WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 26 |

Помимо традиционных банковских операций, связных с обслуживанием торгового и инвестиционного взаимодействия, банки развивают пассивные операции на внутренних рынках банковских услуг. Так, зарубежные рынки выступают дополнительным источником для привлечения ресурсов. Например, к такой стратегии прибегают казахстанские банки, которые через посредничество своих дочерних структур привлекают финансовые ресурсы для проведения операций в стране базирования материнских компаний.

В частности, казахстанский «Альянс Банк» через посредничество своей дочерней структуры в России «Альянс Финанс» намерен выпустить облигации на сумму 5 млрд. руб.

для инвестирования в проекты в Казахстане.Другой банк из этой страны – «Москоммербанк» – уже разместил на ММВБ облигации на сумму 1 млрд. руб. Заместитель председателя банка А. Сагдиев так высказал преимущество российского рынка для привлечения средств: до недавнего времени на российском рынке ситуация со ставками и ликвидностью была «одна из самых лучших за всю историю. В результате рублевые заимствования по привлекательности сравнялись с западными. Не воспользоваться такой ситуацией было бы глупо»16.

И хотя на сегодняшний день российский рынок является достаточно перспективным с точки зрения привлечения дополнительных ресурсов на фоне кризисных ситуаций на мировых рынках, воспользоваться благоприятной конъюнктурой могут позволить, как правило, лишь те кредитные организации, которые имеют зависимые общества в стране для преодоления ограничений на трансграничные операции.

Зависимые учреждения банков в странах СНГ обычно ограничиваются операциями на финансовом рынке, однако интересы акционеров банка выходят далеко за пределы развития бизнеса в финансовой сфере. Так, наиболее диверсифицированную стратегию на постсоветском пространстве развивает «БТА». Аффилированные с кредитной организацией структуры реализуют проекты в сфере недвижимости, лесопереработки и др. Так, инвестиционно-промышленная группа «Евразия», подконтрольная председателю совета директоров и совладельцу казахстанского банка «БТА» М. Аблязову, на сегодняшний день является одним из лидеров на рынке коммерческой недвижимости в России и развивает проекты также и на Украине.

В будущем ожидается усиление банковского сотрудничества на постсоветском пространстве как путем проведения трансграничных операций, так и учреждения сети отделений, в том числе и путем покупки уже существующих кредитных организаций. Основной вклад в развитие банковского взаимодействия внесут крупнейшие кредитные организаций Казахстана и России, заявившие о своем намерении стать региональными банками с отделениями во всех странах СНГ.

Боровских А. Альянс в рублевой зоне // Press-Club Kazakhstan. 2007, 15 марта.

Кузнецов А.В.* Инвестиции в Центральной Азии: проблемы конкуренции российских и зарубежных ТНК** Российские внешнеэкономические связи ориентированы в основном на европейские страны. Так, по официальным данным, в 2007 г. на Европу пришлось свыше 2/внешнеторгового оборота России, 79% импорта прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в сектор небанковских корпораций и 83% экспорта таких капиталовложений из страны1.

При этом Россия не только развивает тесные торгово-инвестиционные связи с ЕС, но даже на постсоветском пространстве завязана в основном на своих европейских соседей – Украину и Белоруссию.

Традиционная на протяжении очень длительного периода ориентация страны в хозяйственном отношении на Европу в принципе закономерна, поскольку сама Россия – европейское государство и в культурном, и в географическом отношении (особенно если рассматривать концентрацию населения и хозяйства). Другое дело, что в последние годы понятие Европа пытается «приватизировать» Европейский Союз. При этом речь идет не только о сугубо идейно-политических проблемах, например, когда «экспертами» по так называемым европейским ценностям вдруг оказываются весьма радикальные политики из ряда «новых» стран ЕС. Иногда это выглядит даже забавно, как в случае попыток некоторых «аналитиков» определить признаки, по которым Украина в культурном отношении стоит значительно ближе к некой абстрактной Европе, нежели к России. Однако на практике возникают и крайне серьезные вопросы, причем уже в политикоэкономической сфере. В частности, проблема негативного влияния энергетического фактора на конкурентоспособность отдельных стран ЕС подменяется проблемой энергетической безопасности Европы, причем России рассматривается как внешний игрок, которому отводится не самая благовидная роль. Вместе с тем дефицит энергоресурсов испытывает главным образом Евросоюз, тогда как сразу две европейские страны, оставшиеся за его пределами, – Россия и Норвегия – входят в тройку мировых лидеров по экспорту минеральных ресурсов2.

К тому же, как в очередной раз показало развитие политических событий осенью 2008 г., ЕС в принципе не готов к развитию стратегического партнерства с Россией, воспользовавшись очередным поводом (на этот раз реакцией России на боевые действия Грузии в Южной Осетии) для новой временной приостановки соответствующих переговоров. Учитывая, что Украина не скрывает своих планов по сближению с ЕС, а Белоруссия при изменении внутриполитической обстановки может оказаться даже еще более успешной в деле развития интеграции с Евросоюзом, следует по крайней мере оценить возможности интенсификации внешнеэкономических связей России по другим географическим векторам, отличным от европейского. Особенно это актуально при анализе перспектив российской инвестиционной экспансии, которая только началась в текущем десятилетии. В частности, на наш взгляд, нельзя обойти вниманием Центральную Азию.

Центральная Азия как место привлечения прямых инвестиций Во времена Советского Союза среднеазиатские республики и Казахстан характеризовались неблагоприятным экономико-географическим положением. Дополнительными факторами, сдерживающими развитие их экономики, были низкий уровень социального развития, в том числе опосредованный феноменом демографического взрыва, оча* Кузнецов Алексей Владимирович – доктор экономических наук, зав. сектором исследования Евросоюза ИМЭМО РАН.

** Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ, проект №06-03-02057а «Концепции и политико-экономические механизмы формирования позитивного образа России в СНГ и странах Восточной Европы».

Данные ФТС России (http://www.customs.ru) и Центрального банка РФ (http://www.cbr.ru).

Расчет автора на основе: UNCTAD Handbook of Statistics 2008. – N.Y., Geneva. P. 122–132.

говость расселения и т.д. В результате Центральная Азия воспринималась иностранными компаниями как глубокая периферия и ее почти не затронул даже процесс создания совместных предприятий в конце 80-х годов, который был интенсивным в основном в экономически более развитых западных регионах СССР.

Лишь в 90-е годы отношение к Центральной Азии у зарубежных инвесторов несколько изменилось. Правда необходимо отметить, что многими, особенно западноевропейскими и американскими ТНК вся Центральная Азия воспринимается как один регион, причем интересный главным образом своими богатыми ресурсами, тогда как имеющийся промышленный потенциал (кстати, заметно различающийся по отдельным странам региона) при размещении прямых иностранных инвестиций (ПИИ) обычно недооценивается. В частности, в опубликованном известной консалтинговой фирмой «А.Т. Карни» в конце 2007 г. 9-м рейтинге благоприятности условий для ПИИ Центральная Азия рассматривается как единое целое и поставлена в перечне стран на 23-е место, однако почти исключительно благодаря нефтяным запасам Казахстана и газовым месторождениям Туркмении, причем наряду с нефтегазовыми предприятиями даже в перспективе как привлекательные для капиталовложений отмечаются лишь инфраструктурные проекты3. Действительно, топливная промышленность является ключевым реципиентом иностранного капитала в регионе – так, более 4/5 накопленных в Центральной Азии ПИИ приходится на Казахстан (см. табл. 1), где удельный вес ПИИ в разведку и добычу нефти и газа превышает 70%4. Тем не менее даже это позволяет Центральной Азии опередить по масштабам накопленных ПИИ двух западных соседей России по СНГ – Украину и Белоруссию, хотя по ВВП центральноазиатская пятерка им существенно уступает.

Таблица 1.

Экономический потенциал стран Центральной Азии и их роль во внешнеэкономических связях России в 2007 г.

Страна ВВП, Рост Экс- Внешне- Накоп- Доля Доля страны млрд. ВВП, порт, торго- ленные страны в сумме долдолл. % млрд. вый обо- ПИИ, во внеш- госрочных задолл. рот, млрд. ней тор- рубежных акмлрд. долл. говле тивов российдолл. России, % ских ТНК, % Все страны 127,2 + 8,6 64,6 111,7 50,7 4,0 12,региона Казахстан 93,6 + 8,5 46,9 79,7 43,4 3,0 8,Узбекистан 18,8 + 9,5 7,5 12,4 1,6 0,6 2,Туркмения 7,9 + 8,0 7,6 12,1 3,9 0,1 0,Киргизия 3,7 + 8,2 1,1 3,6 0,8 0,2 0,Таджикистан 3,2 + 7,8 1,5 3,9 1,0 0,1 0,Справочно:

Украина 140,9 + 5,1 49,2 109,9 38,1 5,4 12,Белоруссия 44,8 + 8,2 24,3 53,0 4,5 4,7 1,Германия 3302,3 + 2,5 1317,6 2369,1 629,7 9,6 9,Италия 2092,8 + 1,5 488,2 989,3 364,8 6,5 5,Китай 3286,9 + 11,4 1218,0 2173,8 327,1 7,3 0,Примечание: данные по Китаю – без специальных административных районов Сянган и Аомынь.

Источники: UNCTAD Handbook of Statistics 2008. – N.Y., Geneva, 2008. P. 6–9, 390–394, 400–404; World Investment Report 2008. – N.Y., Geneva, 2008. P. 257–260; Внешняя торговля Российской Федерации по основным странам за январь-декабрь 2007 г. // ФТС России (http://www.customs.ru); расчеты автора на основе собственной базы данных о зарубежных активах российских ТНК.

Но даже такой инвестиционный имидж позволил опередить в рейтинге все бывшие советские республики кроме России, занявшей 9-е место. Подробнее см.: New Concerns in an Uncertain World. The 2007 A.T. Kearney Foreign Direct Investment Confidence Index. P. 2, 28 (http:// www.atkearney.com).

Данные Национального банка Республики Казахстан (http://www.nationalbank.kz).

Вместе с тем, на наш взгляд, не стоит переоценивать единство региона Центральной Азии, особенно с точки зрения привлечения ПИИ даже в свете определенных успехов в направлении развития региональной интеграции. Сравнение накопленной суммы ПИИ в отдельных странах с размером ВВП показывает, что на фоне высокой привлекательности богатых углеводородным сырьем Казахстана и Туркмении две страны без значительных нефтегазовых ресурсов – Киргизия и Таджикистан – демонстрируют более чем скромные показатели. К тому же в Киргизии и Таджикистане довольно слабы позиции обрабатывающих отраслей (не случайно, у обеих республик отрицательный внешнеторговый баланс). Однако на последнем месте по роли ПИИ в национальной экономике в регионе из-за значительного протекционизма в инвестиционной сфере оказывается Узбекистан (см. табл. 1).

В Центральной Азии в принципе существуют сравнительно высокие политические риски для ПИИ, а также сохраняются значительные формальные и неформальные ограничения на контроль со стороны иностранных ТНК. Однако эти проблемы трактуются потенциальными инвесторами совершенно по-разному в зависимости от их отраслевых приоритетов, которые можно сгруппировать, по нашему мнению, следующим образом:

1) капиталовложения в добычу и транспортировку углеводородов (эта сфера важна главным образом в Казахстане, даже несмотря на усиление роли государства по мере роста добычи нефти, а также в Туркмении и Узбекистане, причем ради стратегически важного сырья иностранные ТНК готовы более терпимо относиться к своеобразию местных политических режимов);

2) финансирование приватизации и модернизации советского промышленного потенциала (лидирует опять Казахстан, но большой потенциал имеется в Узбекистане, где приватизация началась лишь недавно, определенные отрасли интересуют иностранные ТНК и в других странах региона);

3) инвестиции в развитие новых отраслей – чаще сферы услуг (причем хорошая динамика ВВП во всех странах региона способствует быстрому расширению емкости рынков сбыта), но также и промышленности (например, автомобильной в Узбекистане, хотя для Центральной Азии характерен относительный дефицит квалифицированных кадров).

Для российских компаний, на наш взгляд, регион Центральной Азии как место размещения ПИИ может стать если не альтернативой, то серьезным дополнением Украине5. Уже сейчас по размерам долгосрочных зарубежных активов российских ТНК суммарный вес 5 центральноазиатских стран сопоставим с долей Украины, причем значение всех этих стран как реципиентов российского капитала значительно выше, чем как торговых партнеров России (см. табл. 1). Дело в том, что в постсоветских странах российские компании в состоянии потеснить многих зарубежных конкурентов благодаря бльшим знаниям о специфике ведения бизнеса в постсоциалистических странах (к тому же с меньшими языковыми барьерами), территориальной близости. Нельзя сбрасывать со счетов и контакты, которые сложились в советский период, а сейчас получают импульсы для развития от проектов региональной интеграции. При этом на Украине российские инвесторы в основном вынуждены соперничать с ТНК из ЕС (хотя в ряде отраслей есть и исключения). По сравнению с российскими фирмами западные компании, как правило, могут предложить украинской экономике более совершенные технологии, управленческие решения и т.д. Следует учитывать и желание Украины усиливать интеграционные связи именно с ЕС. В то же время в Центральной Азии перечень конкурентов более разнообразен – наряду с европейскими и более активными в регионе американскими ТНК действуют инвесторы из разных азиатских стран. При этом турецкие, южнокорейские, китайские, ближневосточные инвесторы в силу своей слабости осознанно выбирали Центральную Азию как регион с меньшей конкуренцией. Кроме того, для российских компаний выгодной оказалась поздняя приватизация многих ведущих промышУсиление азиатского вектора российских связей возможно и за пределами СНГ – например, за счет Китая, который пока сильно уступает таким реципиентам российских ПИИ, как Германия и Италия.

ленных предприятий в регионе – она в основном началась не в кризисные для России 90-е годы, как на Украине, а лишь недавно, когда российские ТНК уже обрели финансовый задел для зарубежной экспансии6.

Нельзя игнорировать и различное отношение к российским инвесторам в разных постсоветских государствах, определяемое позицией местных политических элит. В значительной степени показательна разная доля капиталовложений российских компаний в общей сумме привлеченных в отдельные государства ПИИ (см. рис. 1).

Рисунок 1.

Доля капиталовложений российских компаний в общей сумме привлеченных в разные страны прямых иностранных инвестиций (на конец 2007 г.) Норвегия Финляндия Российская Федерация Швеция Великобритания Польша ФРГ Монголия Украина Казахстан Франция 7 Испания Турция Туркмения Китай Италия Афганистан > 20% 2-5% Кипр Ирак Иран 10-20% 1-2% 5-10% < 1% Индия Индия Цифрами на карте обозначены:

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.