WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 66 |

Седьмое положение связано с тем, что в современном контексте необходимо рассмотрение идентичности не только на рациональном, но и на иррациональном уровне. В современных условиях активизируются религиозный фактор и религиозная идентичность. Важно сказать об отношении к исламу. Здесь отметим лишь тот факт, что в связи с экстремизмом и терроризмом растут мифы вокруг ислама. О нем судят по взглядам и действиям фундаменталистов, хотя именно они искажают ислам. В связи с тем, что в последнее время агрессию, злобу, ненависть друг к другу культивируют многие заинтересованные лица, засоряя наше социокультурное пространство, есть смысл интеллектуально осмыслить и переосмыслить религиозную идентичность в полиэтноконфессиональном регионе.

Наконец, последнее положение связано с осмыслением прошлого опыта в нашей стране. Говоря о формировании российской идентичности, есть смысл обратиться к советскому периоду. Безусловно, это трагичный и сложный период, и его нельзя рассматривать по схеме «черный-белый». Однако осмыслить значение «советскости» как социокультурного феномена в духовной истории российского народа весьма поучительно.

«Советскость» как надэтническая идентичность формировалась в рамках советской культуры. Под этой общностью понималась самоидентификация с Советским Союзом, определение «кто мы» по отношению к своей стране. На формирование этой идентичности работали культура, политика, идеология.

Безусловно, наблюдалась чрезмерная идеологизация повседневной жизни. Тем не менее, ценностный смысл этого феномена заключался в том, что он работал на сплочение и единение граждан и задавал некоторые параметры развития страны.

Понимание надэтнической общности в современной России основано на новых ценностно-мировоззренческих ориентациях, которые формируются на основе гражданской культуры с сохранением социокультурного разнообразия. Понятно, что многие сложившиеся в прошлом формы не вписываются в современность. А вот содержание, ценностный смысл, созвучный современности, напрашивается на переосмысление и использование. Например, ценным является опыт формирования чувства принадлежности к единой стране, именуемой Советским Союзом. «Советскость» позволяет выявить новые смыслы прошлого, что изменяет контекст существования прошлого.

В связи с этим востребованным является формирование представлений о конструктивной роли надэтнической общности, которая рассматривается как духовное единение граждан страны, как механизм преодоления напряженности в российских регионах.

Подводя итог, отметим, что:

– рассматривая многоуровневую идентичность как сложную открытую систему, следует подчеркнуть, что такие уровни не исключают друг друга, а взаимодействуют, сосуществуя по принципу дополнительности;

– идентификацию необходимо рассматривать с учетом социокультурных условий, в которых она формируется (для нашего исследования – это социокультурное пространство Северо-Кавказского региона);

– российская идентичность формируется через отношение к прошлому, к нашей национальной идентичности («советскость»), и мы можем и должны анализировать опыт формирования этой надэтнической общности в определенной нравственной тональности, извлекая уроки, положительный опыт и осмысливая ценность этой эпохи;

– поиск идентичности в современных условиях осуществляется как на рациональном, так и на иррациональном уровне;

– говоря о совмещении разных видов идентичности, мы не имеем в виду воспроизводство этнической идентичности в ущерб российской, напротив, нами предпринимается попытка совмещения этих видов идентичности, понимания конструктивного смысла и ценности российской идентичности, ее возможностей для развития российских этносов и регионов.

П.В. Панов, Пермский государственный университет НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: ВАРИАНТЫ СОЦИАЛЬНОГО КОНСТРУИРОВАНИЯ КАРТИНЫ МИРАПолитическая идентичность, как и любая другая идентичность, - это не просто субъективное психологическое ощущение принадлежности к социальной группе.

Напротив, такое ощущение есть результат того, что индивид разделяет определенные социальные представления о мире («картину мира»). «Идентичность следует понимать как один из аспектов интерпретации индивидом социальной реальности, а именно того аспекта, который касается конфигурации и структуры самости индивида в соотношении с социальной реальностью»107. Интернализация картины мира в процессе социализации индивида позволяет ему, во-первых, понять себя, свое место в мире, разделенном в соответствии с данной картиной мира на разные группы. Во-вторых, вследствие того, что данная картина мира разделяется членами определенного макроколлектива, у них и возникает ощущение «похожести» между собой и, напротив, «отличия» от других. Кроме того, общность коллективных представлений о мире не только формирует основание политической идентичности, но и легитимирует эту идентичность, так как данная картина мира включают в себя образ этой группы как того самого макроколлектива, в рамках которого мир и приобретает целостность и «понятность». Соответственно, тот макроколлектив, в рамках которого воспроизводится картина мира, имеет упорядочивающее значение, а идентификация себя с этим коллективом оказывается политической.

Как справедливо указывает Ш.Эйзенштадт, для того, чтобы идентичность приобрела политическое значение, она должна базироваться на особых «темах» - таких, которые «укоренены в онтологических или космологических предпосылках и концепциях социального порядка. Главными кодами или темами, которые оформляют конструирование коллективных идентичностей, являются примордиальность, гражданственность и сакральность (трансцендентность). Каждая из них дает совершенно особый образец спецификации границ коллектива, диапазон возможных паттернов поведения, распределения ресурсов и регулирования властных отношений»108.

Тема гражданственности стала основой для формирования политической идентичности как гражданской (национальной) идентичности в эпоху Модерна. В этом смысле национализм можно рассматривать как тип картины мира эпохи Модерна: «Он представляет человеческий мир как мир, разделенный на конкретные сосуществующие сообщества, причем каждое из них составляет «народ», а каждый Статья подготовлена в рамках гранта Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. МакАртуров №0995275-000-GSS «Борьба за идентичность и новые институты коммуникации».

Greenfeld L., Eastwood J. National Identity // Boix C., Stokes S. (eds.) The Oxford Handbook of Comparative Politics. Oxford; New York: Oxford University Press, 2007. Р. 256.

Eisenstadt S. Cultural Programs, the Construction of Collective Identities and the Continual Reconstruction of Primordiality // Eisenstadt S. Comparative civilizations and multiple modernities.

Leiden; Boston: Brill, 2003. Р. 79-80. Эйзенштадт следует здесь концепции Шилза о четырех базовых типах наиболее устойчивых социальных связей, сформулированной в одной из его статей (Shils E. Primordial, Personal, Sacred, and Civil Ties // British Journal of Sociology, 1957, Vol. 8, № 2. P. 130-145).

народ воображает себя как неразделенный»109. Каждая нация воспринимается как относительно самодостаточный коллектив, в рамках которого индивиды воспроизводят множество групповых идентичностей, но именно национальная идентичность оказывается политической – той самой «системой координат», которая «упорядочивает» самоопределение индивида в этом мире. Очень точно это отражено в формуле, предложенной А.И.Миллером: «В современном мире нация – это, прежде всего, способ легитимации власти и концепция, которая задает рамки политического процесса»110.

Х.Рэ подчеркивает, что политический порядок в национальных государствах был бы немыслим не только без формирования государств как единого и единственного политического центра власти, но и без формирования соответствующей ему национальной картины мира: «Строители государства (statebuilders) должны… легитимировать политический порядок, который они стремятся установить и консолидировать. Это включает в себя две задачи: конструирование унифицированного политического сообщества внутри границ управляемой территории – сообщества с единой, дающей связанность идентичностью – и идентификацию монарха или национального правительства как политического олицетворения или представителя такого унифицированного сообщества»111.

В литературе деятельность, связанная с конструированием национальной картины мира, обозначается термином «нациестроительство» (nation-building).

Nation-building призвано сформировать коллективное представление о нации как о единственном для индивида политическом коллективе, который существует «поверх» всех остальных социальных групп, связывая их в некую целостность. В этом смысле нации, как блестяще показал в своей работе Б.Андерсон, являются воображаемыми сообществами в еще большей мере, чем какие-либо другие, «потому что члены даже самой маленькой нации никогда не будут знать большинства своих собратьев-по-нации, встречаться с ними или даже слышать о них, в то время как в умах каждого из них живет образ их общности»112.

Постольку, поскольку нациестроительство оказывается успешным, возникает «прочное сцепление между определенной конструкцией политического порядка и тем коллективным целым, что находится под ним, которое со временем будет кратко выражено посредством понятия национального государства. Кристаллизация идеи национального государства обеспечивает совпадение политической и культурной идентичности населения данной территории, провозглашает серьезные символические и эмоциональные обязательства по отношению к его центру, также замыкая на него исконные примордиальные измерения человеческого существования и социальной жизни»113.

Следует, однако, иметь в виду, что в каждом отдельном случае нациестроительство предполагает содержательное определение категории «нация».

Greenfeld L., Eastwood J. National Identity // Boix C., Stokes S. (eds.) The Oxford Handbook of Comparative Politics. Oxford; New York: Oxford University Press, 2007. Р. 258.

Миллер А.И. Тема нации в российской политике последних лет // Два президентских срока В.В.Путина: Динамика перемен. М.: ИНИОН РАН, 2008. С. 320.

Rae H. State Identities and the Homogenization of People. Cambridge: Cambridge University Press, 2002. Р.2.

Андерсон Б. Воображаемые сообщества: Размышления об истоках и распространении национализма. М.: Канон-пресс, 2001. С. 31.

Эйзенштадт Ш., Шлюхтер В. Пути к различным вариантам ранней современности:

сравнительный обзор // Прогнозис, 2007, № 2.

В качестве инструментария при этом используются нарративы, символизации, создание мифов и т.д. Не случайно К.Вердери в своей знаменитой дефиниции определила национализм как «политическое использование символа нации через дискурс и политическую активность»114. Поскольку, не выходя в принципе за рамки национально ориентированного видения мира, можно по-разному определить, «кто мы как нация», конструирование образа нации становится предметом острой политической борьбы. Определение «мы», разумеется, уникально для каждой конкретной нации, но, если говорить не о содержательных характеристиках, а о способах «воображения» нации в современных национальных картинах мира, можно выделить несколько вариантов.

Долгое время в литературе господствовало разделение между ранними – «гражданскими» – и более поздними – «этническими» национализмами. Оно базировалось на том, что, несмотря на значительные содержательные различия в определении «мы», британский, французский, североамериканский и другие национализмы в западных политиях связывали идею нации с идеей демократии.

Нации представлялись не только как политические коллективы, соответствующие делению мира на территориальные государства, но и как «народы» – источники власти. Такое понимание нации предполагает, что ключевым признаком является гражданство, а все члены нации воспринимаются как равные и свободные граждане, участвующие в демократическом политическом процессе115. Именно этот тип национальной картины мира легитимирует универсалистский политический порядок, то есть дифференциацию политических практик, связанных с гражданством, от практик, которые институционализируются в отдельных социальных группах.

Национализмы в новых государствах, которые появились в ХХ столетии в результате распада колониальных империй, напротив, активно задействовали аскриптивные признаки (племенные, родственные, этнические, религиозные) в определении, «кто мы». Такой вариант национальной картины мира ведет к тому, что аскриптивные признаки приобретают политическое значение наряду с гражданством, что легитимирует партикуляристские политические практики.

Дальнейшие исследования, однако, показали, что такая типология национализмов слишком поверхностна. С одной стороны, стало очевидно, что каждая национальная картина мира в той или иной мере содержит аскриптивные (а не «чисто гражданские») компоненты116. Они были обнаружены даже в американском национализме, который, казалось бы, должен быть «самым гражданским» вследствие истории становления американской нации. С. Хантингтон, например, пришел к выводу, что у американской политической идентичности было несколько «источников», которые находились в сложном и динамическом соотношении. Белый англо-саксонский протестант (WASP – White Anglo-Saxon Protestant) представляет собой сложный сплав расовых, этнических и религиозных схожих черт, которые на протяжении многих десятилетий воспринимались как «значимые признаки» и создавали ту основу, на которой произрастало чувство Verdery K. Whither 'Nation' and 'Nationalism' // Balakrishnan G. (ed.) Mapping the Nation.

London: Verso, 1996. Р. 226.

Kymlicka W., Norman W. Return of the Citizen: A Survey of the Recent Work on Citizenship Theory // Beiner R. (ed.) Theorizing Citizenship. Albany: State University of New York Press, 1995.

Р. 301.

Yack B. The Myth of the Civic Nation // Beiner R. (ed.) Theorizing Nationalism. Albany, NY:

State University of New York Press, 1999. Р.106.

гражданской общности117. С другой стороны, поскольку национализм легитимирует современный политический порядок, то есть именно принадлежность к национальному государству лежит в основе категории «нация», каждая национальная картина мира в той или иной мере содержит гражданский компонент.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 66 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.