WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |

Польша – безусловный политический лидер среди новых государств-членов ЕС, расположенных в Восточной Европе. Как самое крупное из них, Польша стала основным выразителем особенной, характерной именно для многих бывших социалистических стран государств, системы представлений о мировой политике. Польский подход к определению внешнеполитических интересов является образцовым подтверждением теоретических выкладок приверженцев исторического институционализма. Такая категория, как «path dependence», то есть предопределенность институционального развития, вы Meeting the Energy Challenge. A White Paper on Energy. May 2007. Department of Trade and Industry Presented to Parliament by the Secretary of State for Trade and Industry By Command of Her Majesty. CM 7124. Р. 6.

Подробнее см. официальные позиции МИДа Латвийской Республики (http://www.am.gov.lv/ru/security), Литовской Республики (http://www.urm.lt), МИДа Эстонии (http://www.vm.ee/eng/kat_176/1430.html).

текающая из предшествующего опыта, может по праву быть инструментом анализа внешнеполитических приоритетов польского государства. Именно исторические причины объясняют то, что суверенитет и его обеспечение являются двумя первостепенными приоритетами Польши. Польша – это государство, которым движут не только экономические интересы, но и идея о не полностью реализованной роли этой страны в западной цивилизации13. При сопоставлении документов польского МИДа с документами внешнеполитических ведомств «старых» государств-членов ЕС проявляется разительный контраст между сугубо прагматичным подходом западноевропейских демократий к определению внешнеполитических приоритетов и «миссионерским» подходом Польши. Так, Польша предпринимает шаги по укреплению прозападного выбора Украины. Те же особенности в большей или меньшей мере характерны для внешней политики партнеров Польши по Вышеградской группе14, прежде всего Чехии, а также для других государств с социалистическим прошлым. Они склонны представлять свое членство в ЕС как «лучший опыт» и продвигают «европейский» выбор для тех государств постсоветского пространства, которые по тем или иным причинам ориентируются на Россию.

В ЕС наднациональный уровень управления не является всего лишь площадкой согласования интересов и выражением общего для всех членов Союза консенсуса.

Наднациональные институты, а также должностные лица коммунитарного уровня, например, Верховный представитель ЕС по вопросам внешней политики и политики безопасности заинтересованы в увеличении собственных полномочий. Практика консолидации членов ЕС перед лицом некоей внешней силы, потенциально представляющей угрозу, активно используется наднациональными институтами ЕС для расширения своих полномочий в различных секторах внутренней политики Евросоюза. Это явление можно наблюдать и в сфере энергетической политики ЕС. Либерализация рынков электроэнергии и газа идет с пробуксовками, и Комиссия прибегает к конструированию внешней угрозы (риски растущей энергозависимости, ненадежность энергопоставок)15 для продвижения строительства внутреннего энергетического рынка ЕС. Таким образом, наднациональные институты продвигают, наряду с указанными государствами-членами ЕС, более неуступчивую внешнеполитическую линию в отношении РФ, при этом выступая за активизацию диалога с другими постсоветскими странами.

В некоторой оппозиции к ним стоят такие страны, как Германия, Греция, Италия, Словакия, Финляндия, Франция. Они заинтересованы не только в вытеснении России из ее традиционной сферы влияния, но и в партнерстве с ней, признавая ее ключевую роль в обеспечении безопасности в регионе. Так, Германия придает значение стратегическому партнерству с Россией на двусторонней основе и на уровне ЕС. Общие германо-российские интересы гораздо важнее различий. В официальных документах МИДа Германии отмечается, что Россия несет часть общей ответственности за стабильность в мире – на Балканах, Ближнем и Среднем Востоке, Центральной Азии, в вопросах контроля над вооружениями и энергетической безопасности16. Сверх того, Германия является важнейшим экономическим партнером России, а Россия – важнейшим поставщиком энергоресурсов для Германии.

В свою очередь двусторонние политические отношения Греции с Россией отмечены духом близкого сотрудничества и взаимного доверия. А развитие греко-российских См., например, официальные документы польского правительства (http://www.poland.gov.pl/Principles,and,Objectives,of,Polands,Foreign,Policy,430.html).

В Вышеградскую группу стран входят Польша, Чехия, Венгрия и Словакия. «Вышеградская четверка» основывается на взаимодополняющей кооперации и координации по вопросам безопасности и другим проблемам внутри существующих структур ЕС и НАТО.

См., например: Green Paper: a European Strategy for Sustainable, Competitive and Secure Energy / Commission of the European Communities. Brussels, 8.3.2006. COM(2006) 105 final.

(http://ec.europa.eu/energy/green-paper-energy/doc/2006_03_08_gp_document_en.pdf).

См. видение развития отношений с РФ Министерства иностранных дел Германии (http://www.auswaertiges-amt.de/diplo/de/Aussenpolitik/RegionaleSchwerpunkte/Russland/RusslandUebersicht.html).

связей в области энергетики могло бы вполне стать моделью отношений для государств Юго-Восточной Европы17. В то время как Италия развивает привилегированные отношения с Россией, Словакия расценивает РФ как важного партнера в сфере безопасности18.

Финляндия заинтересована также в кооперации с Россией. Для Финляндии имеет приоритетное значение выработка нового Соглашения между Россией и ЕС. Согласно финской позиции, в ЕС должен быть выработан новый консенсус в отношении России19.

Франция же вообще реализует более дифференцированную стратегию в отношениях с постсоветскими государствами, не сводимую лишь к общей для всего ЕС стратегии. В подходе Франции приоритетное местно занимает усиление ее политического и экономического присутствия в регионе20.

На формирование платформы для общих действий Союза оказывают влияние и те государства, которые придерживаются линии развития добрососедских отношений со всеми государствами постсоветского пространства одновременно. К таким государствам, с учетом ряда нюансов, можно причислить: Австрию, Венгрию, Данию, Ирландию, Испанию, Кипр, Люксембург, Мальту, Нидерланды, Португалию, Словению, а также Болгарию, Румынию и Швецию. Все они активно поддерживают Европейскую политику соседства и Стратегию ЕС в отношении Средней Азии. Так, Нидерланды отмечают, что ценность коммунитарного подхода очевидна в таких секторах, как борьба с изменением климата и энергетика21. В то же время для них характерен конструктивный подход к развитию отношений с Россией22. В свою очередь Испания подчеркивает важность отношений с Россией как мировой державой. В официальных документах министерства иностранных дел Испании Россия определяется как стратегический партнер ЕС и стратегический партнер Испании. Высоко оценивается и роль России в обеспечении безопасности на европейском континенте. При изучении документов австрийского МИДа, можно сделать вывод о том, что Австрия в отношении постсоветского пространства проводит политику в русле подхода ЕС к развитию отношений с государствами СНГ. Можно отметить, что из всех стран СНГ Австрия выделяет Россию. В ее официальных документах отмечается, что ЕС и Австрия стремятся к стратегическому партнерству с Россией23.

Наконец, для ряда государств важно продвижение и реализация отдельных инициатив, согласованных на наднациональном уровне. Так, основные внешнеполитические интересы Болгарии на востоке Европы сосредоточены в черноморском регионе.

Этот регион расценивается болгарским руководством как «мост» к другим регионам: Дунайскому – на Западе, Каспийскому бассейну и Средней Азии на Востоке24. Евросоюз с помощью различных инструментов, в том числе, программы «Синергия Черного моря», стремится развить энергетический и транспортный коридоры от Центральной Азии и См. материалы МИДа Греции об отношениях с РФ (http://www.mfa.gr/www.mfa.gr/enUS/Policy/Geographic+Regions/Russia+-+Eastern+Europe+-+Central+Asia/Bilateral+Relations/Russia/).

См.: Report on the Fulfillment of the Slovak Foreign Policy Tasks in 2007 P. (http://www.mzv.sk/servlet/contentMT=/App/WCM/main.nsf/vw_ByID/ID_B282288063522198C1256C7D3A13DF_SK&OpenDocument=Y&NCH=Y&menu=0&OB=0&LANG=EN) Speech by Mr Jukka Valtasaari, Secretary of State: "European Security and Russia", the Institute of Strategic Studies, Islamabad, Pakistan, 22nd January 2001 // Ministry for Foreign Affairs of Finland / Speeches, 1/24/2001 (http://formin.finland.fi/public/contentid=53779&contentlan=2&culture=en-US) См., например, обзор стратегии Франции в отношении Средней Азии (http://www.diplomatie.gouv.fr/en/country-files_156/central-asia_1964/index.html).

Nicolai A., Minister for European Affairs. The Netherlands and Europe. From Dream to Action. / Ministry of Foreign Affairs. Second edition. June 2006. Order code BZDR 6590 (http://www.minbuza.nl/binaries/pdf/eucooperation/the_netherlands_and_europefrom_dream_to_action_1.pdf).

Bot B., Minister of Foreign Affairs. Why Russia and the EU need one another / Times of Malta. 2004.

October, 19 (http://www.minbuza.nl/en/news/speeches_and_articles,ministers_articles_in_the_media/ 2004/10/why_russia_and_the_eu_need_one_another.html) Cм., например, обзор российско-австрийских отношений на сайте МИД Австрии (http://www.bmeia.gv.at/aussenministerium/aussenpolitik/europa/osteuropa/russische-foederation.html).

О черноморских приоритетах внешней политики Болгарии см.:

http://www.mfa.bg/en/index.phpoption=com_content&task=view&id=5101&Itemid=Каспия через Черное море к государствам Евросоюза. Румыния, как и Болгария, отмечает важность Европейской политики соседства для развития всесторонней и гибкой стратегии ЕС в черноморском регионе. Внешняя энергетическая стратегия Румынии укрепляется в ходе реализации общего для всего ЕС подхода к обеспечению энергобезопасности25.

Конфликт интересов государств-членов Евросоюза в их отношениях с Россией не только не позволяет им выработать последовательной стратегии развития сотрудничества с нашей страной, но и препятствует полной реализации амбициозной внешнеполитической стратегии на постсоветском пространстве, уже согласованной на коммунитарном уровне. В среднесрочной перспективе это может привести к развитию авантюрных тенденций во внешних политиках некоторых государств-членов ЕС. Многие из них уже длительный срок вовлечены во взаимодействия, происходящие одновременно на нескольких площадках. Они напрямую взаимодействуют с другими субъектами международного права на мировой арене, но в то же время они взяли на себя обязательства проводить согласованную в рамках ЕС внешнеполитическую линию. В данный момент возможности играть свою «игру», презентуемую в качестве партии в общеевропейском концерте, расширились. Состояние конкурентной борьбы за ресурсы, расположенные за пределами ЕС, заставляет одни государства-члены Евросоюза упрекать другие в отсутствии общего подхода, постоянно апеллировать к идее общесоюзного консенсуса. Такая ситуация развязывает руки всем участникам интеграционного процесса, так как в любой момент они могут пересмотреть свои позиции и подходы, а возможно, и договоренности, ссылаясь на необходимость учета позиции партнеров по ЕС.

Вообще при анализе внешнеполитических действий Евросоюза следует учитывать природу этого объединения и современный этап его институционального развития.

ЕС не является государством. Поэтому процессы формирования его позиции на международной арене протекают иначе, чем у государств. Нет оснований рассматривать «внешнюю политику» ЕС, вкладывая в это понятие традиционный смысл. В институциональной структуре Евросоюза нет министерства иностранных дел, с помощью которого определялись бы принципы, направления и формы деятельности этой организации на мировой арене. При выработке внешнеполитических решений, в зависимости от предметной сферы, баланс полномочий между наднациональными институтами различен.

Кроме того, национальные правительства вправе проводить полноценную внешнюю политику. Для Евросоюза вообще характерен полицентризм принятия решений, регулирующих отношения интеграционной группировки с государствами, не входящими в нее.

Тем более в текущий момент эта особенность приобрела центральное значение в диалектическом единстве факторов, определяющих «внешнюю политику» Евросоюза.

Именно сейчас ЕС находится в состоянии незавершенной институциональной реформы.

Лиссабонский договор не принят, Ниццкий договор не отвечает новым задачам, вставшим перед ЕС, прежде всего внутренним, связанным с состоявшимся расширением интеграционного объединения.

12 июня 2008 г. в Ирландии на референдуме был отвергнут Лиссабонский договор. Нельзя недооценивать демонстрационный эффект, который произвел этот референдум. Он обнажил слабость интеграционной надстройки не только перед непосредственными участниками интеграционного процесса, но и перед не вовлеченными в него субъектами международных отношений. Реакцией на провальный референдум внутри ЕС стала интенсификация поисков общих подходов к решению внешнеполитических проблем. Все без исключения государства-члены признают необходимость сплоченной позиции Евросоюза, усиления «единого голоса» ЕС по международным вопросам. Стратегия, основанная на компенсации слабой легитимности внутри ЕС за счет активных внешнеполитических действий, отражающих единство всего Евросоюза, является уже Priorities of Romania’s Foreign Policy in 2007 / Romania Ministry of Foreign Affairs (http://www.mae.ro/index.phpunde=doc&id=11639&idlnk=1&cat=3).

не в первый раз опробованным средством выхода из тупиков лабиринта интеграционного строительства.

Другой тенденцией политического развития Евросоюза, набравшей силу после опубликования результатов волеизъявления ирландцев, стало обострение борьбы за полномочия между уровнями власти и внутри них. В ЕС сложилась ситуация, когда легитимированный Ниццким договором существовавший институциональный баланс уже под вопросом, а новый согласованный и утвержденный в Лиссабонском договоре, еще не обрел легитимности. «Живая конституция», то есть фактически существующее и постоянно корректирующееся распределение полномочий между наднациональными институтами и национальными правительствами, становится основным законом выживания интеграционной системы.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.