WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 |

Конструирование ЕС в качестве «глобального» игрока и обострившаяся конкуренция за властный ресурс внутри Евросоюза являются факторами, оказывающими значительное влияние на характер взаимодействия ЕС с другими субъектами международного права. В среднесрочной перспективе наиболее эффективным, как это ни парадоксально, может оказаться своего рода «негативное взаимодействие» с ЕС, направленное на блокировку выработки на коммунитарном уровне неприемлемых для третьих стран решений. При таком подходе используется отсутствие единства в Союзе. «Позитивное» же взаимодействие с ЕС, которое может выражаться в реализации общих с Евросоюзом проектов, в среднесрочной перспективе продолжит оставаться под угрозой срыва. Сотрудничество может быть парализовано во многих сферах в силу того, что общие проекты согласуются на коммунитарном уровне, а исполняются на национальном – зачастую на двусторонней основе. Именно в текущий момент конкуренция между государствамичленами за ресурсы различного рода настолько велика, что может поставить под угрозу реализацию общих проектов с третьими странами, в том числе и со странами постсоветского пространства.

Данилин И.В.* Энергетический фактор на постсоветском пространстве: идеология и геополитика** Энергетические отношения на постсоветском пространстве представляют собой многоуровневую систему с множеством вовлеченных игроков, начиная от региональных, таких как Россия или Иран, и заканчивая субъектами, действующими в регионе, но расположенными поблизости от него (Китай, Турция) и на значительном отдалении (США, Индия или Япония). Несмотря на обилие пересекающихся интересов и линий влияния, ключевым фактором, детерминирующим большинство международно-политических процессов в сфере энергетики в этом метарегионе, являются отношения новых независимых государств (ННГ) – прежде всего, стран-экспортеров энергоресурсов – с ЕС и США.

Еще со второй половины 1990-х годов наметился постепенный рост актуальности проблем энергетического фактора в международных отношениях на постсоветском пространстве в контексте диалога с Западом. Однако резкий всплеск «энергетической геополитики» начался в первой половине 2000-х годов1. С одной стороны, в этот период началось укрепление России, что отразилось на росте ее активности в СНГ. Эти процессы актуализировали стремление США и отчасти ЕС ослабить РФ за счет лишения ее части энергетических рычагов на постсоветском пространстве и, прежде всего, в Каспийском регионе. Такие стратегии осуществлялись странами Запада и ранее, но более вяло. С другой – сам быстрый рост цен на углеводороды обеспечил большую, чем прежде, экономическую значимость ресурсов Каспия и Средней Азии для ЕС и США. Это обеспечило прочную материальную базу роста их вовлечения в дела региона. В свою очередь, противоречия и конфликты на энергетической почве между Россией и странами СНГ лишь укрепили решимость государств ЕС и США добиться своих энергополитических целей в СНГ, придав мощный идеологический стимул новой политике.

Идеологические «упражнения» западных политиков и обозревателей органично легли на уже подготовленную благодатную почву – страхи перед «реваншизмом» Москвы в совокупности с сохраняющимися с 1990-х годов стратегиями. Начались дискуссии о т.н.

«энергетических войнах» России с соседями, «энергетическом империализме» Кремля (концепция использования РФ энергетических рычагов для давления на страны СНГ и ЕС), негативных эффектах «транзитной монополии» России на экспорт углеводородов Средней Азии для ЕС и стран СНГ, ненадежности РФ как поставщика энергоресурсов.

Впрочем, конечно, было бы неверно считать это неким «глобальным заговором» против России в полном смысле этого слова, так как помимо стратегических соображений, присущих в большей мере Вашингтону, налицо были и вполне практические интересы и обеспокоенности игроков, вовлеченных в процесс. Так, страны ЕС мечтали о прямом доступе к новым ресурсам и снижении энергетической зависимости от РФ. Диверсификация рассматривается ими как ключ к большей стабильности энергоимпорта и снижению цен. Турция – о роли основного транзитера каспийско-среднеазиатских ресурсов.

Западные транснациональные корпорации нацелены на получение новых контрактов.

* Данилин Иван Владимирович – кандидат политических наук, старший научный сотрудник Сектора теории политики ИМЭМО РАН.

** Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ, проект №06-03-02057а «Концепции и политико-экономические механизмы формирования позитивного образа России в СНГ и странах Восточной Европы».

См., например: Томберг И. Центральная Азия и Каспийский регион: новый этап «большой энергетической игры» // Центральная Азия и Кавказ. 2006. №5; Малышева Д. Геополитические маневры на Каспии // МЭ и МО. 2006. № 5; Малышева Д. Большая энергетическая игра на Каспии // Год планеты.

Выпуск 2007 г. (№ 16). – М.: Наука, 2007; Данилин И.В. Политика США в Закавказье (1991-2000 гг.) // Кавказский сборник. № 1 (33). – М.: Русская панорама, 2004 и др.

В свою очередь, активизировала свою политику и сама Россия, с тревогой наблюдавшая за деятельностью США и ЕС в СНГ и не желавшая снижать здесь свое влияние или жертвовать своими экономическими – прежде всего, энергетическими – интересами. В отличие от предшествующих периодов, укрепившаяся экономика, завоеванные позиции на европейских рынках энергоносителей и иные факторы позволили РФ действовать более решительно и активно. В итоге, с 2005–2006 гг. были инициированы новые соглашения и проекты, направленные на поддержание status-quo – сохранение России как ведущего экспортера нефти и газа из ННГ и основного поставщика углеводородов на Украину, в Белоруссию, в Центральную, Восточную и Юго-Восточную Европу.

Несмотря на обилие направлений деятельности, осуществляемой всеми игроками, ключевое значение для динамики и направленности энергетической геополитики региона приобрели энерго-транспортные проекты: создание новой инфраструктуры (трубопроводы и портовые системы) для экспорта нефти и газа из Средней Азии и с Каспия.

Для Запада создание «альтернативной», то есть идущей в обход РФ инфраструктуры транспортировки нефти и газа является материальным условием решения всего спектра задач в сфере энергетической геополитики. Новые трубопроводы становятся залогом вывода стратегически и экономически значимых ресурсов Средней Азии и Закавказья из-под «транзитной монополии» Москвы. За счет этого снижения влияния РФ США и ЕС обеспечивают прямой доступ к богатствам Каспия и Средней Азии для западных корпораций, которые обещают уменьшение зависимости ЕС от российского газа и нефти и увеличение конкуренции поставщиков на европейских рынках. В свою очередь для РФ трубопроводная инфраструктура и контроль над ней гарантировали сохранение роли основного транзитера каспийских и среднеазиатских углеводородов, основы ее влияния на страны-экспортеры и страны-импортеры нефти и газа в СНГ и ресурсной базы ее позиции крупнейшего экспортера углеводородов в ЕС.

Итогом развития этих тенденций стал «трубопроводный бум», наблюдаемый с 2002–2003 гг. в регионе, рассчитанный на появление уже в обозримом будущем новых сверхкрупных объемов каспийских и среднеазиатских нефти и газа в дополнение к уже существующим. Условно старт этому процессу положил нефтепровод Баку–Тбилиси– Джейхан (БТД), ставший первой масштабной «альтернативной» трубопроводной артерией по поставке каспийских энергоносителей в обход России (не считая трассы БакуНовороссийск, которая, впрочем, носила «промежуточный» характер – как временное решение до создания БТД). По «следам» БТД на постсоветском пространстве началась настоящая трубопроводная «лихорадка». Были инициированы строительство газопровода Баку–Тбилиси–Эрзерум (БТЭ), нефтепровода Самсун–Джейхан (с черноморского на средиземноморское побережье Турции), работы по проекту газопровода Турция– Греция–Италия (TGI) как продолжения БТЭ. Оживились переговоры по проекту «Набукко» (Каспий – Грузия – Турция – Балканы) и созданию его ключевого элемента, Транскаспийского газопровода. Предложен проект нефтепровода Констанца (Румыния) – Триест (Италия), разработан проект продления нефтепровода Одесса–Броды до польских Плоцка и Гданьска и т.д. и т.п. Не осталась в стороне и Россия, начав строительство нефтепровода Бургас–Александруполис (Болгария – Греция) по доставке своей нефти в ЕС в обход проливов Босфора и Дарданеллы, инициировав создание Прикаспийского газопровода и ряд иных проектов2.

Для достижения поставленных целей стороны резко интенсифицировали свою экономическую и международно-политическую дипломатию, так что многие обозреватели даже окрестили ее новой «большой игрой» за право определения доминирующих маршрутов экспорта. Если говорить о странах Запада, то выражено усилилось лоббиро См. о наиболее важных из этих проектов: Томберг И. Энергетическая политика и энергетические проекты в Центральной Евразии // Центральная Азия и Кавказ. 2007. №6; Рагимов Н. Российский газ и проект «Набукко» // Азия и Африка сегодня. 2008. № 6; Смирнов С. «Трубный пасьянс» для каспийского газа // Центральная Азия и Кавказ. 2007. № 6; Тевзадзе З. Экспортные маршруты и проблемы транспортировки каспийской нефти // Центральная Азия и Кавказ. 2004. №1 и т.д.

вание стран ЕС и США в отношении Туркмении и Казахстана ради создания Транскаспийского газопровода, ускорения процесса присоединения Казахстана к участию в экспорте нефти по БТД и по другим энергетическим проектам. Постепенно формируются, а в ряде случаев и формализуются международно-политические режимы, призванные обеспечить институциональную поддержку политике «прорыва» российской монополии на энергетику каспийско-среднеазиатского региона. Помимо Организации за демократию и экономическое развитие – ГУАМ (ОДЭР-ГУАМ, ранее ГУУАМ и ГУАМ), чья деятельность на протяжении последних лет постепенно все более концентрируется именно на вопросе создания альтернативных путей поставки каспийских углеводородов на Украину, в страны Восточной Европы и Балтии, регулярной платформой для выработки соответствующих стратегий стали «саммиты энергобезопасности». Эти мероприятия, проводимые под патронажем ЕС, проходят с широким участием глав государств и правительств и официальных представителей стран СНГ, Восточной Европы и Балтии, самого Евросоюза, США и различных международных структур. Причем в последнее время налицо тенденция к активизации данной платформы: первое подобное крупное мероприятие состоялось в Кракове в мае 2007 г., второе уже в октябре того же года – в Вильнюсе, а в мае 2008 г. очередной саммит прошел в Киеве.

В свою очередь, не менее активна и РФ, которая действует как в инициативном, так и в реактивном ключе. В целом, Россия полагается на инструменты двусторонних контактов. Ведутся переговоры об условиях поставок газа с Украиной, Белоруссией, странами Балтии и государствами Центральной и Восточной Европы. Ключевое внимание в этом контексте уделяется поставкам из Средней Азии. РФ поддерживает постоянный энергодиалог с Астаной, Ашхабадом и Ташкентом. Москва идет порой на достаточно серьезные уступки – по цене газа, инвестициям в энергетический комплекс и т.д.

Впрочем, иногда применяются и многосторонние переговоры – как в мае 2007 г., когда под давлением Москвы эти три страны согласились на создание Прикаспийского газопровода и модернизацию газопроводной системы Средняя Азия – Центр (САЦ). При этом Россия постоянно старается нивелировать итоги западной дипломатии, порой достаточно эффективно. Например, явно в пику оппонентам во время майских конференций по энергобезопасности 2007 и 2008 гг. прошли переговоры президентов РФ и Казахстана, что предотвратило поездку на эти мероприятия лично Н. Назарбаева, серьезно снизив их политическую значимость. Это укрепило «пророссийскую» ориентацию Астаны.

Между тем, острая геополитическая борьба за ресурсы и проекты в регионе носит парадоксальный характер. Дело в том, что ее экономическая и собственно энергетическая базы до такой степени идеологизированы в результате геополитических «маневров» и дипломатических комбинаций, что при ближайшем рассмотрении выявляется несоответствие реальности тем стратегиям, на основании которых строятся современная политика игроков. Вдвойне удивительна данная ситуация в связи с тем, что речь идет о такой весьма «материальной», в отличие от многих политико-дипломатических феноменов, сфере, как энергетика, где, казалось бы, мифотворчеству вне разумных пределов места нет.

Основной проблемой являются объемы углеводородных запасов региона. Многие авторы небезосновательно полагают, что заявленных ресурсов нефти и газа в каспийском регионе попросту не хватит для того, чтобы удовлетворить все заинтересованные стороны. Так, значительные объемы углеводородов уже сейчас по долгосрочным контрактам поставляются из Казахстана, Туркмении и Узбекистана в Россию для реэкспорта в ЕС. Часть нефти идет напрямую в Евросоюз через БТД, к которому присоединился Казахстан и Баку–Новороссийск. Часть – в КНР через нефтепровод Атасу–Алашанькоу, Строится газопровод Туркмения – КНР. Газ из Туркмении и Азербайджана поставляется в Иран. При этом нет никаких сомнений в том, что энергоэкспорт в КНР и Россию при любом сценарии развития событий будет расти. Кроме того, необходимо учитывать внутренние потребности в энергоносителях стран Средней Азии и Азербайджана. В этих условиях возникает обоснованное подозрение, если значительная часть заявленных инфраструктурных проектов будет реализована, то они рискуют попросту остаться «полусухими». Конечно, местные элиты отвергают такую возможность. Но прогнозы добычи нефти и газа в регионе, выдвигаемые периодически лидерами государств и их представителями, нередко выглядят просто фантастическими. В наибольшей мере, это касается Туркмении, который, согласно официальной позиции его руководства, предполагает добывать до 150 млрд. кубометров газа в год в течение последующих 10 лет. И это – при нынешнем уровне добычи приблизительно в 65 млрд. кубометров, которая к тому же растет достаточно медленно. При этом полностью независимый и транспарентный аудит туркменских запасов «голубого топлива» так и не был проведен. Данные аудита марта 2008 г. не обнародованы, а заявленные по его итогам цифры вызывают сомнения.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.