WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 26 |

Предпосылки для работы США и НАТО с элитами Грузии и Украины уже имелись до прихода к власти М. Саакашвили и В. Ющенко. На протяжении 1990-х – 2000-х годов обе эти страны пережили глубокие экономические и политические кризисы, в результате которых к власти в них пришли силы, ориентированные на сокращение российского влияния и взаимодействия с Россией. Важными факторами, определившими векторы приложения усилий Вашингтона, стали существенные различия грузинской и украинской внутриполитических ситуаций. Далеко не однозначна идеологическая приверженность атлантизму не только обществ, но и элит этих стран – важный критерий готовности к участию в военно-политическом блоке. Единство взглядов на вхождение страны в НАТО отсутствует в украинском обществе. Процесс вовлечения Украины в НАТО еще может быть приостановлен благодаря левобережному и крымскому культурно-идеологическим и политическим факторам, а также далеко не полной его поддержке и жителями западных областей. В Грузии ситуация иная. Правящий режим, большая часть оппозиции, а также значительная часть общества едины в стремлении присоединить страну к военнополитическому блоку. Поэтому в центре внимания американских атлантистов в 2005– 2008 гг. оказалась в первую очередь Грузия, в том числе и как политический плацдарм для работы на Украине. Такой заинтересованности США в более активной работе на грузинском направлении способствовало наличие замороженных грузино-абхазского и См.: Vice President's Remarks at the 2006 Vilnius Conference Reval Hotel Lietuva Vilnius, Lithuania.

Office of the Vice President. May 4, 2006 (http://www.whitehouse.gov/news/releases/2006/05/200605041.html).

грузино-югоосетинского конфликтов, которые предоставляли широкие возможности для расширения прямого и косвенного присутствия во всем регионе.

С 2006 г. движение Украины и Грузии в НАТО стало не просто обозначаться в политических документах Альянса и его ведущих стран-членов, определяться как неизбежная и довольно скорая перспектива. В 2007–2008 гг. вопрос о возможном скором присоединении к Альянсу обеих этих стран перешел в политико-практическую плоскость. В 2007 г. процедура принятия Украины и Грузии в военно-политический блок уже была официально инициирована США. 9 апреля 2007 г. президент Дж. В. Буш подписал «Акт о консолидации свободы», создающий политико-правовую инициативу со стороны США для дальнейшего расширения НАТО за счет стран, получающих статус кандидатов на вступление – Албании, Хорватии, Македонии, Грузии и Украины.6 Вскоре «Акт» был одобрен американским Конгрессом, что фактически означало создание нормативноправовой базы для дальнейших действий Вашингтона в НАТО. Для американской политической и правовой традиции характерен исключительный приоритет национального законодательства над международным правом, а также преобладание решений, принятых и законодательно подкрепленных национальными органами власти, над решениям международных структур, включая и те, которые объединяют США и их союзников. Все предыдущие волны расширения Альянса начинались с подготовки их правового и политико-идеологического обоснования Вашингтоном. По этим причинам для американской части трансатлантического истеблишмента решение о присоединении Грузии и Украины к блоку было принято уже до весеннего саммита НАТО.

На саммите в Бухаресте Грузия и Украина не получили искомый ПДЧ, но Альянс фактически лишь ограничился отсрочкой по его предоставлению. Решением бухарестского саммита совещанию министров даны соответствующие полномочия: «НАТО приветствует евроатлантические стремления Украины и Грузии к членству в НАТО. Сегодня мы пришли к соглашению о том, что эти страны станут членами НАТО».7 Расхождения возникли преимущественно относительно возможных сроков предоставления ПДЧ. Временная уступка по этому вопросу была сделана в Бухаресте для России накануне вступления в должность нового президента Д.А. Медведева в основном благодаря ведущим «старым» членам НАТО – Франции и ФРГ. Кроме того, на такое решение существенное влияние оказало наличие у обеих стран серьезных внутриполитических проблем, а также, пусть и в различной степени, неурегулированных территориально-политических вопросов.

В 1990-е – начале 2000-х годов западноевропейские союзники США по большей части поддерживали продвижение НАТО на Восток. Но после двух волн расширения, произошедших после окончания «холодной войны», и начавших менять НАТО изнутри, мотивация американских атлантистов расширить границы деятельности Альянса сохранилась, а у истеблишмента держав старой Европы несколько снизилась. Зато активными сторонниками расширения стали новые страны-члены, на которые и опираются США.

Именно они наиболее активно способствуют дальнейшему вовлечению в сферу влияния НАТО не только бывшего соцлагеря, но бывших союзных республик. Это обстоятельство является еще одним важным побудительным мотивом для Вашингтона продолжать и стимулировать сам процесс расширения НАТО.

Руководство держав «старой Европы» как до саммита в Румынии, так и после него не было заинтересовано в форсировании расширения НАТО за счет Грузии и Украины, так как это еще более размывает их региональное лидерство среди европейских членов Альянса. Для западноевропейских членов НАТО была еще одна предпосылка скорректировать позицию США в Бухаресте. Опираясь на американскую поддержку, как См.: NATO Freedom Consolidation Act of 2007. April 9, 2007 (http://www.whitehouse.gov/news/releases/ 2007/04/20070410.html).

Bucharest Summit Declaration. Issued by the Heads of State and Government participating in the meeting of the North Atlantic Council in Bucharest on 3 April 2008. Press Release № (2008)049. 3 Apr. (http://www.nato.int/docu/pr/2008/p08-049e.html).

грузинские, так и украинские лидеры неоднократно подчеркивали, что они стремятся к вхождению своих стран и в НАТО, и в ЕС. Такое объединение двух различных по природе процессов подрывает лидерство ФРГ и Франции в процессах европейской интеграции и нарушает сам ее и без того проблематичный ход. Кроме того, линия США и стран Восточной Европы на синхронизацию расширения НАТО и ЕС подрывает власть институтов Евросоюза на одном из важнейших направлений его развития – в общей внешней политике и политике безопасности ЕС. Увязка потенциального членства соседей России в Альянсе и Евросоюзе идет вразрез не только с интересами ФРГ и Франции, но и брюссельского руководства ЕС. Для держав «старой Европы» и для сообщества европейских и евроатлантических бюрократов отказ от следования принципу консенсуса по вопросу о расширении – еще один повод напомнить Вашингтону о том, что принятая еще в начале 1990-х годов американская линия на синхронизацию расширения НАТО и ЕС идет вразрез с их интересами.

Западноевропейское политическое сообщество не поддержало весной 2008 г.

предоставление Украине и Грузии ПДЧ также и потому, что вступление двух бывших советских республик в НАТО связано с острыми территориально-политическими конфликтами, которые уже на протяжении полутора десятилетий имели возрастающее международное значение. Для Грузии это были проблемы взаимоотношений с неконтролируемыми автономиями – Абхазией и Южной Осетией, конфликт с которыми уже тогда находился в стадии эскалации, хотя еще не перешел полностью в силовую стадию. Для Украины таким потенциальным конфликтом была тогда и остается поныне проблема Крыма, связанная с еще более острыми вопросами о перспективах Черноморского флота и статусе Севастополя. Компромиссный вариант ни весной 2008 г., ни сейчас здесь также не просматривается. Эти вопросы при любых обстоятельствах вызывают закономерно болезненную реакцию российских властей, а также общественности. Руководство старых европейских членов НАТО, несмотря на оказывавшееся давление со стороны Вашингтона, отдавало отчет в том, что возможные проблемы в отношениях с Россией могут поставить под угрозу традиционно отличающиеся высокой стабильностью поставки нефти и газа, идущие в страны ЕС из России и через нее.8 Кроме того, в отличие от новых стран-участниц Организации, руководство ФРГ и Франции в большей степени было готово предполагать возможность возникновения новых вызовов для безопасности в Европе, в случае если Грузия и Украина будут приняты в Альянс вместе с нерешенными внешними и внутренними политическими проблемами.

Новые члены Альянса заняли по вопросу о расширении в Бухаресте и после саммита позицию, противоположную мнению старых европейских союзников США. На самом саммите они полностью поддержали мнение Вашингтона о необходимости скорейшего предоставления ПДЧ Украине и Грузии. Вскоре после встречи в верхах в Румынии новые члены блока предприняли ряд продолжающих эту позицию политических шагов.

Страны Вышеградской группы (Польша, Чехия, Венгрия и Словакия), первыми вошедшие в НАТО после распада соцсистемы, выступили со специальным обращением к другим странам-членам о необходимости ускорения решения вопроса о ПДЧ для Украины и Грузии, а также официально поддержали стремление Киева в ЕС.9 Еще дальше стран Вышеградской группы пошла после Бухарестского саммита Литва, вторично заблокировавшая в связи с российским политическим давлением на Грузию и Украину переговоры ЕС с Россией о заключении нового базового соглашения о сотрудничестве. Такие действия новых участников трансатлантического союза выглядели как продолжение позиции Вашингтона. Однако руководство США было готово действовать и действовало еще более жестко. В особенности – в Грузии.

Несмотря на критику со стороны многих американских внешнеполитических чиновников и экспертов, не раз звучавшую в адрес правительства М. Саакашвили, как до См.: Фишер С. Евросоюз и Россия: как спасти партнерство // Россия в глобальной политике. 2008.

№3. Май–Июнь.

См.: Eastern Solidarity // Wall Street Journal. 2008. April, 24.

нападения Грузии на Южную Осетию, так и после него, именно США создали значительную часть политических и военно-политических предпосылок для «размораживания» этого конфликта. Как до «революции роз», так и после нее (но уже в многократно больших масштабах) США оказывали экономическую помощь и политическую поддержку грузинскому руководству. Действия США, укладывавшиеся в общую логику подготовки вступления Грузии в НАТО, способствовали дестабилизации ситуации в регионе и переводу конфликта в силовую стадию. Представители Госдепартамента США утверждают, что отговаривали грузинское руководство от военного решения территориальной проблемы10, препятствовавшей вхождению страны в НАТО. Однако в действительности и госсекретарь США К. Райс, и президент США Дж. Буш неоднократно демонстративно давали понять грузинским властям, что они могут рассчитывать на американскую политическую, а, возможно, и не только политическую поддержку. Американская военная помощь оказывалась Грузии до агрессии в Южной Осетии и непосредственно в ходе столкновения.

С 2001 г. в Грузии работали военные эксперты из США, а также других стран НАТО и Израиля, осуществлявшие переподготовку грузинской армии. С 2005 г. инструкторы и консультанты из США и стран НАТО официально участвовали в процессе перевода грузинских вооруженных сил на военные стандарты Альянса. Кроме того, в отработке боеспособности и оснащении вооруженных сил Грузии принимали участие тесно связанные с США транснациональные военные корпорации (ТВК).11 По официально обнародованным данным Генштаба РФ, непосредственно в ходе военного столкновения грузинские силы ПВО действовали в пассивном режиме, стремясь не обнаружить себя, и получали всю ориентирующую поддержку с американских спутников. Российские военные заявляют о том, что, по их информации, наземные грузинские силы в он-лайн режиме получали данные космической разведки США.12 Сразу после неудачи военной операции против Южной Осетии, Грузия получила от США, а затем и от НАТО помощь в восстановлении пострадавшей военной и гражданской инфраструктуры, содействие переоснащению вооруженных сил.

После силового столкновения в Южной Осетии в августе 2008 г. и последовавшего признания Россией независимости двух отделившихся от Грузии республик США и восточноевропейские члены НАТО еще более усилили давление на державы «старой Европы».13 Оно имеет целью ускорить продвижение не только «пострадавшей» Грузии, но и Украины, как «потенциальной жертвы» так называемого «российского неоимпериализма» в Альянс. Эта линия нашла поддержку и у Брюссельского руководства блока, проведшего после военного конфликта серию официальных совещаний и консультаций, в том числе и с участием грузинских представителей, а также принявшего ряд обращений, осуждающих действия России или содержащих требования, выгодные грузинской стороне.14 Вскоре после «пятидневной войны» для осуществления этой помощи и со См., например: Мы до последнего убеждали Грузию не делать этого. Новый посол США в России Дж. Байерли дал первое интервью // Коммерсант. № 149 (3966). 2008, 22 августа.

Например, поставки в Грузию беспилотных летательных аппаратов «Гермес – 450», использовавшихся в преддверии и во время военного столкновения, осуществляла ТВК израильского происхождения «Elbit Systems», которая прежде выполняла крупные заказы правительства США.

Эту информацию изложил в ходе пресс-конференции, проведенной по итогам событий в августе 2008 г., замначальника Генштаба РФ А. Ноговицын. Он сообщил также о назначении машин и оборудования, принадлежащих армии США, которые были захвачены российскими военными в ходе операции по «принуждению к миру» Грузии. См.: Made in Odessa // Известия. 2008, 26 августа.

См.: Secretary С. Rice Addresses U.S.-Russia Relations At The German Marshall Fund. Renaissance Mayflower Hotel. Washington, DC. September 18, 2008 (http://www.state.gov/secretary/rm/ 2008/09/109954.htm) См.: Заявление по итогам заседания Североатлантического Совета на уровне министров иностранных дел, проведенного в штаб-квартире НАТО в Брюсселе 19 августа 2008 г. Пресс-релиз НАТО №104(2008) – http://www.nato.int/docu/other/ru/pr/2008/p08-104r.html; Statement by the Secretary General of NATO on the Russian Recognition of Abkhazia and South Ossetia. 2008. August 27. Press Release №107(2008) – http://www.nato.int/docu/pr/2008/p08-107e.html; Statement by the North Atlantic Council on действия вхождению Грузии в НАТО был учрежден специализированный орган – Комиссия НАТО–Грузия.15 Эти действия США и руководства Альянса оказались в противофазе с действиями руководства ЕС и, прежде всего, председательствующей в нем Франции, которые выступили в качестве основных посредников при урегулировании грузинороссийского конфликта. Примечательно, что позицию нейтралитета по грузинскому вопросу заняла и Турция – в прошлом крайне важный союзник США по НАТО.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.