WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 26 |

После прихода к власти «оранжевых» В. Янукович и Партия регионов не стали принципиальными противниками вступления в НАТО. Они лишь стали «разыгрывать антинатовскую карту» в борьбе со стремящимися в НАТО «оранжевыми». Депутаты от Партии регионов даже блокировали работу Верховной Рады, протестуя против письма В. Ющенко, Ю. Тимошенко и А. Яценюка от 15 января 2008 г. генеральному секретарю Альянса Я. де Хооп Схефферу с просьбой о предоставлении Украине Плана действий по членству в НАТО (ПДЧ). В. Янукович направил письмо генсеку с просьбой этого не делать. Но В. Янукович подписал в июле 2006 г. «Универсал национального единства», одним из пунктов которого является признание вступления в НАТО стратегической целью украинской внешней политики. Он же в период своего второго премьерства при Президенте В. Ющенко принял концепцию государственной программы по информированию населения о пользе вступления в НАТО. И он очень тщательно следит за тем, чтобы его высказывания и действия не звучали как принципиально антинатовские, по* Фурман Екатерина Дмитриевна – кандидат политических наук, старший научный сотрудник Центра проблем глобализации и интеграции Института экономики РАН.

http://www/rosbalt/ru/2008/3/21/467146/html http://www.utro.ru/news/2008/04/06/728816.shtml стоянно подчеркивая, что он лишь против «гонки» в НАТО, навязывания вступления в эту организацию не готовому к этому и не желающему этого обществу. Янукович дает понять, что он за обязательное решение такого важного вопроса референдумом, но не против НАТО как такового. Позиция Партии регионов в вопросе о НАТО (как и во многих других вопросах) – скорее сдерживающая, чем альтернативная. Так, в сентябре 2006 г., будучи в это время премьер-министром, на заседании комиссии Украина–НАТО в Брюсселе В. Янукович даже раньше В. Ющенко заявил, что «присоединение к Плану действий – это вопрос времени». Однако, по его мнению, «сегодня в обществе нет поддержки этого шага». Поэтому «сегодня надо значительно усилить информационную политику.

Как только придет время, мы сделаем следующий шаг», а «сейчас мы начинаем новый этап в отношениях с НАТО. Усиливая это сотрудничество, мы будем делать все, чтобы эта работа убедила украинский народ, что этому нет альтернативы»3.

Принципиально антинатовскую позицию на Украине занимают лишь относительно маргинальные политические силы – не прошедшая в Раду Прогрессивносоциалистическая партия Н. Витренко, организующая всякого рода шумные антинатовские протесты, постепенно утрачивающие свое былое влияние коммунисты и некоторые пророссийские организации.

Украина – страна, в которой власть определяется свободными конкурентными выборами, где борьба за власть – это борьба за голоса избирателей. Можно предположить, что если правящая политическая сила, получившая поддержку большинства избирателей, – пронатовская, основная оппозиционная сила также не выступает принципиально против вступления в НАТО, призывая лишь к умеренности и осторожности в этом вопросе, а радикально антинатовские силы не влияют на официальный политический процесс, то в такой стране должна существовать массовая поддержка присоединения к Альянсу. Между тем данные всех многочисленных социологических опросов показывают совершенно противоположную картину. В таблице 1 обобщены данные проводившихся с 2002 г. опросов Украинского центра экономических и политических исследований имени Разумкова о том, как стали бы голосовать граждане Украины на гипотетическом референдуме о вступлении в НАТО.

Таблица 1.

Если бы на следующей неделе состоялся референдум о вступлении Украины в НАТО, как бы Вы проголосовали (%) Но- Фев- Де- ФевИюнь Июнь Июнь Июнь Июнь Ответ ябрь раль кабрь раль 2002 2003 2004 2005 2004 2007 2007 за 32,0 23,0 21,4 15,1 21,1 16,2 18,6 21,0 20,против 32,2 39,9 49,2 55,5 55,0 59,2 54,4 58,9 53,не голосовал бы 13,7 13,0 6,6 8,6 5,0 8,0 12,0 4,8 9,трудно ответить 22,1 24,1 22,8 20,9 18,9 16,6 15,0 15,3 16,Источник: Нацiональна безпека i оборона. №1 // Украiнский центр економiчних и полiтичних дослiджень iменi Разумкова. 2008. С. 55.

За последние 6 лет удельный вес тех, кто голосовал бы за НАТО в разные годы колебался от 15,1% до 32%. Тех, кто голосовал бы против – от 32,2% до 59,2%. Ни разу сторонники НАТО не оказывались большинством опрошенных, а их удельный вес не был больше удельного веса тех, кто против НАТО. При этом никак нельзя сказать, что поддержка НАТО с годами усиливается. Максимальную поддержку эта идея имела в 2002 г., когда вступление в НАТО было провозглашено кучмовской властью стратегической целью и одновременно поддерживалось правой оппозицией Кучме – тогда это вступление было очень отдаленной и совершенно «теоретической» перспективой. Но При этом, однако, Янукович вновь делает оговорку, что «мы не должны противопоставлять политику отношений с НАТО политике добрососедства с Россией…».

http://www.ua-today.com/modules/myarticles/article_storyid_3364.html даже тогда противников НАТО было несколько больше, чем сторонников. Удельный вес сторонников НАТО с приходом к власти «оранжевой коалиции», когда, с одной стороны, эта перспектива стала более близкой и реальной, а с другой, оппозиционная Партия регионов стала использовать антинатовские настроения, выступая против «оголтелой спешки» в этом вопросе, по данным Центра Разумкова, даже уменьшился. Другие опросы в целом подтверждают эту картину. Так, по данным опросов, проводившихся Институтом социологии Национальной академии наук Украины, к вступлению в НАТО «скорее положительно» относились в 2000 г. 24,9%, а «скорее отрицательно» – 33,5%, в 2001 г.

– 23,1 и 32,5%, в 2002 г. – 18,8 и 37,9%, в 2003 г. – 20,8 и 37,9%, в 2004 г. – 18,8 и 38,5%, 2005 г. – 14,9 и 50,4%, в 2006 г. – 12,7 и 64,4%, в 2007 г. – 13,2 и 58,1%4. С 2004 г. опросы показывают, что не только вступление в НАТО не получило бы на референдуме поддержки большинства, но что большинство, несомненно, проголосовало бы против НАТО.

Исходя из этих данных радикально пронатовская позиция правящих политических сил и сдержанная и «двусмысленная» позиция основной оппозиционной силы выглядят несколько странно.

В самом деле, почему правящие политические силы идут «против народа», как они не боятся, что их пронатовская позиция приведет к потере их поддержки в электорате и, как следствие, – потере власти Почему основная оппозиционная политическая партия не решается использовать эту ситуацию «до конца» и занять, вроде бы, политически выгодную позицию большинства населения И почему те политические силы, которые занимают в вопросе о НАТО ту же позицию, что и большинство, маргинальны уже сейчас и становятся еще более маргинальными Было бы крайним упрощением полагать, что позиции политиков, даже в относительно демократическом обществе, где их карьеры зависят от полученных ими голосов, «отражают» настроения избирателей. Они «подстраиваются» под избирателей, излагая свои взгляды в максимально приемлемой для них форме, иногда умалчивая о каких-то своих непопулярных позициях и, наоборот, всячески подчеркивая популярные. Но они идут к избирателям со своими взглядами и позициями, и ситуация, когда политик систематически говорит нечто прямо противоположное тому, что он реально думает, лишь бы получить голоса и прийти к власти – психологически крайне трудная и, несомненно, очень редкая.

Нет никаких сомнений, что украинские политики не могут не знать данных социологических опросов и, соответственно, их позиция в вопросе о НАТО никак не может быть мотивирована желанием понравиться избирателям. Более того, пронатовские политики не могут не понимать, что их позиция в этом вопросе – электорально невыгодная и в какой-то мере рискованная. Поэтому пронатовскую позицию лидеров теперешнего правящего большинства нельзя объяснить ничем иным, кроме как их действительной убежденностью в том, что вступление в НАТО, вопреки мнению большинства населения, нужно и даже «безальтернативно» для Украины. Осторожную и «двусмысленную» позицию лидеров главной оппозиционной партии в этом смысле можно объяснить ничем иным, как отсутствием у них тех антинатовских убеждений, которые есть у большинства населения и большинства их избирателей. Если принципиальную позицию В. Ющенко в вопросе о НАТО вряд ли можно считать конъюнктурной по отношению к настроениям электората, то двусмысленную позицию В. Януковича, который менял акценты со скорее пронатовских, когда он был у власти, на несколько антинатовские, когда находился в оппозиции, можно рассматривать как конъюнктурную, продиктованную желанием использовать антинатовские чувства электората. Откуда же тогда такое расхождение между убеждениями политиков и убеждениями большинства украинского населения См.: Панiна Н. Украiнське суспiльство 1992–2006: соцiологiчний монiторинг. – Киев: Iнститут соцiологii НАН Украiни, 2006. С. 17; Украiнське суспiльство 1992–2007. Динамiка соцiальних змiн. – Киев: Iнститут соцiологii НАН Украiни, 2007. С. 500. Надо, однако, отметить, что данные разных социологических служб несколько расходятся. По данным опросов службы «Демократические инициативы» с 2005 по 2008 гг. поддержка НАТО увеличилась с 20,7% до 31,8%, а удельный вес тех, кто голосовал бы против НАТО, уменьшился с 58,6% до 52,8% (http://korrespondent.net/ukraine/politics/354813).

В социальном отношении политический истеблишмент Украины не принадлежит большинству населения. В массе своей политики являются выходцами из более образованных и обеспеченных (первое более или менее связано со вторым) слоев. Даже если они вышли из «низов», как В. Янукович, то они действительно «вышли» из этих «низов» и давно уже вращаются в иной социальной среде, а со средой, в которой прошла их юность, встречаются в основном на митингах. Поэтому естественно предположить, что различия в отношении к НАТО украинских партий и политиков и массы электората – это в какой-то мере отличия в отношении к НАТО «элитарных» слоев, к которым принадлежат сами политики, и социальных «низов». Действительно, опросы свидетельствуют о значительных и систематических различиях среди разных слоев населения в отношении к вступлению в НАТО. Подобные результаты просматриваются во многих опросах (см. табл. 2).

Таблица 2.

Если Вы примете участие в референдуме о вступлении в НАТО, то как Вы будете голосовать Категории респондентов За Против Все опрошенные 24,8 63,Пол Мужчины 27,8 62,Женщины 22,4 64,Возраст 18-29 лет 29,5 58,30-54 года 23,8 65,55 лет и старше 22,7 64,Образование Начальное и незаконченное среднее 21,7 63,Среднее 20,5 65,Среднее специальное 25,3 63,Высшее 31,8 61,Национальность Украинцы 30,6 57,Русские 8,1 82,Прочие 14,5 59,Место Киев 42,1 47,жительства Областные центры 29,4 60,Другие города 18,5 71,Сёла 26,2 58,Регионы Западная Украина 50,4 29,Центральная Украина и Северо-Восток 31,5 55,Восток и Юго-Восток 16,4 77,Донбасс и Крым 2,7 89,Источник: Звiт за результатами загальнонацiонального соцiологичного опитування на тему:

«Геополiтичний вибiр Украiни: реалii, проблеми, перспективи» (жовтень 2006 р.). – Киiв, Iнститут соцiологii НАН Украiни, «Юкрейнiиан соцiолоджi сервис», 2006. С.19.

Мы видим, что ни в одной категории населения сторонники НАТО не составляют большинства и ни в одной их удельный вес не превышает удельного веса противников.

Исключение составляют жители Западной Украины, но и здесь сторонников НАТО – лишь очень небольшое большинство. Тем не менее в разных слоях степень поддержки и, наоборот, отвержения НАТО разная. Сторонников НАТО больше среди мужчин, чем среди женщин, среди более молодых, чем среди более старых, среди более образованных, чем среди менее образованных (отличия между наиболее и наименее образованной группами очень заметны). Их больше среди украинцев, чем среди представителей меньшинств и среди русских, больше среди жителей Киева, чем среди селян, и особенно – жителей маленьких городов. В этом опросе не выделялся особо язык респондентов, но в ряде других опросов устанавливается ясная корреляция, не требующая объяснений, между отношением к НАТО и языком респондентов – среди украиноговорящих поддержка НАТО больше, чем среди русскоговорящих.

Подобную картину можно было наблюдать еще в опросах об интеграционных настроениях населения, проводимых Евразийским мониторингом в России, Казахстане, Белоруссии и Украине с 2004 по 2006 гг.5 Поддержка вступления в НАТО – это наиболее радикальная форма стремления интегрироваться в западные структуры. И социальные факторы, влияющие на отношение к Западу и западной «модели» в целом, схожим образом действуют и на отношение к НАТО. В этом случае такие представления граждан сталкиваются с еще большим противодействием других факторов и политикопсихологическим сопротивлением, чем когда речь идет о присоединении к ЕС. Вступление в ЕС, в отличие от вступления в НАТО, поддерживается большинством (по данным того же опроса, результаты которого обобщены в таблице 1, за вступление в ЕС в 2008 г. проголосовали бы 50,2% избирателей, а против – 34,1%). Поддержка же вступления в НАТО – значительно меньше, поскольку в отношении НАТО с советских времен сохранились очень стойкие негативные представления («агрессивный военный блок») которые подпитываются резко негативным отношением к расширению НАТО современной России (к расширению ЕЭС СССР относился значительно спокойнее, а современная Россия относится к ЕС «нейтрально»), в результате чего вступление в НАТО воспринимается как разрыв с Россией6. Но все равно поддержка НАТО больше в тех же социальных категориях, где выше поддержка ЕС и где больше поддержка рыночных и демократических ценностей.

В то же время, те социальные группы, в которых поддержка прозападной ориентации в целом и НАТО в частности больше, чем в среднем у населения и чем в других группах, – это как раз группы, к которым скорее принадлежат украинские политические деятели. Ясно, что пожилую женщину с незаконченной средней школой, живущую в селе или маленьком городе на Востоке Украины, русскоязычную или говорящую на «суржике», смеси украинского и русского (это именно тот социальный тип, который едва ли поддержит НАТО) очень сложно представить политиком. Но ясно также, что отношение украинских политиков к НАТО – значительно более позитивное не только, чем у населения в целом, но и чем в тех социальных слоях, к которым скорее принадлежат политики.

Есть некоторые данные, показывающие огромные различия в этом отношении между украинским «политическим классом» и всеми остальными социальными слоями Украины. Так, в 2002 г. был проведен опрос об отношении к членству Украины в НАТО через 10 лет среди населения и отдельно – среди руководителей районных администраций (см. табл. 3).

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.