WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 33 |

Это тот, кто отмыкает тайну. Вот характерный образ, раскрывающий символ. Это особое видение мира. Стали обращать внимание не только на то, что изображено. Если взять всех поэтов до символизма, то главное – объект изображения. У Некрасова – изображение страждущего народа, у Пушкина, как замечательно сказал Белинский, – изображение бесконечной ценности человеческой души. Всё склоняется к тому, что важно, чт изображено, и только начиная с импрессионистов и символистов вдруг стало важно не только то, чт изображается, но и взгляд поэта. Его воззрение, его отношение к миру оказывается не менее, а часто более важно.

В данном случае («Ангел благого молчанья») мы так и не смогли добиться, чт же изображено. Предмет отошел на второй план.

А что стало важно Видение мира как таинственной сущности.

Видение мира, которое требует разгадки. Разгадка эта недостижима.

Я начну с рассказа о звуковой стороне стиха. Почему А потому что звуковую сторону обижают. Начинают говорить об образах, об идеях, о направлении общественном в произведении, о типичности. Потом скажут немножко о всяких метафорах, сравнениях, о языке и скажут: «А звуковая сторона полностью этому отвечает.

Этот поэт очень любил такие-то размеры». Всё. На самом деле, уже в звуковой стороне стиха заключен мир поэта. Вот это я сейчас попытаюсь вам показать. (Раздает тексты со стихотворениями.) Что открыли символисты У каждого поэта встречаются стихи, написанные очень разными размерами. Вспомните Пушкина. Он, кажется, владел всей палитрой русской ритмики, а всё-таки есть доминанта, всё-таки есть то, что стоит в центре творчества. Такая ритмическая схема у Пушкина – это ямб. Доминанта Некрасова – это анапест.

Выдь на Волгу: чей стон раздается Над великою русской рекой Маяковский очень точно, хотя, как он это делал часто, без особой уважительности, характеризовал ритмический строй Некрасова:

«Воет, воет». Действительно, анапест плачущий размер (поет):

Ой, беда приключилася страшная! Мы такой не знавали вовек:

Как у нас – голова бесшабашная – Застрелился чужой человек! Это доминанта поэзии Некрасова. Он часто писал тоже ямбом.

Огромная поэма «Несчастные» вся написана ямбом. Но то, что преобладает и выражает в наибольшей степени <его> творческое кредо, – это анапест. А у символистов Они открыли пеоны. Пеон – это размер с четырехсложной стопой. Стопа в четыре слога. Пеон первый: ударный слог – первый и плюс три безударных. Пеон второй: ударный слог второй, перед ним безударный и за ним два безударных. Пеон третий: два безударных слога, ударный – третий, и замыкает четвертый безударный. Пеон четвертый: три безударных, последний – ударный.

В русской поэзии до символистов не было этого размера.

Единственный случай – у Ивана Мятлева. Вы знаете Ивана Мятлева, который сочинил «Приключения госпожи Курдюковой» Вот он самый. Он написал единственное в русской поэзии стихотворение-пеон (пеон второй). Это когда-то была очень ходовая песня, но вы вряд ли ее певали. (Напевает.) Фонарики, сударики Горят себе, горят, А видели ль, не видели ль – Того не говорят.

Фо-на -ри-ки. рики, -ри-ки – стопа, су-да Пеон второй. Фона суда рики Горят себе, горят. Последняя стопа – неполная. Это пеон второй. Вы замечаете уже по этому, пока единственному примеру, что пеон страшно певучий размер. Так и хочется петь. Я чувствую по вашим взглядам, по вашим лицам, вам страшно захотелось петь:

Фонарики, сударики Горят себе, горят, А видели ль, не видели ль – Того не говорят.

Итак, певучий размер. Движется, волнами накатывает. Вот я вам покажу пеон третий из Брюсова. Пока еще не из Сологуба, а пеон Брюсова. Почему Как наглядное пособие он более годится:

Близ медлительного Нила, возле озера Мерида5, в царстве пламенного Ра, Ты давно меня любила, как Озириса Изида, друг, царица и сестра! Вы чувствуете: опять это волновой мир, это мир, превращенный в волну. Что это такое Близ ме-дли -тель... – первая стопа. Давайте считать по пальцам. Близ ме-дли -тель... – четыре слога, стопа кончилась;...но-го Ни-ла – вторая стопа кончилась (отметим, что здесь внутренняя рифма). Во-зле о-зе... – стопа кончилась, третий слог ударный – о -да – безударным слогом третья стопа ;...ра Ме-ри кончилась, -ри -мен... – четвертая - – ударный слог;...в цар-стве пла стопа, -пла - – ударный слог, <стопа> кончается безударным -мен-;

...но-го Ра – последняя стопа неполная, не хватает безударного слога, но это вполне законно: она рифменная. Вот, значит, шесть стоп, В тексте стихотворения В. Брюсова: Близ медлительного Нила, там, где озеро Мерида (примечание публикатора. – А.Ц.).

пеон третий: третий слог ударный. Ты да-вно ме-ня лю-би как -ла, О-зи -ца и се-стра -ри-са И-зи-да, друг, ца-ри ! Шестистопный пеон третий.

Но дело-то в том, что в русском языке средняя длина слова – три слога. То есть здесь стопа длиннее слова. Если вы возьмете газету и начнете считать, сколько в среднем длина слова в русском языке, то вы увидите, что среднестатистически русское слово равно трем слогам. А здесь стопа длиннее, поэтому появляется «сверхсметное» ударение. Предлог, конечно, безударный: Близ медлительного Нила. Здесь побочных ударений нет. А дальше возле – сверхсметное ударение: в царстве пла… Главное ударение пла, а в царстве – сглаженное, но всё-таки ударение. Ты (местоимение) может иметь ударение: Ты давно ме… ня – ударный слог, следующая стопа (ме)ня (лю)би На -ня хотя, может быть, и ослаб…(ла).

ленное, как у местоимения, тем не менее ударение. Как Озириса Изида. Друг – ударный слог там, где его не требует пеон. Получается так: ударение на 3-м слоге, плюс четыре – на 7-м слоге, плюс четыре – на 11-м слоге, плюс четыре – на 15-м слоге, на 19-м слоге и на 23-м слоге. Это сильные ударения. А кроме того – на других нечетных. Так что же получается: это 6-стопный пеон и 12-стопный хорей. Эти побочные ударения на нечетных слогах – они же такие, как в хорее. Что нужно для хорея Ударения на нечетных слогах.

А они есть. Итак, этот размер двулик: это 6-стопный пеон, это 12-стопный хорей (на втором плане, потому что эти добавочные ударения сглажены). Получается необыкновенная пластичность стиха: одни ударения сильные, а другие – более слабые. Это змея ползет: выгибы то сильнее, то слабее. Пластический размер, волнообразно-пластичный.

А кроме того, есть внутренние рифмы: Близ медлительного Нила – ты давно меня любила; возле озера Мерида – как Озириса Изида; в царстве пламенного Ра – друг, царица и сестра. Это 2-сложный хорей. Получается, это 12-стопный хорей и это шесть отрезков 2-сложного хорея.

Видите, уже здесь начинает сверкать многозначность символа, пока на ритмическом уровне. Это что же 6-стопный пеон, 12-стопный хорей, а судя по внутренним рифмам – это несколько двухсложных хореев. Оказывается, ритмика многозначна, уже символична, уже имеет много истолкований. При этом стихоразделы сглажены. Есть рифмы в конце: Ра – сестра, а есть внутренние рифмы, которые сопровождаются не такой глубокой паузой. Но это всё колеблется: сделайте вы паузы при внутренних рифмах глубже, вот и окажется, что главенствует 2-сложный хорей. Всё это колеблется, все стихоразделы колеблются между да и нет, существуют и не существуют.

Теперь читаю пеон Федора Сологуба. О чем идет речь …Хоть вы начитаны в символистах, потому что вы любите Блока, и любите Андрея Белого, но гораздо меньше из вас любят, до того как мы сегодня с вами встретились, Сологуба. А напишите, пожалуйста, мне, те редкостные, индивидуальные, творческие личности, которые уже пришли на эту лекцию, любя Сологуба, пожалуйста, маленькую записочку: «А я с раннего детства любила Сологуба!» Так вот, Сологуб. Я уже читаю, не подчеркивая все эти ритмические разделы, а подчеркивая целое. О чем будет этот стих О закате. Те, кто любили символистов до этой лекции, те понаторели в понимании, что такое поэзия символистов, а кто читал символистов мало, тот требует, чтобы <я> объяснил, о чем речь. О закате солнца. Это алый змей развевает на облаках свои клубы пламенеющие.

Облака все горят и клубятся. В воздухе чувствуется легкий звон, иллюзия звона, потому что сам алый цвет заката звнок. Царь полдневного творенья – солнце, оно в полдень господствовало, а сейчас умирает. Но это умирание не должно вызывать ропота, это умирание законное: солнце должно умирать. Вот сейчас я читаю это стихотворение.

Алой кровью истекая в час всемирного томленья, С легким звоном злые звенья разжимает лютый Змей, Умирает с тихим стоном Царь полдневного творенья.

Кровью Змея пламенея, ты жалеть его не смей.

<…> Если страшно, если больно, если жизни жаль невольно, – Что твой ропот своевольный! Покоряйся, – жить довольно.

Все лучи померкли в небе, и в ночной росе ключи, – И опять она с тобою [тоска, ропот. – М.П.]. Слушай, слушай и молчи.

Видите, пеон любит внутренние рифмы, опять всё пронизано внутренними рифмами.

Если страшно, если больно, если жизни жаль невольно, – Что твой ропот своевольный! Покоряйся, – жить довольно.

Все лучи померкли в небе, и в ночной росе ключи, – И опять она с тобою. Слушай, слушай и молчи.

Итак, <пеон> – любимый размер символистов, по крайней мере старших символистов. Младшие символисты: Блок, Белый, Волошин, Вячеслав Иванов – нашли другие размеры, а вот старшие символисты построили пеонический мир.

Но только такой мир Нет. Они любят, например, ямб. И можно проследить, как из ямба у них рождается пеон. Начал поэт писать ямбом: та-т, та-т, та-т, та-т и перешел вдруг на пеон:

та-та-та-т, та-та-та-т. Пеон 4-й. Начал проглатывать ударения, снижать ударения на 2-м и в 6-м слоге.

Стихотворение «Мы поклонялися Владыкам». Мы уже вступаем в этом стихотворении в жестокий мир Федора Сологуба.

Мы поклонялися Владыкам И в блеске дня и в тьме божниц, И перед каждым грозным ликом Мы робко повергались ниц.

Либо три, либо четыре ударения.

Незаметно для себя <поэт> переходит к пеону, то есть два сильных ударения на 4-м и на 8-м слоге – пеон 4-й:

Но их неправедная милость, Как их карающая месть, Могли к престолам лишь унылость, Тоской венчанную, возвесть.

Это уже пеон. Ямб переродился в пеон. Итак, органически, из привычных для русской поэзии размеров возникает пеон, из ямба – пеон 4-й. Я уже сказал: стихоразделы ослаблены, и как будто идет бесконечная волна. Она переливается. Бесконечный мир, не имеющий границ… Стихотворение как бы от лица индийской жрицы. Понаблюдайте, как стих расчленяется.

Разбудил меня рано твой голос, о Брама! Я прошла по росистым лугам, Поднялась по ступеням высокого храма И целую священный Лингам.

Он возложен на ткани узорной, Покрывающей древний алтарь.

Стережет его голый и черный, Диадемой увенчанный царь.

На священном Лингаме ярка позолота, Сам он черен, громаден и прям.

Я закрою Лингам закрасневшимся лотосом, Напою ароматами храм.

Я не объясняю, что такое Лингам. Во-первых, потому что это неясно, во-вторых, потому что это не надо знать. У Сологуба слово с расплывающимся значением. Ясно, что это какой-то священный предмет в индуистском культе. Смотрел честно, трудолюбиво по всем своим словарям. Что такое Лингам, осталось неясным. Какойто священный предмет ритуала индуизма.

Но я прошу вас обратить внимание на то, как строки перетекают.

Где рифма Рифма в первых строфах ясна: Брама – лугам – храма – Лингам – узорной – алтарь – черный – царь. Следующая строфа:

позолота – лотосом, прям – храм. Что-то не получается: позолота – лотосом. А это рифма перетекает из строки в строку и соединяет их.

Читаю:

На священном Лингаме ярка позолота, Сам он черен, громаден и прям.

Позолота – конец одной строки, сам – начало другой, а рифма:

позолота сам – лотосом. Прям – храм – обычная рифма. Значит, рифма перетекающая. Обычно поэты выделют концы строк, поэтсимволист сплавляет строки.

Другой пример. Уже здесь я прошу обратить ваше внимание на необыкновенную музыкальность стиха Сологуба. Упоминается страна Ойле, ойлейских дев – дев из страны Ойле. Потом о ней будет немножко сказано.

Когда звенят согласные напевы Ойлейских дев, И в пляске медленной кружатся девы Под свой напев, – Преодолев несносные преграды, И смерти рад, Вперяю я внимательные взгляды В их светлый град.

Отрад святых насытясь дуновеньем, С тебя, Ойле, Стремлюсь опять, окованный забвеньем, К моей земле.

Во мгле земли свершаю превращенья, Покорен я, – И дней медлительных влачатся звенья, О, жизнь моя! Кончается рифма везде, не вызывающая никаких сомнений.

Первая строфа: напевы – девы, напев – дев. А следующая строфа начинается: Преодолев несносные преграды, то есть продолжается рифма в начале строки. Преграды – рад – взгляды – град, а следующая строка, новая строфа:

Отрад святых насытясь дуновеньем, С тебя, Ойле, Стремлюсь опять, окованный забвеньем, К моей земле.

Хорошая рифма: Ойле – земле. То есть рифма повторяется в начале каждой строфы. Итак, опять скажу: мир звука, мир, простертый в какую-то даль, границы переливаются, границы сглажены.

Пластичные движения, как будто бесконечная волна.

Если волна, то как это отражается в звуковых повторах Вы знаете, что поэты пронизывали свои стихи звуковыми повторами.

Первый открыл звуковые повторы Осип Максимович Брик, известный вам друг Маяковского. И он показал, что стихи Пушкина и Лермонтова пронизаны звуковыми повторами на согласных: Сметает пыль с могильных плит. И вот все стихи Пушкина и Лермонтова пронизаны звуковыми повторами. Интуитивно каждый это чувствовал (звуковую полноту их ямба), но рационально не знал.

Оказалось, что стихи поэта пронизаны звуковыми повторами. У романтиков то, что выделяется, острия, вершины – согласные.

А у символистов Вот я вам прочту стих Сологуба, характерный для его звуковых повторов. Он построен на зияниях. Что такое зияние Вы знаете, что Сцилла и Харибда зияют, а потом сдвигаются. Пропасти зияют. Сонный дядя, когда открывает рот, он тоже зевает и зияет своим ртом. А зияние в языке – это два гласных рядом, один гласный переливается в другой, т.е. здесь тот же мир слияния и перелива. А какие у нас есть зияния И он сказал. Правильно, молодцы, верно! Это зияние, хотя пишется в два разных слова:

и союз, он местоимение, произносятся слитно: [ин]. Но вы не забудьте, что зияния есть и такие. Если вы забыли фонетику, <поясняю>, что слово злая транскрибировать надо [злиъ], с йотом.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.