WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 68 | 69 || 71 | 72 |   ...   | 81 |

Бальмонт 2001 – Бальмонт К. Д. Душа Чехии в слове и деле.\ Издание, перевод, статья, комментарий – Дануше Кшицова. Ун. Им. Т. Г. Масарика, Брно, 2001.

Библейская энциклопедия 1992 – Библейская энциклопедия. Изд-во П.П. Сойкина, репринтное издание, Т. 1. 1992.

Библейская энциклопедия 1981 – Библейская Энциклопедия. Труд и издание Архиманндрита Никифора. М.: Типография А. И. Снегиревой, 1891.

Ванечкова 1990 – Ванечкова Г. Поэзия. Символ. Перевод. Praha. Univerzita Karlova, 1990.

Лосев 1982 – Лосев А. Ф. Знак. Символ. Миф. М., 1982.

Лосев 1995 – Лосев А. Ф. Проблема символа и реалистическое искусство. – 2-е изд., испр. – М.: Искусство, 1995.

Маха 1960 – Маха К. Г. Избранное. М.: Государственное издательство художественной литературы, 1960г.

Неупокоева 1971 – Неупокоева И. Г. Революционно-романтическая поэма первой половины XIX века. М.: Наука, 1971.

Никольский 1997 – Никольский С. В. Чешская литература.// История литератур западных и южных славян. 2 Т. М.: РАН, 1997.

Очерки 1963 – Очерки истории чешской литературы XIX–XX вв. М., 1963.

Поцепня 1997 – Поцепня Д. М. Образ мира в слове писателя. Спб, Издательство: С.-Петербургского Университета, 1997.

Bal'mont 2001 – Bal'mont K. D. Due eskch zem ve slovech a inech \ Vydn, peklad, studie, koment Danue Kicov. MU, Brno, 2001.

Hrbata 1986 – Hrbata Z. Prostor romantickho poutnka.\\ Prostor Mchova dla. Soubor mchovskch prac. eskoslovensk spisovatel, Praha, 1986.

Jankov 2002 – Jankov J. K. H. Mcha // esk literatura od potk k dneku. Praha:

Nakladatelstv Lidov noviny, 2002.

Kandeler 2006. – Kandeler R. Symbolism of plants and colours. Vienna, 2006.

Krlk 1969 – Krlk O. Demystifikovat Mchu.Ostrava, 1969.

Mukaovsk 1948 – Mukaovsk J. Mchuv Mj.\\ J.Mukaovsk. Kapitoly z esk poetiky.

Dl tet.Praha: Nakl. «Svoboda», 1948.

Sabina 1953 – Sabina K. O literatue. Praha, 1953.

Svato 1992 – Svato V. Dvoj tv symbolu v modern literatue.\\ Symbol v lidskm vnmn, mlen a vyjadovn. Filozofick stav, SAV, Praha 1992.

Svato 2002 – Svato V. Prach hrob a zkost srdce.\\Z druhho behu. Studie a eseje o rusk literatue. Praha : Torst, 2002.

Symbol 1992 – Symbol v lidskm vnmn, mylen a vyjadovn / (Stachov, J. ed.) Praha:

Filozofick stav SAV, Praha, 1992.

Славянские литературы Ad de Vries 1974 – Ad de Vries. Dictionary of Symbols and Imagery. North – Holland Publishing company. Amsterdam-London. 1974.

C. С. Журавлева (Бердянск) Агиографическое стихотворение как жанрово-тематическая разновидность украинской поэзии эпохи барокко Барокко в Украине ознаменовано интенсивным развитием агиографии – от создания новых редакций Киево-Печерского патерика до издания «Книг житий святых» Св. Димитрия Туптало (Ростовского). Однако агиографы эпохи Барокко не ограничиваются рамками традиционной для житийной культуры прозы. Вполне закономерно внимание писателей привлекает поэзия, которая презентует разнообразие жанров и определяет характер литературного развития барочных времен. В творчестве представителей Черниговской литературнофилософской школы второй половины ХVІІ – начала ХVІІІ в. (архиепископа Лазаря Барановича, митрополита Варлаама Ясинского, Св. Иоанна Максимовича [Тобольского] и Димитрия Туптало [Ростовского]) присутствуют агиографические стихотворения, в которых житийное наследие представлено с помощью новых интерпретационных моделей.

Следовательно, необходимо ввести в литературоведческое обращение понятие агиографеской поэзии, определить ее жанровые признаки. К агиографической поэзии принадлежат большие по объему эпические стихотворения, а также эпиграммы (короткие и более обширные), панегирики, молитвенные стихотворения, в которых идет речь о житиях святых, раскрываются богословские и историко-церковные аспекты святости, функционируют мотивы аскезы, мученичества, чуда, небесной помощи праведнику, молитвенного обращения к святому, прославления подвижника за его деяние, заступничества и т. п.

Украинская барочная агиографическая поэзия представлена следующими произведениями:

1. поэтический сборник «ywoty witych…» архиепископа Лазаря Барановича, а также стихотворения, посвященные святым, из его сборника «Lutnia Apollinowa…»;

2. циклы молитвенных эпиграмм «Внець з звзд дванадесять Христовой десници, предтечи святому, з мольб дванадесяти», «Внець верху апостол святому Петрови от звзд дванадесяти молитв к нему в сем слови», «Внець святой Софіи з звзд дванадесять з молитв о седми дарах и талантах пяти» митрополита Варлаама Ясинского;

3. ряд стихотворений Св. Димитрия Туптало (Ростовского) («Внец от дванадесят звзд святой Варвар, от молитв к ней о крайнем доброи смерти дар», «Внец от дванадесят звзд архієрейскій, от дл, чрез них же молим єст пастыр миррейскій», «Внец звзд дванадесят Христовой денницы, Предтечи 364 Славянские литературы святому, з молю дванадцяти», «БОГОСЛОВЕ, умоли Слова воплощенна…», «К Златоусту бренными устнами молюся», «В прозорах древле копіи ношаху…», «ДАНІИЛ преподобный, на столп стоящи…», «С[вятому] м[ученику] Севестіану», «Преподоб[ному] Герасиму» и др.);

3. большинство стихотворений из книги «Алфавит собранный, римами сложенный…» Св. Иоанна Максимовича (Тобольского).

Следует отметить, что авторы агиографических стихотворений использовали разные жанровые модификации: значительные за объемом эпические произведения, где в поэтической форме представлено житие святого («ywoty witych…», «Lutnia Apollinowa…» архиепископа Лазаря Барановича, «Алфавит…» Св. Иоанна Максимовича); эпиграммы, иногда объединенные в циклы, в которых реализуются соотношения понятий «святой/человек» («Lutnia Apollinowa…» архиепископа Лазаря Барановича, произведения митрополита Варлаама Ясинского, Св. Димитрия Туптало, Св. Иоанна Максимовича); объемные эпические стихотворения, в которых мотивы аскетизма, мученичества, чуда, духовного наставничества иллюстрируются определенным примером из жития святого («Алфавит…» Св. Иоанна Максимовича).

Агиографические стихотворения эпохи Барокко не ограничиваются служебным назначением. Поэты-агиографы позволяют себе отойти от традиции, например, предлагая читателю лишь отрывок жития (Св. Иоанн Максимович) или сокращая его содержание до объема эпиграммы (Св. Димитрий Туптало, митрополит Варлаам Ясинский). Поэты стремятся подать в стихотворениях сокращенную версию жития святого. Именно такой принцип позволяет им очертить тип святости каждого персонажа, придать выразительность особенностям его восприятия в барочные времена, определить возможные варианты аскезы с целью напутствия читателей.

Ярким примером отклонения от традиционного агиографического сюжета является стихотворение «Житіє Алексія Человка Божія» св. Иоанна Максимовича, в котором синтезированы разные жанровые формы – собственно житие и тезоименитое приветствие царскому роду. Автор устраняет некоторые эпизоды жития, лишает конкретности хронотоп стихотворения и выводит на первый план образ Алексея, человека Божьего, с определенной целью – приблизить содержание произведения к реальной жизни и подготовить читателя к восприятию второй, панегирической части стихотворения.

Цель житийных стихотворений, как и всей агиографии в целом, – утверждение христианского мироощущения, приведение читателям примеров для подражания. Агиографическая поэзия – одно из тех явлений, в которых ярко реализовано стремление барочных писателей создавать варианты ранее известного. Архиепископ Лазарь Баранович, митрополит Варлаам Ясинский, Св. Иоанн Максимович и Св. Димитрий Туптало трансформируют в барочных формах художественно-эстетическое наследие раннехристианского Востока и Киевской Руси.

Славянские литературы С. И. Иванова (Пермь) Конструирование метафизических объектов в текстах Чеслава Милоша 1. Данная работа посвящена лингвистическим способам конструирования метафизических объектов. С точки зрения онтологии, метафизические объекты есть нефизические, недискретные объекты, представляющие собой сущностные основания бытия, высказывания об онтологическом статусе которых невозможно верифицировать, то есть подвергнуть эмпирической проверке. Таковы, во-первых, универсалии – общие свойства (красота), отношения (к северу от) и классы (роза) предметов, а во-вторых – метафизические конструкты (Бог, душа). Мы можем признавать объективный характер существования метафизических объектов (реализм) или, напротив, отрицать его (номинализм).

Однако неопределенность онтологического статуса указанных объектов не является препятствием для их существования в текстовом (возможном) мире.

Автор текста конструирует метафизические объекты с помощью языковых средств. Таким образом, текстовое бытие подобных объектов обеспечивается «языковыми каркасами» (Карнап 1959).

2. В основание алгоритма, описывающего текстовое конструирование метафизических объектов, нами положена концепция Ю. С. Степанова (Степанов 2007) о трех операциях, приводящих в действие языковую систему: номинации, предикации, локализации. Материалом анализа нам служат тексты Чеслава Милоша (1911–2004) (Czesaw Miosz) – польского поэта, прозаика, эссеиста, переводчика; лауреата Нобелевской премии в области литературы (1980).

3. Прежде всего, объекту необходимо дать имя и тем самым актуализировать объект для человека:

Dusza odrywa si od ciaa i szybuje <...> («Druga pszestrze») (Miosz 2006) В указанном фрагменте имя метафизического объекта – dusza (душа).

В тексте к имени метафизического объекта приписываются предикаты, знаки для обозначения свойств и отношений между элементами мира, и прежде всего, самый широкий по семантике предикат – предикат «существования», фиксирующий сам факт бытия предмета. Предикат «существования» может быть эксплицирован в форме глагола-связки «есть», ср.:

Niemoliwe, eby ludzie tak cierpieli, kiedy Bg jest na niebie i koo mnie. («Wysokie tarasy»), где jest – предикат существования.

Кроме «предиката существования», к имени метафизического объекта в тексте могут быть приписаны и другие предикаты. Например, в тексте «Druga pszestrze»:

Dusza odrywa si od ciaa i szybuje, Pamita, e jest wysoko I jest nisko. («Druga pszestrze») 366 Славянские литературы Здесь к имени dusza приписываются следующие предикаты: odrywa si, szybuje, pamita. Свойства, которыми автор наделяет метафизический объект, придают объекту антропоморфные черты, позволяя «приблизить» метафизическую сущность к человеку.

Локализовать метафизический объект в текстовом мире – значит «поместить» его относительно точек времени / пространства и субъекта речи. Например:

Kiedy biegaem boso w ogrodach nad Niewia Byo tam co, czego wtedy nie prbowaem nazywa:

Wszdzie, midzy pniami lip, na sonocznej stronie gazonu, na ciece wzdu sadu, Przebywaa Obecno, nie wiadomo czyja <...> («Obecno») Универсалия Obecno локализуется в тексте относительно пространственно-временных координат (об этом свидетельствуют используемые грамматические средства: местоимения tam, kiedy) и субъекта речи (об этом свидетельствует наличие глаголов прош. вр. 1 л. ед. ч.: biegaem).

Карнап 1959 – Карнап Р. Значение и необходимость. Исследования по семантике и модальной логике. М., 1959.

Степанов 2007 – Степанов Ю. С. Имена, предикаты, предложения (Семиологическая грамматика). М., 2007.

Miosz 2006 – Тексты цитируются по изданиям: Miosz Cz. Druga przestrze. Krakw: Wydawnictwo Znak, 2002. Miosz Cz. Wiersze osatnie. Krakw: Wydawnictwo Znak, 2006.

Г. Я. Ильина (Москва) Научные задачи «Лексикона южнославянских литератур» В Институте Славяноведения РАН близка к завершению работа над «Лексиконом южнославянских литератур» – первым в отечественной науке справочным изданием по литературам семи, близких этнически и по языку европейских славянских народов – болгар, боснийцев (бошняков), македонцев, сербов, словенцев, хорватов и черногорцев. Нельзя сказать, что их истории литератур были в нашей стране обойдены вниманием. Они освещались в трехтомной «Истории литератур западных и южных славян» (1997–2001), двухтомной «Истории литератур Восточной Европы после Второй мировой войны» (1995– 2001), есть «Очерки «Истории болгарской литературы XIX–XX вв»(1959), «История македонской литературы XX в.» А. Г. Шешкен (2007), на подходе подготовленная Н. Н. Стариковой «Словенская литература» до XX в. Нет отдельных историй сербской, хорватской, боснийско-герцеговинской и черногорской литератур, причем две последние их них до сих пор совсем не освещались в нашей науке. Лексикон в какой-то мере восполняет этот пробел.

Славянские литературы Судьбы перечисленных народов были чрезвычайно переплетены, и вместе с тем, действие весьма разнородных факторов развели их в различные конфессиональные сферы (римско-католическую, восточно-православную, а с XIVв. – исламскую) и государственные образования: на многие века южные славяне оказались включенными в две могущественные империи – Габсбургскую и Османскую, что не могло не сказаться на формировании их национальных литератур, характер их внешних культурных связей и связей между собой. Для всех них борьба за национальное самоопределение, национальный язык и литературу приобретала все большее значение и с XVIII в. в определенные периоды, не теряя противоречивости, становилась одним из объединяющих факторов, особенно для югославян. В возникавших государственных объединениях югославянских народов (3 Югославии) лишь на первых порах верх брали центростремительные тенденции, но вскоре по разным причинам, с новой силой вспыхивали центробежные силы, которые приводили к распаду и монархического и социалистического режимов. С начала 1990-х гг. мы имеем семь независимых южнославянских государств с их естественным стремлением активизировать свое национальное наследие, литературный язык, восстановить национальный писательский корпус. В связи с этим в освещении их литературных историй возник целый ряд новых проблем, потребовалось формирование новых научных подходов в оценке целых периодов, направлений, творчества отдельных писателей.

Pages:     | 1 |   ...   | 68 | 69 || 71 | 72 |   ...   | 81 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.