WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 33 |

Об этой истории писали в газете: как лосиха-мать вышла на дорогу и заставила шофера грузовика остановить машину и спасти ее ребенка. М.В. был уверен, что это сделала Богородица. Потом уже я прочитала об этом в его стихотворении. Во время рассказа он волновался и плакал, и это мешало ему говорить. Когда я в этот день простилась с ним, то на улице, возле дома, встретила Иру Мосалеву, и мы пришли к нему вместе. Он очень ласково говорил с Ирой о чем-то божественном, держал ее руку и как будто исповедовался, что так поздно понял существование очевидного.

Последние, кого видел М.В., были Лена Красильникова и двое его аспирантов – Аня и Максим. Когда я потом встретилась с этими молодыми людьми, – прекрасной девушкой и прекрасным юношей, – я порадовалась за М.В., что его проводили такие красивые, чистые люди. Они же рассказали мне, уже после смерти Михаила Викторовича, как он пересказывал им мои впечатления о Джотто и волшебном воздействии искусства. Я рассказывала об этом на одном из последних заседаний «Дятла», когда вернулась из Италии. Через несколько дней М.В. попросил, чтобы я записала этот рассказ и принесла ему. Вот он.

Майский день во Флоренции. Я еду из Рима и делаю остановку, чтобы провести здесь один из самых незабываемых и наполненных дней.

Итак, уже позади первые впечатления от ослепительных соборов, от галереи Уффицци, от парка, раскинувшегося над городом на живописных изумрудно-зеленых склонах… Кажется, я выполнила всю программу, которую мне определили две монашки – мои соседки в поезде.

Спешу на вокзал. Вечереет. Я одна… Захотелось посмотреть на Флоренцию не с фасадной стороны, где шумной и пестрой толпой гудит поток туристов, а изнутри. И я ухожу вглубь квартала и иду узкими улочками с никогда, видно, не ремонтированными домами, с развешенным над ними бельем, со старыми печальными людьми, сидящими на стульях возле своих подъездов. А праздничная Флоренция совсем рядом. Спрашиваю, далеко ли до вокзала и правильно ли иду.

Оказывается, что лучше доехать на автобусе, но времени еще достаточно – иду пешком. Время от времени попадаются на пути соборы, мимо которых уже прохожу равнодушно. Но вот передо мной – серая каменная площадь – и на ней собор. Что-то толкнуло меня войти… Как и везде – полумрак и прохлада. Около одной стены зажигается и гаснет свет – это знак: «Великое произведение». Читаю: «Джотто».

Хорошо сохранившаяся фреска в охристо-коричневых тонах занимает всю стену в правом приделе храма. Сбоку узкое высокое окно. На фреске изображена сцена, которая, видимо, должна называться «Снятие со креста»: Христос лежит в окружении своих учеников.

Первое, что поразило в облике Христа, – возраст. Молодое монголовидное лицо, без бороды, без усов. Совсем мальчик. Но какое бледное лицо! Глаза плотно закрыты. Сомненья нет: Он мертв. И руки безжизненны и тяжелы, и все тело безвольно, ненапряженно – это подчеркивается и складками ниспадающей одежды, и отсутствием мышечного напряжения… Все кончено. Обвожу взглядом его учеников: лиц не видно, только склоненные скорбные головы в коричневых капюшонах. Кто-то приник к ногам Христа. У них тоже нет надежды.

И среди них – только одно лицо открыто, у того, кто стоит ближе всех. С ним можно поделиться горем. Смотрю на него с тоской и мукой. Что делать И у него на лице – та же всепоглощающая скорбь.

Еще хочется смотреть на него, чтобы найти силы в этом единении.

Его взгляд устремлен на Христа. Но что это Едва заметное удивление появилось на его лице. Не понимаю. Только сейчас появилось Или было раньше, но я не заметила Что его удивляет Смотрю по линии его взгляда и вижу: чуть дрогнули ресницы у Христа и блеснули полоски глаз. Он смотрит Да, Он только что открыл глаза и смотрит на своего ученика. Хочу поделиться с тем радостью. Видит ли он то, чего никто не видит и что я только что увидела Бросаю на ученика взгляд, полный волнения и надежды. Видит, конечно, видит. Мы с ним только двое это знаем, этот немолодой, лысеющий, с одутловатым лицом человек и я… И вдруг я вижу, что лицо ученика опять изменилось: оно выражает уже не удивление, а едва заметную сдерживаемую радость. Что такое От скорби к радости Да и чему радоваться, если Он едва жив.

Опять смотрю на Христа. И – новое преображение: Он словно пытается приободрить своего ученика и сказать ему: «Я жив, не беспокойтесь, все в порядке». Так, наверное, смотрит на врача больной, только что им спасенный. А по лицу Христа – едва-едва уловимая улыбка. Господи, какое счастье, что все обошлось! Прямо гора с плеч! И с этим чувством облегчения я взглянула на часы – и вылетела из собора. Бегу сломя голову к станции: если опоздаю на поезд, то ночевать придется на вокзале. На пути опять попадается сверкающая, великолепная Санта Мария де Фьери. Не останавливаясь, поднимаю голову, чтобы глянуть на нее в последний раз. Какая-то монашенка даже посмеялась над моей угорелостью. Я тоже засмеялась над собой вместе с нею. И с этим чувством веселья, радости и чего-то обретенного я пробежала последние минуты и метры Флоренции. 1990 г Калейдоскоп вращается – и в нем вспыхивают бесконечно разнообразные узоры и грани личности Михаила Викторовича Панова, не поддающиеся классификации и обобщениям.

С.М. Козлова Я хочу, чтобы вы полюбили… М.В. Панов, язык поэзии, музыка стиха, Пастернак.

Abstract. The author tells about her impressions from lectures about the language of Russian poetry by M. Panov that have formed her own scientific and aesthetic purposes.

В начале 1980-х я была слушательницей ФПК при МГУ им. М.В. Ломоносова. Я готовила тогда курс лекций по русской литературе ХХ в.

и решила посетить прежде всего лекции профессора, автора известного учебника по советской поэзии. Первые лекции в полупустой студенческой аудитории показались такими же скучными, какими были все советские учебники. Тогда мы уже знали что-то о структурализме, читали Ю.М. Лотмана, его «Анализ художественного текста». Лекции московского профессора ничего подобного не обещали, студентов в аудитории становилось все меньше. Придя на четвертую лекцию, я оказалась в единственном числе и поскорее убралась, чтобы не столкнуться в дверях с профессором и не стать свидетельницей его конфуза. Я осторожно попыталась разъяснить для себя эту ситуацию в главном вузе страны на кафедре, где мне очень спокойно сказали, что в те же часы читает лекции некто Панов – вот там и находятся все пропавшие студенты, и не только они. Я кинулась было туда, но мне посоветовали не торопиться:

чтобы попасть на лекцию Панова, нужно прийти не менее чем за полчаса до ее начала. Я все-таки рискнула, и действительно, уже издалека увидела толпу, безмолвно роившуюся у дверей нужной аудитории и пытавшуюся что-то расслышать.

На следующую лекцию я предусмотрительно явилась заранее, но первые ряды большой аудитории уже были заполнены, вскоре плотно были заняты все остальные: молодые и не очень молодые люди рассаживались на подоконниках и прямо на полу между рядами, стояли вдоль стен. Наконец в дверь сквозь толпу протиснулся плотный седой человек с полным круглым лицом. Он не встал за кафедру – сел за стол, разложил мелкие листочки и довольно слабым голосом стал читать стихи Б. Пастернака, но его было слышно, потому что в битком набитой аудитории вдруг стало очень тихо.

И стихи, которые он читал, как раз были об этом:

Тишина! Ты лучшее из всего, что слышал.

Некоторых мучает, что летают мыши.

«Как можно слышать тишину – обратился он к нам. – И причем тут мыши». Мы безмолствовали, мы были бесшумны, как эти летающие мыши. А он продолжал: «Слышите, как звучит тишина у Пастернака: т-ши-т-чши-чт-ша-т-ча-чт-т-т-ши…» – и я в первый раз услышала не только «тишину» Пастернака, я услышала музыку стихов – не слова, не созвучия рифм, не метры, а внутреннее, потаенное звучание. И дальше, 90 минут, все тот же монотонный слабый голос раскручивал захватывающую интригу пастернаковского стиходейства, и хотелось только одного, чтобы это продолжалось бесконечно. Я прослушала еще две лекции, потом он заболел, потом кончился срок моей командировки. Но мне хватило этого на всю жизнь. Я поняла, что такое стихи, я знала, что нужно делать со стихами и как нужно раскрывать их тайны студентам.

Немного позднее, в Польше, я познакомилась с лекциями Ежи Фарыно. Они очень похожи – М.В. Панов и Е. Фарыно – по манере чтения лекции, по методу анализа художественного текста. Это завершило мое стиховедческое образование, безусловным началом которого был М.В. Панов.

«Я хочу, чтобы вы его полюбили…», – говорил Панов, приступая к рассмотрению творчества нового поэта. Мы полюбили его, Панова.

Е.В. Красильникова М.В. Панов в работе над школьным учебником Cловообразование, мышление отношениями, игра как принцип преподавания.

Abstract. The author publishes and comments on letters by M. Panov written in period of their joint work at Russian language textbook for 6 form.

У меня сохранилось несколько писем М.В. Панова, посвященных разделу «Словообразование» в коллективном учебнике русского языка для 6 класса. С небольшими комментариями процитирую их.

Первое задание с рисунками, которые мы старались воспроизвести.

«Елена Васильевна, не согласитесь ли Вы вставить это упражнение в главку «Производное слово и орфография» (стр. 7 и сл.).

Задание. Нина Конькова и Вася Воздушный учатся в 6 классе.

Они часто подтрунивают, подшучивают друг над другом, но на самом деле они друзья и никогда не ссорятся.

Нина говорит:

– Сейчас я тебя, Вася, приведу в изумление! Я знаю такой случай, когда это твое словообразование не помогает правильно писать, а просто сбивает с толку! – Ну-ка! – сказал Вася. – Разберем! – Потом не позабудь собрать… Вот слово равнина. Пишется ра-.

А исходное слово – ровный. Равнина – это ровное место. Проверил через исходное слово Вот тебе – раз! – и ошибка. Через о написал.

А надо через а.

– Погоди! Я тебе картинку нарисую.

И Вася нарисовал:

Место очень ровное, – продолжал он, – но ведь не равнина. Или вот еще – и Вася нарисовал:

Ровный какой холмик. Но не равнина! – А ты на него и не сможешь взобраться. А я – раз, раз – и наверху. Я в горах была, научилась… – Погоди. Так равнина, выходит, вовсе не ровное место. Вот равнина:

Все её точки находятся на равном расстоянии от уровня моря.

На равном! Вот исходное слово! – Ну, хорошо, – сказала Нина. – Ты прав, так и быть. За это ты принеси мне и себе мороженого… И довольный Вася пошел за мороженым.

Подумайте, является ли слово равный исходным для слов: равновесие, равноправие, равнодушие, равняйсь! (военная команда:

требование стать так, чтобы строй был ровной прямой линией)».

Почти так это упражнение было воспроизведено в задании в учебнике для 6 класса, вышедшем в 1997 г. В нем даны и 4 рисунка Ю.М. Аратовского на с. 42–43.

Второй пример.

«Елена Васильевна, из нашего разговора в воскресенье, из Ваших словообразовательных размышлений вытекает удивительнейшее дело: в Вашей части в учебнике должен быть сюжет! Каково Вы видели когда-нибудь учебник русского языка с сюжетом Этапы (звенья) развития сюжета такие:

1) сообщение о буженине, о споре Винокур–Смирницкий; 2) сравнение производного слова с поездом и с окном; 3) про стеклярус;

4) про два типа мышления: мышление вещами (предметными сущностями) и мышление отношениями; 5) бужен’-ин(а) – мышление предметными кусками; буженин(а) – мышление отношениями; 6) эпилог:

и то, и то неплохо, но язык – это отношение; поэтому – не махать рукой пренебрежительно на буженин(у). Чтить язык как отношение.

Всё, конец; общее пение бодрых песен.

Теперь подробнее.

1. Спор В.–С. (Винокура-Смирницкого. – Е.К.). Надо бы развить его в диалоге.

Нина:

– Я не понимаю, как бужен- – можно считать корнем! Корень всегда со значением, но здесь – нет значения! Вася Воздушный:

– Дядя Смирницкий объяснил. Баранина – мясо барана, зайчатина – мясо зайца. Они различаются, вкус разный, корень баран-, зайч(ат)- и т.д. показывают разницу. Бужен- – тоже показывает, чем это мясо отличается, скажем, от свинины.

Нина:

– «Скажем»! От свинины отличается одними признаками, от баранины – другими. От конины – третьими. Что же, бужен- все эти признаки показывает На самом-то деле никаких признаков не показывает! Вася Воздушный:

– Но ведь есть в слове такой кусок: бужен- Ведь есть Куда ж его девать – -ин(а) – суффикс; значит, перед ним корень! Всё! Ясно! И нечего меня мячом по затылку постукивать (Что-н. другое, спортивное). Возьму и обижусь.

– А ты не придумывай, будто то, что без значения, может быть корнем! Нет отношения к другим словам с таким же корнем, нет и значения! Кто прав М. б., можно эту сценку сделать короче и необходимо – живее.

Это завязка. Никто никого не переспорил6».

Почему никто никого не переспорил Потому что, не используя терминов, М.В. стремится показать важность для понимания языка «мышления отношениями».

«Все эти рассказики можно разбросать в общем тексте, объединив повторяющимся заголовком; напр.: «Про буженину и стеклярус».

«Далее нужны (или не нужны) жизненные сравнения. Найти бы для ясности.

Вот косынка; можно ли считать, что ее изнанка – особая вещь Не получилось…» А тут еще пришла стрекоза, говорит: – У вас, сказывают, производным словам подарки дают! И я тоже производное слово! У меня суффикс -оз(а)! Мы с паровозом – односуффиксальники! Тут все… (что согласились задумались засмеялись заспорили махнули стрекозе руками: улетай).

Ваш М.П.

Но может быть, весь этот «сюжет» и не нужен… Еще один текст.

Конец. Нина – Вася пляшут, поют.

Нина – Васе:

– Ах ты, мой стеклярус! Вася – Нине:

– Ах ты, моя Нина! Не захотел ее называть буже.

Галантный».

Вариантов М.В. предлагал много. Вот и объединение буженины и стекляруса. Я радовалась шуткам, задумывалась. На что похоже производное слово в цепочке Следующая тема связана со структурой производного слова (В последнем издании учебника она отсутствует). Вариантов этого упражнения у М.В. было множество. Представим один:

«Кирилл Силачев говорит:

– Ты знаешь, какое сравнение мне пришло в голову Вот едет паровоз. Ух, сила! Это корень. От него всё зависит. Без него поезд не поедет. Перед собой он толкает платформу – это приставка. За паровозом едет тендер, с запасом воды и угля. Почта – это связь. А зачем нужны окончания Связывать слова в предложении. Этот вагон – окончание. Здорово Нина Конькова сказала:

– Здорово. А у меня другое сравнение. Представь: летний день.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.