WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 26 |

Несмотря на бурное негодование грузинского руководства, неудачный для Грузии исход военной операции был для него столь же удобен, сколь и гипотетически возможная победа в ней. Так или иначе, территориальная проблема, препятствовавшая вхождению Грузии в НАТО, снимается, а весомость международных позиций России по этому вопросу, как вовлеченной в конфликт стороны, снижается, причем не только для стран НАТО. В этом смысле, можно сказать, что любой исход столкновения устраивал и Тбилиси, и Вашингтон. Даже нынешний итог грузинской операции означает, что полностью или частично исчезают основные препятствия для североатлантической интеграции Грузии, вне зависимости от того, какова будет в дальнейшем судьба двух непризнанных государств, окончательно отколовшихся от нее. Кроме этого, развитие событий в ходе югоосетинского кризиса и в особенности прямое участие в нем вооруженных сил Российской Федерации дает дополнительную аргументацию сторонникам интенсивной интеграции Украины в Альянс, настаивающих на необходимости предоставить этой стране военно-политические гарантии ее целостности.

На заседании Комиссии Грузия–НАТО, прошедшем в октябре 2008 г. в ходе неформального совещания министров обороны стран НАТО, представители стран-членов выразили коллективное согласие относительно возможного членства Грузии и Украины, однако не обозначили конкретных сроков изменения их статуса.16 Несколько дней спустя канцлер ФРГ А. Меркель, а затем и генсек НАТО Я. де Хооп Схеффер, отметившие в своих выступлениях неготовность потенциальных членов к присоединению к НАТО, косвенно противопоставили свое мнение по вопросу о предоставлении Украине и Грузии ПДЧ позиции руководства США. Однако, несмотря на противоречия, существующие внутри Альянса по вопросу о расширении за счет двух бывших республик СССР, как до августовских событий в Южной Осетии, так и после них, у США имеется широкий набор политических средств для проталкивания своих позиций по вопросу о вступлении Грузии и Украины в НАТО. Вашингтон может опереться на атлантистскую часть политического сообщества Франции и ФРГ, на поддержку новых членов НАТО, а также пойти на уступки в крайне важном для держав «старой Европы» вопросе о создании отдельного европейского командования. Французское руководство настаивает на необходимости формирования такой структуры и считает его одним из условий возвращения своей страны в военную структуру НАТО.Кроме политических аргументов к расширению НАТО, на которые опирается администрация Дж. В. Буша, и к которым, скорее всего, будет апеллировать команда следующего президента, вне зависимости от того, кто из кандидатов одержит победу, позиthe Russian Recognition of South Ossetia and Abkhazia Regions of Georgia. 2008. August 27. Press Release № 108(2008) – http://www.nato.int/docu/pr/2008/p08-108e.html Стоит отметить, что аналогичная Комиссия Украина–НАТО действует уже с 1997 г. Несмотря на то, что многие эксперты сравнивают эти органы с Советом Россия–НАТО (СРН), суть деятельности обеих комиссий совсем иная. Они способствуют не налаживанию диалога как СРН, а работают с целью включения Грузии и Украины в Альянс.

NATO-Georgia Commission meets at Defence Ministers level in Budapest. 10 October (http://www.nato.int/docu/update/2008/10-october/e1010c.html) Еще в 2007 г. о такой возможности заявил министр обороны Э. Морин, а в 2008 г. это стремление официально подтвердил президент Н. Саркози. Многие вопросы, связанные с выставлением Францией условий возвращения, в том числе инициативы создания в рамках НАТО европейского органа военного планирования, не могут быть быстро разрешены, но направленность развития ситуации политическим оформлением военной реинтеграции стала вполне однозначной. См.: Vinokur J. A Sarkozy Spin as France Rejoins NATO Command // International Herald Tribune. 2008. June, 30.

ция Вашингтона подкрепляется рядом важных для всех членов блока мотивов. Одним из таких мотивов может стать стремление не только стран Западной Европы, но отчасти США переложить с себя часть военных обязательств по участию в ИСАФ, которое не пользуется широкой общественной поддержкой ни в одной из стран Альянса. Военная операция в Афганистане является одним из приоритетных для НАТО направлений, однако ее организация и ведение вызывают немало затруднений при взаимодействии стран-членов. Хотя руководство ФРГ осенью 2008 г. приняло решение об увеличении контингента в Афганистане с 3310 до 4500 человек18, оно стремится сократить свою активность до участия в полицейских операциях и гуманитарных миссиях в северных провинциях Афганистана, а также в логистическом обеспечении военных действий, идущем, в том числе, и через территорию России. Италия, несмотря на неоднократные просьбы генсека НАТО Я. де Хооп Схеффера усилить участие в военных операциях, намерена сократить свой контингент (около 2350 чел.) в Афганистане на 250–300 военнослужащих. Франция не готова направить в Афганистан более уже участвующих в операции 2730 французов.

Нидерланды (1770 чел.), Бельгия (420 чел.) и Турция (800 чел.) также не проявляют по отношению к войне с талибами заметного энтузиазма.19 На этом фоне активность новых членов блока, в особенности Польши (1130 чел.), а также странпартнеров и потенциальных членов, в особенности Грузии, которая в случае ее вхождения в Альянс существенно расширит свое присутствие в Афганистане, а в перспективе, возможно, и Украины, с большим воодушевлением встречается США и руководством НАТО. Для устранения разногласий по поводу темпов и форматов вхождения Грузии и Украины в НАТО США могут также активно использовать аргументацию, основанную на приоритетных для всех членов блока представлениях о коллективной «энергетической безопасности». Для европейских союзников, как старых, так и новых, весомым основанием для ускорения расширения могут стать доводы в пользу возможности использовать транспортную инфраструктуру новых потенциальных членов Альянса для обеспечения диверсификации путей поступления энергетического сырья в Европу из Центральной Азии и с Каспия. Можно предположить, что Баку–Тбилиси–Джейхан (БТД) и Набукко станут в будущем не единственными такого рода проектами. Несмотря на официальный отказ НАТО охранять инфраструктуру БТД, поступивший в октябре 2008 г. на фоне обострившихся американо-турецких противоречий, а также осложнившихся отношений с Россией, интерес американского и трансатлантического истеблишмента к этому проекту и региону в целом по-прежнему очень высок. Включение в сферу прямой компетенции Альянса стран, через которые будут проходить маршруты движения нефтегазовых ресурсов, по мнению многих аналитиков не только в Вашингтоне и Лондоне, но также и в Брюсселе, может повлиять на тот выбор, который сделают в итоге Париж и Бонн относительно темпов интеграции Грузии, а затем и Украины. Вашингтон уже прилагает для достижения компромисса по этому вопросу значительные политикодипломатические усилия и обладает внушительным количеством дополнительных аргументов и ресурсов для новых попыток разрешить возникшие разногласия между странами-членами Альянса. Эти обстоятельства позволяют предположить, что благодаря американским усилиям противоречия внутри трансатлантического союза по вопросу о темпах предоставления ПДЧ Грузии, а возможно, и Украине все же будут полностью или частично преодолены. Поэтому принятие решения по вопросу о предоставлении ПДЧ См.: Германия увеличит свой контингент в Афганистане (http://www.lenta.ru/news/ 2008/10/07/mission/)..

Данные по численности контингентов стран-участниц ИСАФ приводятся по официальным материалам НАТО. См.: ISAF. October 2008 (http://www.nato.int/isaf/docu/epub/pdf/isaf_placemat_081006.pdf).

См.: Nichol J. Georgia Republic and NATO Enlargement: Issues and Implications. CRS Report for Congress. 2008. March, 7. Department of State Order Code RS 22829.

(http://fpc.state.gov/documents/organization/103692.pdf); Joint Statement Meeting of the NATO-Ukraine Commission at the Level of Heads of State and Government. April, 4. (http://www.nato.int/docu/pr/2008/p08-051e.html).

Грузии и, с меньшей вероятностью, Украине все же нельзя исключать уже в декабре 2008 г. на встрече глав МИД стран НАТО.

Грузинская силовая операция в отношении Осетии не принесла военной победы, но она дала США и НАТО важные политические инструменты на долгосрочную перспективу. Она позволила не только дестабилизировать ситуацию в регионе, сформировать узел противоречий между Россией и Грузией, но и выработать неприязнь между российским и грузинским народами, для которой прежде не было никаких оснований. США фактически удалось создать предпосылки для интернационализации конфликта – грузинская сторона настаивает на присутствии наблюдателей от ЕС. Кроме того, развитие ситуации с отделением Абхазии и Южной Осетии от Грузии дает возможность США и странам НАТО вести активную политико-пропагандистскую работу в других постсоветских государствах, направленную на формирование у населения и элит представлений о возможности новых «агрессивных действий» России. В особенности активно такие фобии поддерживаются на Украине. После событий в Южной Осетии в ряде западных изданий были опубликованы статьи о гипотетических «сценариях» российского нападения на Украину, направленного на отделение Крыма или захват Севастополя, которые затем обсуждались в украинских СМИ.21 Втягивая Грузию, а вслед за ней и Украину в Североатлантический Альянс, США создают дополнительные предпосылки для роста международной напряженности не только в Причерноморье. Эти действия прямо и косвенно сказываются на международно-политической ситуации на всем постсоветском пространстве – они позволяют подготовить почву для новых международных противоречий и конфликтов. Даже если новый президент США пойдет на нормализацию отношений с Россией, от этого политического задела на будущее вашингтонский истеблишмент не откажется. У американских атлантистов нет иного пути укрепить американское лидерство в НАТО, кроме как посредством дальнейшего расширения Альянса.

См., например: Weitz R.

Is Ukraine Next Georgian War Exacerbates Russia-Ukraine Relations // World Politics Review. 2008. August, 15; Kuhner Т. Will Russia-Ukraine be Europe's next war // Washington Times. 2008. October, 12.

Громогласова Е.С.* Общность и конфликт интересов государств-членов ЕС на постсоветском пространстве Военные действия в Южной Осетии в августе 2008 г. свидетельствуют об обострении международной борьбы за ресурсы, расположенные на территории бывшего СССР. Возникновение подобных конфликтов – признак незавершенности процессов политического структурирования постсоветского пространства. Европейский Союз (ЕС) является одним из субъектов международных отношений, которые включают государства постсоветского пространства в зону своих интересов. В Европейской стратегии безопасности 2003 г. в качестве одной из задач ЕС называется создание «кольца хорошо управляемых стран»1 к востоку от него и вдоль его границ в Средиземноморье. В поле зрения политического руководства ЕС находятся и государства Средней Азии. В декабре 2006 г. Европейский совет постановил разработать политическую стратегию ЕС в отношении Средней Азии2. В Региональной стратегии помощи Средней Азии на период 2007–2013 гг. говориться о том, что: «ЕС продвигает свои ценности и интересы, действуя одновременно и как континентальный центр силы (continental power) и как глобальный экономический и политический игрок, используя при этом различные инструменты, начиная с Общей внешней политики и политики безопасности, оказания финансовой помощи, торговых соглашений и заканчивая «внешним измерением» своей внутренней политики в различных сферах»3.

ЕС видит себя одним из центров силы на международной арене, наряду с государствами, обеспеченными значительными ресурсами. В таком качестве Евросоюз неизбежно вступает в конкурентную борьбу с другими субъектами международных отношений. На постсоветском пространстве, помимо него, ключевыми игроками являются Россия, США и Китай. В данной статье основной акцент сделан на анализе особенностей конкуренции между ЕС и Россией. Ведь именно Россия сама принадлежит к числу постсоветских государств и является камнем преткновения для государств-членов ЕС, препятствующим полномасштабной реализации их интересов в отношении стран СНГ, а также Грузии и Туркмении.

Международная ситуация на постсоветском пространстве характеризуется отсутствием одного гегемона, чья сфера влияния не оспаривалась бы другими акторами. Ранее им являлся Советский Союз. Теперь на его место, среди других, претендует Россия.

У России есть ряд преимуществ, связанных с тем, что центры советской инфраструктуры управления располагались на ее территории. Стратегия Евросоюза на постсоветском пространстве неизбежно подразумевает не только сотрудничество с Россией, но и замещение Москвы как центра международного управления. На этом пути ЕС уже добился определенных результатов. Три бывшие советские республики вошли в его состав в 2004 г. Кроме того, такие бывшие члены СЭВ и ОВД, как Польша, Венгрия, Болгария, Румыния, а также Чехия и Словакия вошли в ЕС в 2004 и в 2007 гг.

Каждый из конкурирующих за влияние на постсоветском пространстве игроков может предложить членам СНГ, Туркмении и Грузии определенный набор экономических и политических выгод. В свою очередь Евросоюз очерчивает перед бывшими республиками СССР совершенно четкую стратегию развития и связанные с ней преимущества. «Европейский» выбор открывает перспективы поступательного развития общего * Громогласова Елизавета Сергеевна – кандидат политических наук, младший научный сотрудник Отдела международно-политических проблем ИМЭМО РАН.

Безопасная Европа в мире, который должен стать лучше – Европейская стратегия безопасности, одобренная Европейскими советом на саммите в Брюсселе 12 декабря 2003 г.

(http://www.consilium.europa/eu/uedocs/cmsUpload/031208ESSIIRU.pdf).

Она была утверждена Европейским советом в июне 2007 г.

European Community Regional Strategy Paper for Assistance to Central Asia for the period 2007–(http://ec.europa.eu/external_relations/central_asia/rsp/07_13_en.pdf).

рынка между ЕС и постсоветскими государствами. Он подразумевает внедрение опыта региональной интеграции и использование опробованных в ЕС моделей межправительственного сотрудничества. Евросоюз декларирует заинтересованность в мирных, демократических и экономически процветающих государствах Восточной Европы, Южного Кавказа и Центральной Азии. Вовлечение в орбиту европейского управления, «европеизация», означают применение разработанных в ЕС норм и стандартов в различных сферах, начиная с инвестиционной и заканчивая природоохранной. В диалоге ЕС с его восточными соседями всегда присутствует нормативный элемент. Соблюдение демократических норм и прав человека – непременный атрибут успеха во взаимодействии с ЕС, получения финансовой поддержки по линии коммунитарных программ.

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.