WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 33 |

как мальчик или девочка задумались...» [Лекция 7]. «Здесь мальчишечка или девчоночка должны сказать, что все слова, у которых есть значение наклонения, ну непременно обозначают действие!» [Лекция 5]. При этом он относился к детям серьезно-уважительно, и очень считался с ними: «Между прочим, я думаю, что детей в 5–6 классе нужно звать по именам. Это я каюсь в своих грехах.

Я, разгильдяй, учеников называл по фамилиям. Это настолько гнусно, что если я попаду на тот свет (в чем у меня уверенности нет, но опасение есть), то меня, за то, что я так официально называл детей – детишки маленькие, а я: «Николаев! Сергеев!» – вместо того, чтобы сказать, ну хотя бы: «Коля Николаев»... Я думаю, что, с одной стороны, вы не можете навязываться к ним в дружбу – они не ваши дети, они чужие дети, поэтому – сочетание имени, которое говорит о том, что вы к ним относитесь как к детям, – с фамилией, которая говорит о том, что ваши отношения официальные и не родственные…» [Лекция 2].

Второй отзыв моих студентов, слушавших запись лекций М.В. Панова, – «Панов хочет быть понятым». А вот его собственное тому подтверждение: «Учебники пишут взрослые тети и дяди, а они в ребячью жизнь войти не могут, они не могут мыслить, как нужно, ч то б ы д е тя м б ыл о у д о б н о п о н и ма ть.

А вот мы с вами будем писать учебник, оч е нь при г одн ый дл я де тс к ог о понимания » [Лекция 5].

Михаил Викторович подарил мне две книги «Нашего языка» А.М. Пешковского. На некоторых страницах – его пометы. Вот §97: «Как объяснил Мише учитель слоги и ударения.... Надо вот что сделать: зажечь свечку, свернуть тетрадку в трубку и с к аз ать ч е ре з э ту тру бк у на с в е ч к у к ак ое - нибу дь с л ов о. От каждого слова свечка будет мигать, только по-разному...» [Пешковский 1922: 91–92. Разрядка моя – Л.П.].

Весь текст помечен двумя вертикальными линиями, выделенные слова подчеркнуты волнистой, и на полях – почерком Панова:

«Коряво и сильно, как у Л.Н.Т.» – т.е. как у Л.Н. Толстого. Михаил Викторович восхищался стилем рассказов в учебниках Толстого, наизусть цитировал его притчу о слепом с фонарем: «Идет ночью слепой и несет лампу. – Вот глупый слепой: сам слепой, а лампу несет! («Какие сильные фразы, неправильные и сильные!»). А он говорит: – Я потому лампу держу, чтобы не налетели на меня зрячие и не свалили с ног долой». («Какая энергия, какая динамика!»).

«Коряво и сильно», как Толстой, пишет сам Панов – «чтобы детям было удобно понимать». Его определения – предметны, они как будто вырастают из самого языка: «Позиционные чередования есть в морфонологии. Что такое морфонология А это как раз друг – друзья, чередования, которые бывают непоследовательно. И определяются грамматической позицией» [Лекция 8].

«Вы на доске пишете: вода, воды – и говорите: эти слова, эти две формы отличаются только грамматически. Подчеркните грамматическую часть. Они подчеркивают окончания. Мы возобновили в памяти учеников, что такое грамматика – это всякие окончания, попросту говоря» [Лекция 5].

Вот он критикует определение детерминантов и дает свое:

«Эти слова совершенно бессодержательны – «относятся ко всему предложению». <...> Если вы готовите учеников в вуз, конечно, надо сказать: «относятся ко всему предложению». <...> Но для души это не нужно. Достаточно, что грамматическое значение такое: «особо важная часть предложения». « Часть предложения» – это грамматическое значение. Средство выражения: «в начало подтащили» [Лекция 7].

Предметность – так хочется определить главную особенность учебного (и научного!) стиля М.В. Панова. Это означает: каждое слово опирается на языковой материал, каждый вывод оправдан языком. Противоположная манера – схоластичность.

Другая яркая черта лекторского языка Панова – метафоричность. Сам язык для него – живой: «Почему распространенное определение (согласуемое) после определяемого слова обособляется А чего это его понесло сзади стоять Определение имеет место впереди. А если его понесло назад – то это указание на его особую синтаксическую функцию. <...>...Встало сзади определяемого слова и говорит: а я немножко сказуемое» [Лекция 7].

Образы сильнее доводов (искусство выше науки!), и Панов усиливает образами логический аппарат исследования. Метафоры и сравнения акцентируют закономерности, уточняют научные выводы: «Как наглядно можно представить себе позиционное чередование, я уже показал на гусенице–куколке–бабочке: они очень разные, они ряд каких-то чередующихся во времени стадий, но с другой стороны, – это целостность и единство: существо-то одно! Если вы люди верующие, то можно вам сказать: это одно Божье созданье. Бог не создавал сначала гусеницу, потом, подумав, куколку, потом, подумав, бабочку – это одно создание» [Лекция 3].

Уже писали и говорили о том, что характерная особенность научных (и учебных!) текстов М.В. Панова – юмор. При этом остроумны не только слова М.В. Панова, но и ситуации, которые он создает. Вот Михаил Викторович организует эксперимент: «Читая, мы скользим глазами по строчкам. Но скольжение не ровное, а с остановками. Это можно заметить самим. Возьмите страничку какого-нибудь текста; в центре вырежьте небольшое отверстие (с горошину). Попросите кого-нибудь читать этот текст, а сами сядьте перед ним, держа лист руками вертикально – но удобно для читающего. Сами смотрите с другой стороны через вырезанное отверстие, вплотную приблизив к нему свой глаз. Вы увидите, что глаз читающего движется как бы толчками, перебежками, иногда возвращаясь назад и снова с остановками перебегая вперед. Остановки называют паузами фиксаций» [Панов 1964: 22].

А вот он приглашает студентов к наблюдениям над языком:

«Это было какое время Американцы стали пускать на территорию Советского Союза шары с записывающей радиоаппаратурой.

И, разумеется, это вызывало возмущение, и я тоже возмущался:

как это, на территорию чужого государства запускают какие-то шпионские шары! Я сказал как-то студентам: «Вот, запускают шары...» Пришел в возмущение, даже кулаком поработал, сказал:

«Это безобразие! Глубоко возмутительно! Но мы с вами филологи, у нас еще другой интерес, филологический: вы по радио сотни раз слышите – шары, шары, шары. Послушайте, какое произношение преобладает: ушаковское «шыры» или новое «шары» Боже мой! Как курс грохнет: «Га-га-га-га!» Им показалось, что надо только пребывать в состоянии политического ожесточения». [Беседы 2001: 509].

И приходит в голову: а какой же – при такой-то остроте ума – была острота глаза Михаила Викторовича! Как же много он знал о нас – тех, кто был ему знакм, пользовался его гостеприимством! Знал такого, чего мы и сами в себе не подозревали! Видел в нас «духовными очами»! И какую великую ответственность нес за это свое духовное зрение, ответственность за всех нас! И как он эту ответственность оправдывал! Бесконечная доброта, щедрость, внимательность и терпимость – вот чем дарил нас Михаил Викторович Панов. Вокруг него была особая, неповторимая атмосфера высокой духовности, творчества, теплоты, любви и радости. В его присутствии переставала болеть голова. Общение с ним исцеляло не только телесно: уходила тоска;

душевная смута и безнадежность сменялись ясностью, желанием работать, радостью и верой. Возрождение – так можно точно определить состояние, которое всегда возникало после встреч с ним и долго-долго жило потом в душе. В дни первой Фортунатовской конференции, после визита к М.В. Панову, мне приснился сон: Михаил Викторович развешивает красивые живые фонарики-светлячки, а я ему помогаю. Просвещение... Свет...

Случилось так в моей жизни, что все, что я узнала хорошего – о Добре, Красоте, Истине, Правде, – я узнала от Него или благодаря Ему. Вечная память светлому Учителю… Библиографический список 1. Беседы с Михаилом Викторовичем Пановым // Жизнь языка : сб. ст.

к 80-летию Михаила Викторовича Панова. М., 2001. С. 483–524.

2. Панов М.В. Рецензия на книгу: Ф.Д. Ашнин, В.М. Алпатов «Дело славистов. 30-е годы. М., 1994. 286 с. // Вопросы языкознания. 1996. №1.

С. 154–159.

3. Панов М.В. Воспоминания об Алексее Михайловиче Сухотине // Памяти Алексея Михайловича Сухотина (К 100-летию со дня рождения).

Институт русского языка АН СССР. Проблемная группа по экспериментальной и прикладной лингвистике. Предварительные публикации Вып. 182. М., 1988. С. 21–37.

4. Панов М.В. И все-таки она хорошая! Рассказ о русской орфографии, ее достоинствах и недостатках. М., 1964.

5. Панов М.В. Преподавание русского языка в школе // Русский язык.

Еженед. газета объединения пед. изданий «Первое сентября». Лекция 1:

2003. №33; Лекция 2: 2003.№32; Лекция 3: 2004. № 3;. Лекция 4: 2004.

№№11, 15, 19; Лекция 5: 2004. №№30, 31; Лекция 6: 2005. №13; Лекция 7: 2005. №14; Лекция 8: 2006. №1; Лекция 9: 2007. №№19, 20.

6. Пешковский А.М. От редактора // И.Р. Палей От станка к книге. Вып. 1.

М., 1925. С. 6.

7. Пешковский А.М. Наш язык : учебная книга по грамматике. Вып. I: Интонация, ритм, звуки. М. ; Л, 1922.

Л.А. Попова …И прекрасен, и добр, и свят… Научное языкознание в школе, игра в обучении, учить думать с помощью языка.

Abstract. The author tells about meeting with M. Panov on lectures for teachers working with textbook edited by him.

В моей жизни было несколько событий, которые оказались важными, даже больше – судьбоносными для меня как человека и учителя. Одна из них – встреча с доктором филологических наук Михаилом Викторовичем Пановым, блестящим ученым-языковедом, прекрасным человеком. Она состоялась в Москве, в апреле 1993 г. на курсах для учителей русского языка, работающих по школьному учебнику под редакцией М.В. Панова.

В аудиторию неторопливо вошел мужчина в годах, невысокий, плотный, чуть сутуловатый, такой, о каких говорят «свежий старик».

Безупречно отутюженный строгий костюм, белоснежная рубашка, галстук, уверенная манера держаться, которая выдает опытного лектора, мягкая улыбка и приветливое «Здравствуйте, коллеги!» – вот первое впечатление от встречи. И сразу: «Что главное Научить думать! Как научить С помощью языка. Язык мудр, он прививает желание думать. А чтобы научить, должна быть хорошая теория, она должна учить сомневаться, открывать…» Записываю торопливо, стараясь ничего не упустить, как будто чувствую, что потом буду возвращаться к этим записям часто, вспоминать то необыкновенное ощущение, которое возникло тогда в душе, – удивительное доверие к каждому слову, потому, что сама об этом думала уже не раз, а теперь узнала свои мысли, воплощенные в слове.

Мягко, вежливо, как-то по-домашнему тепло говорит Михаил Викторович о сложнейших вопросах современного языкознания:

о системных отношениях в языке («Без племянников человек не дядя»), о позиционных чередованиях звуков, о глаголах «однократного прошедшего времени», с уважением вспоминает о своем учителе А.А. Реформатском, предложившем этот термин, о нулевой аффиксации и способах доказательства ее существования… Сразу предлагает методические приемы, способные теоретический материал сделать не только доступным, но действительно пробуждающим мысль. Весело, с юмором советует ввести персонажей на урок:

проблемные вопросы пусть решают дети, а задают их известный выдумщик и фантазер барон Мюнхгаузен, Жучок-колпачок, спустившийся с потолка, Синичка, присевшая на страницу «Толкового словаря», симпатичные одноклассники – умница Настя Кувшинчикова и во всем сомневающийся Вова Бутузов… Диалогичность – непременное условие урока, живого, интересного детям. Искренняя убежденность в том, что только с радостью, желанием, играя, нужно учить детей русскому языку, учить любить язык, не бояться показать теорию языка в ее стройности, логичности, строгой системности, как не бояться и того, что ее не поймут, не усвоят дети. Кстати, ни разу во время встречи не было употреблено слово «учащийся». Думаю, что это тоже не случайно: для Михаила Викторовича важно было, что ребенок – маленький человек, очень серьезный и вдумчивый собеседник.

М.В. Панов обращается к учителям: «Дети должны знать хорошие тексты…» Начитанность, филологическая культура и эрудиция ученого потрясают, точность оценки текстов просто афористична, например, о текстах Н. Рериха он говорит: «Это изумительное явление русской речи, это русский язык, вплавленный в культуру».

О воспоминаниях В.И. Сурикова о своем детстве, записанных М.А. Волошиным, о текстах А.В. Суворова («Наука побеждать») и Л.Н. Толстого («Утро помещика») – «здесь торжество глагола».

Свободно, не затрудняясь, он цитирует отрывки из трудов известных языковедов, философов, ученых, обращает внимание учителей на особый вкус мемуарной литературы: в его учебниках можно найти самые разные тексты: отрывки из публичных речей Н.И. Вавилова, из воспоминаний Ю.К. Олеши о В.В. Маяковском, из трудов знаменитого открывателя геологических богатств нашей Родины академика А.Е. Ферсмана, русского скульптора Л. Голубкиной и т.д. Но и этого ученому кажется мало: он с энтузиазмом предлагает аудитории: «А давайте создадим «Общество любителей хороших текстов» и будем собирать их, обмениваться ими, читать детям».

Внимание к ребенку и его внутреннему миру, желание говорить с ним о его проблемах, будить в нем способность к наблюдению и размышлению, узнавать его и стремиться к тому, чтобы и он сам себя познавал и оценивал – вот что, по мнению М.В.Панова, главное в педагогической работе учителя-филолога. Только неравнодушный учитель может задать сочинение на тему: «Как я завидую», «Почему я обижаюсь», «Мои облака», да еще и сделать оговорку: «Кто хочет – коротко, кто хочет – длинно напишите…» Вдумчиво, искренне и уважительно отвечал Михаил Викторович на непростые детские вопросы (вопросы и ответы опубликовал еженедельник [Русский язык 2000]). В них виден Панов-человек и Панов-ученый: удивительно глубокий, серьезный, знающий, интеллигентный, умеющий пошутить над собой и бесконечно признательный своим учителям. Вот несколько цитат из ответов М.В. Панова.

«Еще Тимур меня участливо спрашивает, легко ли мне живется в 80 лет. Нет, совсем нелегко. Но у меня есть друзья, и когда они приходят ко мне, сразу становится легче. Среди них и те, кого я когда-то учил в вузе, и еще раньше – в школе».

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.