Китая, стран Западной Европы не только имеют идентичность, но и воспроизводят ее. Америка несколько потеряла это основание стабильности. С.Хантингтон начинает свою книгу «Кто мы» рассказом об американском гражданине мексиканского происхождения, который на стадионе в Лос Анжелесе сжег американский флаг из-за того, что американская команда выиграла у мексиканской155.

Нельзя забыть и того, что первую попытку взрыва международного торгового центра предпринял американский гражданин, этнический араб, который получил высшее образование в США, работал инженером, учил в университетах США своих детей.

Идентичность по гражданству, отличавшая США в период «плавильного тигля», сохраняла реальный мультикультурный характер, но при Б.Клинтоне она сменилась политикой мультикультурализма, отрицавшей эту идентичность по гражданству и породившей реакцию неоконов при Дж. Буше-мл., войну в Ираке и пр.

Сегодня напрашивается вывод, что, чем более индивидуализированы люди и чем более они рассредоточены по социальным группам, тем труднее им достичь стабильной идентичности и удержать ее. Следует согласиться с мнением автора книги об идентичности, считающим, что нестабильность, разнообразие, временная множественность являются фундаментальными свойствами современной картины мира156. Несомненно также и то, что эта картина мира сформирована турбулентными изменениями конца XX–начала XXI веков. Сегодня мы не знаем, является ли такая неустойчивость сущностной характеристикой будущих процессов, или же она выступает как часть общего кризиса, связанного с переходом к третьему Модерну как новому Новому времени для незападных стран, затрагивающему и Запад157. Изучение политической культуры новой эпохи требует совершенствования инструментария исследований, и концент идентичности представляется одним из ключевых в деле продвижения по этому пути.

Giddens A. Op. cit. P. 53.

Ibid. P. 81.

Huntington S. Op. cit.

Заковоротная М.В. Идентичность человека. Социально - философские аспекты. Ростовна-Дону: Издательство СКНЦ ВШ,1999. С. 13.

Федотова В.Г., Колпаков В.А., Федотова Н.Н. Указ. Соч. С. 424–445, 520–564.

Ю.Ю. Лекторова, Пермский государственный университет КОНСТРУИРОВАНИЕ ИНФОРМАЦИОННЫХ ПОВЕСТОК ДНЯ: ВЫБОР ИДЕНТИЧНОСТИ В СЕТИСовременные информационные технологии, получившие распространение в развитых странах мира, открывают новые направления изучения социальнополитических явлений, в том числе и идентичности. Существует ли идентичность в Сети Подобный вопрос привлекает внимание самых разных исследователей и рядовых пользователей Интернет – ресурсов.

С одной стороны, изменение способа подачи информации влечет за собой изменение стратегии позиционирования отдельных индивидов и обществ относительно окружающего мира. Кроме того, символический образ, который создают пользователи Сети, в сочетании с выбранными параметрами аккаунта и специфическим никнеймом, приобретают дополнительные идентификационные маркеры. С другой же стороны, продолжают рассуждение противники выше описанной точки зрения, Интернет – пространство далеко не самое подходящее место для формирования идентичности в силу стихийности выбора пользователей и невозможности их детальной операционализации. При этом новая идентификационная «система координат»159, тиражируемая электронным форматом информационных потоков, создает угрозу сохранения идентичности как таковой.

В рамках данной статьи предпринята попытка анализа Интернета как особой сферы конструирования идентичности, широкое применение в которой получает практика формулирования информационных повесток дня. По масштабу охвата аудитории информационные повестки дня оказываются одним из наиболее эффективных способов идентификации с конкретным социумом путем структурирования большого информационного массива.

Если согласиться с тем, что идентичность есть «нечто данное индивиду от рождения или, по крайней мере, формирующееся в ходе первичной социализации»160, то Сеть начинает оказывать влияние уже на начальной стадии приобщения к роли ее пользователя. Информационные повестки дня в виде списка наиболее важных тем образуют виртуальное сетевое меню. В процессе поглощения этого меню пользователи сознательно или бессознательно начинают выстраивать собственную идентификационную матрицу. Основная же сложность для исследователя возникает на этапе выявления социально-демографических характеристик пользователей, которые составляют основу той или иной идентификационной матрицы. Речь идет о том, что в результате экспоненциального роста пользователей из информационного пространства начинает исчезать конкретный индивид и появляется обезличенный пользователь Сети. Конечно, современные технологии позволяют произвести необходимую детализацию участников виртуального жанра, вплоть до фамилии и региона проживания, опираясь на IP-адрес персонального компьютера. Однако это неизбежным образом Статья подготовлена в рамках гранта Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. МакАртуров № 0995275-000-GSS «Борьба за идентичность и новые институты коммуникации».

Гельман В., Холф Т. Центр и региональные идентичности в России // Центр и региональные идентичности в России / Под ред. В. Гельмана и Теда Хопфа. СПб.; М.: Издво Европ. ун-та в Санкт-Петербурге; Летний сад, 2003. С. 7.

Там же. С. 10.

актуализирует проблематику неприкосновенности личных данных, виртуальное нарушение которой также недопустимо.

В большинстве случаев эмпирическая действительность в Сети подменяется определенной интерпретацией информационных потоков: через поисковые системы на стадии поиска информации и сконструированные Интернет – проекты на этапе их обработки. В данном случае Интернет – дискурс, который разгорается вокруг наиболее актуальных информационных повесток дня, интересен не с точки зрения абстрактной грамматической структуры, а, прежде всего, как «письменный или речевой вербальный продукт коммуникативного действия»161.

За огромным разнообразием информационного массива в Сети скрывается конкретная тематика Интернет – сюжетов, а также специфическая система убеждений и ценностей. И если повестка дня на телевидении или в прессе в большинстве случаев оказывается результатом взаимоотношений различных групп интересов и социальных институтов, то в Интернет – пространстве конструировать повестки дня может каждый активный пользователь вопреки объективно сложившимся социально-политическим условиям.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 66 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.